Борис Мисонжников. Адмирал Макаров и дядя Серёжа, или Неизвестный портрет великого флотоводца

С рождения и практически до службы в армии я проживал с семьёй в большой комнате коммунальной квартиры в знаменитом «Доме трёх Бенуа». Правда, непостоянно: семья во главе с папой, кадровым офицером военно-воздушных сил, то и дело отправлялась к месту его службы в какой-нибудь дальний гарнизон, оставляя в коммунальной квартире дедушку и бабушку. Если посмотреть на фотографию дома с Кронверкской улицы (хороший снимок  нашего двора-курдонёра представила «Википедия»), то на третьем этаже эркера отчетливо видно одно из трёх окон нашей комнаты. Много времени я провёл на его широком подоконнике — читая, делая уроки или просто глядя на прохожих и расположенный напротив Матвеевский сад. Почти все вещи в комнате были дедушкины и бабушкины — еще дореволюционные: шкафы, стол, кресла, кабинетный рояль, за ширмой — две металлические кровати с латунными шарами. Несколько картин в золочёных рамах. С детства особенно привлекали меня акварельный портрет морского адмирала, с бородой, строго указывающего перстом, и написанная маслом миниатюра, на которой был изображён дымящий трубой пароход и рамкой для которой служил многократно уменьшенный макет спасательного круга с надписью «Ермак». Эти работы я любил рассматривать подолгу.

Когда я оставался дома с бабушкой, Марией Ивановной Ярцевой, урождённой Савиновой, любил слушать её рассказы о прошлом. Она особенно часто вспоминала  своего брата Серёжу. Другой её брат — Саня, полковник в отставке, тогда был ещё жив, и я его очень хорошо знал и любил — за доброту, весёлый нрав и светлую духовную щедрость, а вот Серёжа ушёл из жизни довольно молодым, ещё в двадцатые годы. На основе  рассказов бабушки и фотографий из старинных альбомов я могу в самых общих чертах воссоздать образ этого человека.

Сергей Иванович Савинов с детства был отдан в кадетское училище, а потом поступил в речное училище города Рыбинска, кстати сказать, одно из самых известных в стране. После его окончания дядя Серёжа, на тот момент совсем ещё молодой человек,  учился в Санкт-Петербургском соединенном училище дальнего плавания и судовых механиков (ныне это — знаменитая «Макаровка», или Государственный университет морского и речного флота имени адмирала С. О. Макарова), о чем свидетельствует форма курсанта, прежде всего погоны. Он имел блестящее образование: кроме профессии моряка, многое знал и умел — свободно говорил на нескольких европейских языках (а немецкий был его вторым родным языком, поскольку его мама, моя прабабушка, была настоящей немкой с острова Эзель, теперь — Сааремаа), прекрасно пел, играл на рояле, был большой театрал, имел отличную библиотеку, часть которой я унаследовал. А ещё он хорошо рисовал, но в семье сохранился только один его рисунок — именно вот этот акварельный портрет морского адмирала с бородой. Бабушка говорила, что дядя Серёжа был «воспитанником адмирала Макарова». Подробности меня, увы, тогда совсем не интересовали, и я не удосужился расспросить о том, что она имела в виду. Дескать, мало ли их там было всяких адмиралов да генералов…  Теперь об этом очень жалею, но все мы крепки задним умом!

Став морским офицером, дядя Серёжа плавал ни больше ни меньше а помощником капитана ледокола «Ермак» — этим и объясняется появление миниатюры с дымящим пароходом в спасательном круге.

