Сергей Емельянов. Культурная и некультурная политика

«Если цель искусства – не даровать человеку надежду, то для чего оно вообще?» – сказал кто-то из славных и великих. Искусство царит над всей культурой, требует бескорыстных денежных  вложений и не измеряется процентами годового прироста ВВП, наградными листами или пометками о взысканиях. Благодаря  искусству человек обрел способность жить не только  материально-практической, но и идеальной жизнью в сфере «чистого духа». Красота жизни есть предпосылка её справедливости. Эстетическая и политическая мысль порою сходятся очень близко: хотя культура старше политики, но директивным образом зависит от нее.

              В 1991 году от Рождества   Христова на Святой Руси завязалось «второе издание» либерализма. Согласно широко распространенной (вернее – усердно распространяемой) точке зрения, Россия на грани тысячелетий в очередном приступе европеизации с неимоверной надсадой всех сил одолевает изъяны тоталитарного прошлого. Едва ли это так! Данное социально-политическое движение очень многомерно и  с большим трудом поддается рациональному и публицистическому осмыслению.

     Жизнь – это не только быт, но и роман. Уместно вспомнить профессионального сострадателя Ф. М. Достоевского и легенду о Великом Инквизиторе из «Братьев Карамазовых». В  данном судьбоносно-трагическом  произведении под Великим Инквизитором выведены Запад, атлантизм и рациональная цивилизация, заточенная на оптимизацию «функции полезности» при полном безразличии к национальному и духовному.

         Все  правительства «переходной» эпохи  с  подмигивающими игровыми автоматами  оказались временными. Всенародно избранный Верховный Главнообещающий и 40-градусный  гарант  № 2  Конституции Б. Н. Ельцин из всех видов прекрасного предпочитал застольные песни и игру на деревянных ложках. О нем и его художествах можно сказать, наверное, стихами трагически погибшего поэта-барда Игоря Талькова: «Господин президент, назревает инцидент  / Мы устали от вранья, в небе  – тучи воронья».

            Люди, привыкшие поступать логично в трудных ситуациях, как, впрочем и родители наших неудачных реформ, исходили из постулата, что построение рыночной экономики – это процесс, происходящий примерно одинаково во всех краях и на всех континентах планеты Земля. А посему надо всего лишь наложить на нашу или эту (нужное подчеркнуть) страну «рыночную матрицу» – и дальше все пойдет само собой и «уже через 500 дней начнутся улучшения».

        Архитекторы, прорабы и вольные каменщики перестройки по всем позициям получили результат, не совпадающий с «целевой функцией». Невидимая рука позднего Адама Смита не разбрасывала миллионы алых роз, а совместно с чиновными дланями активно шарила в карманах «дорогих россиян». Цены росли, как чужие дети.  Новая эго- власть изорвала глубоко укорененный в истории и культуре негласный контракт с обществом. Переходный период и диванные поиски духовности обрели перманентные  черты. Нельзя сказать, что больной, несмотря на лечение, выздоравливает.

Одна из базовых ценностей классического либерализма состоит в признании за человеческим индивидуумом права и способности распоряжаться своей свободой в том случае, если он располагает собственностью. Обладающий избирательной памятью российский либерализм подзабыл об этом  – думается, не случайно.

        Ветер беззастенчивого рынка крутит безыдейной и наматываемой на зеленоглазый доллар страной.  Иноземельная культура и финансовая кислота  разъедают денежно-неадекватные души. Слезинки младенцев продаются стаканами, вырубаются последние вишневые сады и сдаются в ломбард гробы российской истории. Из-за ушей «птицефабрики» звезд и рекламы торчат американские ракеты. Россия-Сфинкс молчаливо повторяет страсти Иисуса Христа.

