Анастасия Гришанина. Прогулки по Петербургу: иду и вижу слово…

Мой рабочий день закончен. Выхожу с факультета журналистики на Первую линию. Куда пойти — к станции метро «Василеостровская» или пешком по Благовещенскому мосту? С утра в метро бросился в глаза рекламный текст: «Приходите! Мы не учим работать. Мы учим зарабатывать». Эффектная игра слов. Привлекает внимание. Что дальше?  Эта безобидная фраза для какого-либо неокрепшего ума может стать смыслом жизни и способом ее устройства: «Здорово! Круто! Можно мало работать (или не работать вообще) и много-много зарабатывать!» Как часто мы ищем броские лозунги для того, чтобы нас услышали. И как редко в суете задумываемся о том, как слово наше отзовется…

Подхожу к  Благовещенскому мосту. Любуюсь памятником Доменико Трезини: наверное, хороший был итальянец, раз стал первым архитектором России, приобщился к русской культуре,  был  даже старостой Греческой слободы (Греческая слобода — историческая часть  Санкт-Петербурга в районе набережной Мойки и Миллионной улицы). Российская культура всегда отличалась своей «отзывчивостью», о которой говорил Ф. Достоевский. Средства массовой коммуникации как часть этой культуры создают представление человека о мире, социуме  и о самом себе как личности. В последнее время мы много говорим о кризисе духовности, о «ненужности» этого вида потребностей для  человека. Но так ли это?

         Вопросы духовности в России долгие годы не считались научными, поскольку понятия «душа», «изучение духовного мира человека» были в стороне от науки. Проблема рассматривалась как прикладная. А в начале ХХI века слово снова оказывается в центре внимания крупнейших художников, выдающихся учёных, философов, даже генетиков. Особый интерес проявляется к онтологической глубине слова, его смысловой энергии, его функционированию в духовной сфере. Возникает вопрос: почему окружающий нас мир, чем более внимательны мы к нему, тем более явственно обнаруживает в себе некий текст, символ, который нужно учиться читать и понимать?

Вспомнился роман Л. Н. Толстого «Анна Каренина» с трактовкой и идеологической подоплёкой литературных критиков советского прошлого об изображении загнивающего капиталистического общества. При всем этом невозможно не прочитать у Толстого об ожидании весны великим постом, о ранней Пасхе и о чувстве обновления и радости, которое приносил этот праздник россиянам: «Пасха была на снегу. Потом вдруг, на второй день святой, понесло теплым ветром, надвинулись тучи и три дня лил бурный и теплый дождь… надвинулся густой серый туман, как бы скрывая тайны совершавшихся в природе перемен… и на саму Красную горку, с вечера, разорвался туман, тучи разбежались барашками, прояснело, и открылась настоящая весна…»

         Погрузившись в размышления о Трезини и Толстом, дохожу до Крюкова канала. Вот и Никольский Богоявленский собор. Близлежащие улицы называли районом Коломна. Есть историческая версия, что в 1730-х годах Трезини проводил через болотистый лес прямые просеки и называл их «колоннами» (сейчас эти просеки — улицы Декабристов, Союза Печатников). Эти «колонны» якобы и переросли в название местности — Коломна. Кто знает…

         Это все в прошлом? Пространство меняется вместе с человеком. Смысл жизни и духовность личности многие века были предметом размышлений отечественных ученых, писателей, религиозных деятелей. Духовное бытие — это процесс постоянного духовного развития, процесс формирования духовных потребностей и процесс их удовлетворения. В ходе этого развития человек обнаруживает наиболее близкие ему ценности общества — добро, красоту, истину — и приобретает представления о нравственных принципах и правилах.

Пространство Петербурга хранит все то, что создали его жители. От Никольского собора совсем недалеко набережная Фонтанки. На доме № 131 — мемориальная доска: «Здесь жил и работал композитор В. П. Соловьев-Седой».  И я подумала: музыка — тоже слово. В двадцатом веке все читали, пели песни во время застолья. Современные средства коммуникации реже, чем в прошлом веке, используют возможности слова — сегодня есть много других способов выразить мысль: телекадр и фотоснимок, графика и коллаж, иллюстрации, цифры и таблицы, цвет и форма, размер и объём, тональность сообщения, созданная техническими средствами. В сетевом пространстве — репосты, лайки, смс-сообщения без слов и «рожицы» смайликов заменяют нам не только слова, но целые предложения, а иногда уже и абзацы. Мы стали меньше читать и еще меньше писать, однако при всем этом — парадокс: значение слова в текстопостроении возрастает. Оно приобретает новые возможности.

         По одному из развлекательных каналов телевидения прошла серия довольно интересных познавательных передач. Молодая семья с маленьким ребенком садится в свою машину, запасается продуктами, дорожными картами, информацией о пунктах назначения и едет в путешествие по России. Идея проекта — и в сложные кризисные времена можно путешествовать, при этом изучить свой край, посмотреть по-новому на свою страну, открыть для себя  родные места (по принципу — «удивительное — рядом»). Семья едет из Петербурга в Москву, заезжает на Новгородчине в Валдайский Иверский монастырь. Участница путешествия молодая красивая женщина на фоне прекрасной природы, рассказывая об удивительных исторических событиях, которые происходили в этих краях, соблюдает православные традиции и на территории монастыря прикрывает короткие шорты длинной несуразной юбкой, а на голову водружает подобие платка. И здесь же звучит текст: «Посмотрите на меня! Почему всегда на Руси к женщине относились подобным образом! Зачем эти правила?» Одной этой словесной фразой «перечёркивается» вся духовно-просветительная канва передачи с ее замечательными съёмками и хорошей режиссурой… Любое составление текста начинается с подбора слов.

