Илья Колодяжный. Поколение созидателей

В институте «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ осуществлен масштабный интернет-проект под названием «Книга памяти», приуроченный к 70-летию журналистского образования в Петербурге.

Данный проект выполнен кандидатом филологических наук Натальей Анатольевной Павлушкиной (кафедра периодической печати) и размещен на сайте ВШЖиМК (http://jf.spbu.ru/press-dept/5914.html).

Все герои «Книги памяти» (а всего представлен 21 человек) являются активными создателями ленинградской/петербургской журналистской школы. Многие из них участвовали в организации факультета журналистики в 1961 году, гармонично сочетая в своей работе журналистскую практику с теоретическими исследованиями.

Так, первый декан ленинградского факультета журналистики Александр Феодосеевич Бережной оставил после себя несколько десятков книг по истории отечественной журналистики, Борис Аркадьевич Вяземский является одним из авторов популярного доныне «Справочника журналиста», Петр Самуилович Карасев известен своими трудами в области теории публицистики.

Стоит напомнить, что речь идет о военном поколении журналистов: кто-то был фронтовиком, кто-то пережил войну в блокадном Ленинграде. Некоторые воспоминания участников той трагической поры невозможно читать без волнения и восхищения.

Вот что пишет Сергей Васильевич Смирнов, встретивший войну курсантом Качинской Краснознаменной авиационной школы летчиков имени А. Ф. Мясникова: «Школе было поручено охранять железную дорогу Саратов — Сталинград, по которой шла интенсивная переброска наших войск и техники, что вызывало активные действия фашистской авиации, подвергавшей ее обстрелам и бомбежкам. В один из таких налетов — 19 августа 1942 г. — наше звено, уже завершая дежурство и поэтому израсходовав почти весь запас горючего, на высоте около 2 тыс. м. обнаружило несколько приближающихся к железнодорожной станции Палласовка „Юнкерсов-87“. Допустить их к станции было нельзя, но и навязывать им воздушный бой мы были не в состоянии. Набрав высоту, мы спикировали в центр немецкого воздушного клина и разбили его. Удар для немцев был неожиданным, и они стали беспорядочно сбрасывать свои бомбы. В этом скоротечном и отчаянном бою (2 против 18-ти!) мой самолет „И-16“ был расстрелян фактически в упор, пулеметные очереди почти полностью отбили хвостовое оперение. Самолет стал неуправляемым. Просто каким-то чудом удалось посадить его на колхозную бахчу, но он скапотировал. В результате — полгода госпиталей, потеря возможности летать. В качестве техника по вооружению стал обеспечивать боеготовность самолетов-истребителей специального назначения. Они летали на Данциг, Штеттин, Берлин… За участие в боях за взятие столицы фашистского рейха полку было присвоено название „Берлинский“.

Войну Сергей Васильевич закончил лишь осенью 1945 года в городе Тойохара. Возвратился в Ленинград, где в годы блокады погибли его родители и где ему удалось поступить на первый курс только что созданного отделения журналистики филологического факультета.

Не менее драматично сложилась судьба Михаила Николаевича Гуренкова: «Дивизия, где служил Михаил, попала в окружение, возможности пробиться на восток уже не оставалось. Так они все оказались в плену, лишились оружия. Начались дни унижения, позора и голода в Бердичевском лагере. Мысль бежать, чтобы не умереть здесь, появилась в первые дни пленения. А шанс спастись дали сами оккупанты. В довоенные дни Михаилу довелось основательно изучить здешнюю географию, и вместе с ленинградцем Алексеем Паршиным они сказали, что у них родня под Житомиром. Там жили родственники одноклассников Михаила, и уловка сработала. Получив аусвайс, они за 32 дня прошли всю Украину. Но двигались не к Житомиру, а через Белоруссию к Смоленску. Там он расстался с Алексеем и дальше пошел один. Пока, наконец, его — голодного и обмороженного — не встретили русские солдаты. Посадили на попутку. И вскоре Михаил оказался в… Подольском лагере НКВД.

Дальнейшее напоминало страницы романа Константина Симонова, в которых военный журналист Синцов доказывал офицеру из СМЕРШ, что он не предатель и не шпион. С той только разницей, что литературный герой ушел из-под стражи сам. А будущий редактор «Вечернего Ленинграда» день за днем, а, вернее, — ночь за ночью по требованию особиста вызывался на бесконечные допросы. Неожиданно ему сказали, что он свободен.

Далее его путь лежал в Сталинград, где он получил свою первую медаль — «За оборону Сталинграда». Медаль «За боевые заслуги» нашла его в боях на реке Миус. Это была уже Украина, памятная по 41-му году. За освобождение Донбасса Михаила награждают орденом «Красной звезды». И уже в Белоруссии он был награжден орденом «Отечественной войны» второй степени. Армия прошла Литву и с боями вступила в Восточную Пруссию. Много товарищей Михаила полегло в боях за Кенигсберг. Михаила судьба берегла. Здесь его наградили последней боевой медалью. Но домой он вернулся не в 45-м, а годом позже. Руководство части задержало его, поручив написать историю полка. Казалось бы, после этого — прямой путь в журналистику. Но в нее он пришел случайно.

У Михаила после плена не оставалось довоенных документов. Когда Гуренков пытался восстановить их, в руки ему попал обрывок газеты. Там сообщалось, что для демобилизованных военнослужащих на отделении журналистики филологического факультета есть льгота — принимают на учебу без экзаменов. В Военмехе Михаил разыскал свой школьный аттестат. В ЛГУ не скрывал всех деталей своей биографии. После чего его вызвали в райотдел КГБ — проверяли, но чинить препятствий не стали…»

Впоследствии Михаил Николаевич Гуренков стал главным редактором газеты «Вечерний Ленинград», сделав ее самым популярным периодическим изданием в городе.   

…Читая биографии в электронной «Книге памяти», то тут, то там невольно восклицаешь: какие уникальные судьбы, какие мощные личности, полные достоинства, мужества и творческого огня составили это поколение, поколение созидателей, поколение, с которым связана целая эпоха ленинградской-петербургской журналистики!

Хочется выразить надежду, что данный сетевой проект — очень важный и нужный в деле воспитания преемственности будущих журналистов — будет продолжен и в скором времени пополнится новыми славными именами, потому что есть те сотрудники кафедры, о которых пока еще не сказали слова благодарности. Порой очень трудно устанавливать спустя многие годы имена и биографические данные.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s