             Интеллигенция дружно бросилась в архивы КГБ за доказательствами своих страданий от тоталитарного режима. Данная аморфная социальная группа впала в «смущение духа» и рассыпалась на отдельные элементы с различной  будущностью. В целом различимо: интеллигенция превращается в «офисный планктон» с соответствующей системой ценностей. Никого не заботят глубокие причины и дальние последствия, никто не соотносит корни и кроны. Лишь трагедийный лагерный прозаик  А. И. Солженицын призывал к признанию русскими и евреями своей доли греха, а генерал А. М. Макашов, Бог весть каким ветром занесенный в публицистику, наивно оправдывал юдофобию ссылками на литературных классиков. Хотя в большой литературе можно, при желании, отыскать оценки на любой вкус.

        И еще. В отличие от заокеанских бизнес-легенд, глыбы российского предпринимательства не обретали первоначального денежного состояния честной чисткой ботинок или продажей газет в вагонах поездов. Ни один отечественный олигарх не реализовал свою макромечту без чуткой помощи государства. На протяжении всей новейшей российской истории власть порождала собственность. Пионеров-олигархов неудержимо тянуло к членам КПСС. Источник сегодняшнего финансового капитала – либо бывшее «тело» СССР, либо «комсомольский актив».

          Все получилось «как всегда» (в отдельных случаях – «самым остроумным способом»). В веселой, но бессмысленной жизни «сверхволевой» индивидуум скоропостижно становился «человеком с рублем». По удивительному совпадению одновременно  начал ощущаться недостаток средств на науку, культуру, образование и здравоохранение. А как же иначе? Ведь заговорщики-олигархи считают Россию  частью  своего портфеля активов.              

Чертог потребительского общества с приоритетом обогатительных процессов  не мобилизуем.  Молодые звезды олигархической бюрократии, страшно далекие от народа, учиняли друг перед другом великосветские круизы, помпезные юбилеи и фестивали. Разного рода акции и «ток-чмок-шоу» превращали культуру в микроорганизм. Да и коммерческая цензура отнюдь не запрещает высокое искусство – она просто не допускает появления того, что можно было бы запретить. Устраняется не произведение, а сами условия для его рождения.

       Телевидение как сверхоружие по обработке программируемой массы красочно демонстрирует различные оттенки «голубого». Новая Муза в мерцающих колбах становится великим продолжателем всех искусств. «Обсериаленная» психика не реагирует на сигналы из живого социального пространства и психологически не способна к бунту. Генеральный директор «Первого канала» Константин Эрнст со знанием дела утверждает: «Телевидение – это общественная столовая… Мы работаем в сфере обслуживания».

         PR «ходят вместе» с рекламой и ставят своей целью «приворожить» клиента, подвигнуть его на желаемый тип электорального поведения или поступок, представив свой товар (памперсы или, допустим, будущего Президента) в самом привлекательном свете. Реклама продуцирует не ложь, а иллюзию, создавая условия для обмана и самообмана массового потребителя. Это – отточенное мастерство соблазна. Переехавший – телесно! – на Запад Н. А. Бердяев отмечал, что «зло коварно, потому что оно бывает привлекательно».

          Конечно, можно купить  «быстросуп» с  шаманской экзотикой. Зато культура как «оправдание народа перед Богом» (Д. С. Лихачев)  за быстрые деньги не приобретается. В искривленном пространстве значимо и трудно подниматься по эскалатору, работающему на спуск. Флажок на исторических часах вот-вот упадет, и мобилизационные ресурсы всех Великих Побед растворятся в реке времен.

       Для «отвердения» своего рейтинга отозванный из Дрездена президент-разведчик поклонился советской тени и иногда использовал понятия «национальные интересы» и «будущее страны», а в 2000-м году сказал: «Она (подводная лодка) утонула» и вызвал новые всплески надежд. РФ с протестными криками почти уговорила саму себя, что возрождается как великая военно-политическая сила. Но при этом, увы, выяснилось: искусство и образование – не самая ликвидная часть Родины-товара. Только великие политики и тираны признают магическую силу искусства

       В «программе Путина» и в остальных «текстах власти» фактически обосновывается отказ от поиска смысла и достижения полноты бытия. Идея партии «Единой России» является знаком, лишенным содержания. Человеку навязывается разрушающий личность имитационный способ существования. Для современного государства какая-либо идеология не просто не нужна, но и до чрезвычайности вредна. А без оперативных лозунгов не обойтись: ведь все обещания выполнять необязательно, но зажечь народ хоть на что-нибудь крайне необходимо.