         Однако подхожу к Фонтанке, 59. Дом прессы. Продолжаю наблюдения за словом. Один из многочисленных рекламно-развлекательных журналов публикует рекламу медицинских услуг: «Аборты в день обращения. Выведение из запоев. Приворот». Кто-то скажет: жёсткий язык бизнеса (то есть рекламы) не сочетается со словами о вечных ценностях — добре, красоте, истине — и не может быть размещен на одной странице или даже в одном издании с текстами духовно-нравственного содержания. Снова и снова вспоминается персонаж Михаила Булгакова, профессор Преображенский: «Не читайте вы советских газет перед обедом!». К счастью, есть и иное наблюдение, его подсказало здание на противоположной стороне Фонтанки, ближе к порту; это рекламный текст на сайте Университетской клиника СПбГУ (ФГБУ «СПМЦ» Минздрава России): «В нашем отделении не занимаются прерыванием беременности. Наша цель – восстановление и сохранение репродуктивного здоровья и повышение качества жизни женщин». Одна и та же тема, одна и та же цель — здоровье женщины. Но какой разный подход к вопросу и, следовательно,  обращение со словом!

         Слово, наверное, призвано исполнять великую функцию освоения, высветления, выявления того, что прежде было неведомым, тёмным. В сложных жизненных ситуациях, в которых оказывается читатель современной периодики,  прочитанный им добротный материал восстанавливает внутреннее единство человеческой души. Традиции словоцентризма в русской публицистике сохраняются, своеобразно преломляясь в новое и новейшее время.

         Пересекаю Фонтанку, направляюсь к метро по улице Ломоносова. Подхожу к собору Владимирской иконы Божией матери. В 1828 году во Владимирской церкви отпевали Арину Родионовну, няню А. С. Пушкина. Прихожанином храма в последние годы жизни был Ф. М. Достоевский, и в настоящее время здесь ежегодно совершается панихида памяти писателя. Двухэтажный храм, где всем есть место для раздумий. Отдохнуть от городской суеты. Вспомнить Пушкина, Достоевского, порадоваться, что станцию метро назвали его именем.

         Колоссальный поток информации, который обрушивается на современного человека, может быть усвоен только в положительной, не агрессивной культурной среде. Хочется сделать попытку ответить на вопрос: что же делать? Что вообще смотреть, слушать, читать, если мы живём в ежедневно меняющемся социуме? Некоторые советы можно почерпнуть у психологов. Главный воспитатель, главный психолог и главный советчик в этом выборе — семья. Слово рождается в семье. Личный пример мамы и папы для ребенка, семейные просмотры телевизионных передач вместе с бабушкой и дедушкой с непременным обсуждением — почему это интересно или неинтересно. Второе — не забывать классику, во всех её современных проявлениях (и новейших телесериалах на основе классических произведений тоже). Так или иначе, стилистика хорошего текста отложится в подсознании. Третье —  не стараться подражать более старшему или младшему поколению, оставаться самим собой. Невозможно пожилому человеку говорить искренне на молодёжном сленге, а школьнику в стиле прапрабабушки «чего изволите?» Нет смысла требовать от своих близких того, что они не в состоянии сделать. Это порождает новую волну агрессии.

         Для человека реального достаточно трудной представляется задача  выживания в перевернутой шкале ценностей, которую зачастую позиционируют средства массовой информации, или, по крайней мере, транслируют ее. Журналистика прошлого, как и литература, была частью шкалы ценностей, иногда художественно оформленной, выразительной и зримой. Что же делать современному человеку? Осознавать себя в мире преобразований. Иоанн Златоуст  предостерегал от чрезмерного осуждения себя после греховных падений, так как само осуждение может служить причиной уныния, печали и отчаяния. В этом смысле у современного слова много полезных и важных задач.  Духовность нельзя тренировать и накачивать, как мышцы. Однако её можно прививать с каждой строчкой, с отбором чтения и просмотра, с соотнесением прочитанного с текстом первых книг,  прослушиванием духовной музыки.

         Современная медийная реальность вносит свои изменения в  изображение личности. Как соучастник исторических событий и член социума, личность характеризуется определённой глубиной осознания и переживания исторического процесса. Иначе говоря — личность не может быть личностью вне переживаний.  Переживания — это работа над собой, а не отдых в режиме просмотра сериала. Современный зритель начинает это понимать, выбирая иные форматы средств массовой информации (познавательные каналы, духовная литература и др.).

         Мы познаём мир постоянно. В любом возрасте и в различных ситуациях. Причём наша картина мира постоянно уточняется, дополняется, изменяется. Средства массовой информации вносят свою лепту в вопросы дополнения и уточнения. В газетных киосках, например, рядом лежат журналы о ценности семейного счастья и многообразии сексуальных отношений, свободного выбора мужчины и женщины. Выбирай! Меняется человек, меняется и представление о нём. Бывает и наоборот: представление о человеке другого человека или общества заставляет его измениться.

         Пора домой. Спускаюсь в метро на станции «Владимирская». Что бы почитать в дороге? Подхожу к газетному киоску: журналы «Биография», «Караван историй», «Фома», «Вокруг света». Наблюдение над словом продолжается…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s