                 В переживаемое время политика как разводка окружения и вершина шоу-бизнеса сдвигается преимущественно к сеансу массового гипноза и игре аффектами. Она становится точкой приложения игрового комбинирующего интеллекта,  превращаясь в выгодный вид коммерции. Результатом становится консенсус и «распиливание» материальных ресурсов. Современный «правильный» политик, имеющий «опыт работы в бизнесе», является носителем наперсточной логики и всегда готов сменить ориентацию. Он склонен утверждать и повторять, что былое утопическое напряжение трансформировалось сегодня в полубессознательное повиновение реальности.

       Секрет Полишинеля состоит в том, что процветание обычно сопутствует тому социуму, чьи правители, формируя стратегию развития, отдают приоритет интеллектуальным и ментальным ценностям. Железный канцлер Германии Отто фон Бисмарк резюмировал: «Войны выигрывает и проигрывает школьный учитель». Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль подмечал: «Школьным учителям принадлежит власть, о которой премьер-министр может только мечтать». Можно вспомнить и слова видного мыслителя эпохи Возрождения Эразма Роттердамского: «Величайшая надежда нации заключается в достойном воспитании юношества».

            Следует признать правоту этих выдающихся политиков и философов, ибо именно школа как «генетическая матрица» культуры закладывает основы мировоззренческого эталона, определяющего интеллект, нравственность и тип психики. Из  объективных и субъективных оплошностей системы образования могут истекать трагические и печальные последствия. Социально значимая грань состоит в том, что ученье  – это свет и для процветания самого государства. Образованность наряду с долголетием и уровнем жизни является основным измерением индекса человеческого развития (human development index).

       Да, самое глубокое представление о смысле жизни создается не в университетах, однако образование необязательно должно бросаться под поезд примитивных тестовых систем. Оно созидает воздух и среду, которые расширяют сознание и собирают Образ отдельного индивида и человечества в целом. С изобретением алфавита, письменности и книгопечатания каждый человек получил доступ к телу знания и обрел силу в глазах Бога.

         В ежегодном докладе Организации Объединенных Наций за 2004 год российское образование занимало все еще достойное 15 место. Однако всего за четыре года усиленного «реформирования»,  в 2008 году, оно так и не обогнало советскую  систему образования  и откатилось уже на 54 место.

            Критика настоящего и ностальгические экскурсы не должны подменять поиск путей развития.  Основанные на вечных эстетических  и нравственных ценностях идеи и духовно-оздоравливающие проекты преобразуют Облик Будущего. На проблемном проектном поле  смысловых новаций зреют зерна острых противоречий между реальной картиной и идеальными нормами.

         Только художественная инсталляция идей и понятий заслуживает внимания. Искусство есть обретающее элегантную форму требование невозможного. Не оформительство и писсуар Марселя Дюшана в галерее, а идейно-творческие потенции  умножают качество личного времени и возвышают  над ползучей «философией успеха».

         Культура с салонами красоты, истины и добра есть позитивная «мягкая сила», включающая искусство, образование и науку, а также интеллект и компетентность элитарной политической воли. В глобальной жизненной пьесе одну из заглавных социально-проектных ролей играет философская публицистика с выверенными арготизмами, затрагивающая проблемы вневременной актуальности.

         История добывает для юности разум стариков (Диодор Сицилийский) и являет, что будущее определяется наличием якобы ни с чем не связанного духовного движения. За очень сжатый временной интервал на российской культурно-политической клумбе должны заколоситься притягательные собирающие смыслы, созвучные «длинной» исторической памяти.

                                      

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s