Судьба Сергея Ивановича Савинова была трагической. На Севере, в одном из морских походов на ледоколе, как рассказывала бабушка, он простудился, и болезнь оказалась затяжной, перешла в одну из форм туберкулёза. Дяде Серёже пришлось оставить службу на «Ермаке» — в Арктике он служить с таким заболеванием не мог. Было уже советское время. Его, как образованного человека, прекрасного профессионала, свободно владеющего также и английским языком, привлекли к работе в знаменитой Центросоюза миссии в Англии. В исторической  литературе об этом сообщается следующее: «В апреле — мае 1920 года Центросоюза миссия заключила ряд контрактов с различными иностранными фирмами на поставку товаров в Советскую Россию, с последующей их оплатой золотом, что нанесло сильнейший удар не только по товарной, но и по золотой блокаде, которой подвергалась Советская Россия. 27. V. 1920 года Центросоюза миссия во главе с Л. Б. Красиным прибыла в Лондон. 31. V. состоялась первая беседа Л. Б. Красина с Ллойд-Джорджем в присутствии Керзона и ряда других членов правительства. Кроме того, имело место много неофициальных встреч Центросоюза миссии с представителями британского правительства». Не знаю, присутствовал ли дядя Серёжа на встрече Красина с Ллойд-Джорджем и Керзоном, переводил ли он на этой встрече, но, думаю, в любом случае фигура интеллигентного, воспитанного и по-своему утонченного моряка сыграла положительную роль в ходе встреч и переговоров.

После поездки в Англию дядя Серёжа продолжил службу, но уже на юге страны — он командовал катером пограничной службы военно-морской базы Севастополя. Ситуацию воспроизводят слова из научного исследования: «К лету 1922 г. обстановка на границе изменилась. Враждебные действия против Советской России главным образом перешли к шпионажу, диверсиям мелкими группами, активной контрабанде. Для ведения борьбы в этих условиях нужны были войска со специальной подготовкой. Уже 10 мая 1922 г. на совещании Полномочного представительства и Управления войск ГПУ было принято решение о „возбуждении ходатайства о создании Отдельного корпуса пограничной стражи (ОПК), комплектование которого провести путем мобилизации старых пограничников“ [2, с. 196]. Ходатайство ГПУ было признано целесообразным, и постановлением Совета Труда и Обороны от 27 сентября 1922 г. охрана „сухопутной и морской границ РСФСР во всех отношениях“ передавалась в ведение ГПУ, для чего создавался Отдельный пограничный корпус войск ГПУ. Приказом ГПУ № 425 от 13 октября 1922 г. было утверждено „Положение об организации Отдельного пограничного корпуса войск ГПУ“, которым, в частности, предусматривалось создание в составе корпуса речных и морских пограничных флотилий. 24 октября 1922 г. помощник Главкома по морским делам подписал приказ о передаче ГПУ судов Финско-Ладожского, Чудского, Черноморского, Каспийского и Северного отрядов судов охраны границы [3, с. 120]. Приказом войск ГПУ № 587/4 от 11 декабря 1922 г. для охраны морских границ предусматривалось создание четырех отрядов судов пограничной охраны (в Белом, Черном, Каспийском морях и Финском заливе) и двух флотилий (Псковско-Чудской и Амурской). Начальники отрядов судов и флотилий в оперативном отношении подчинялись соответствующим полномочным представителям ГПУ и начальникам контрразведывательных отделов соответствующих погранокругов [4, с. 150]… Черноморская флотилия с Одесским, Севастопольским, Новороссийским и Батумским отрядами в 1923 году имела: сторожевые суда „Ястреб“, „Светлана“, катера „Оля“, „Летучий“, „Лихой“, „Дельный“, „Жаркий“, „Живучий“, „Завидный“, „Пронзительный“, „Прочный“, „Прыткий“, „Пылкий“, „Урицкий“, СК-13, „Тифлис“ и „Батум“, мотофелюги „Алла Эмонет“, „Аслан“, „Валюта“» (Сутормин В. А. Развитие системы морской пограничной охраны ОГПУ в 1922–1932 гг. URL: http://teoria-practica.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/2011/7/istoriya/sutormin.pdf).

Одним из таких судов и командовал дядя Серёжа. Но недолго. Болезнь не отступила, и он ушёл из жизни довольно молодым. Хоронить сына в Севастополь отправился его отец и мой прадед Иван Васильевич Савинов. Так уж получилось, что могилу дяди Серёжи мы не посещали: по семье тяжёлым стальным катком прошла война, и трудно сказать, сохранилась ли могила талантливого моряка и «воспитанника адмирала Макарова». Незадолго до своей кончины он женился, но, по словам бабушки, как-то неудачно. Детей у него не было. Осталась только память да портрет адмирала, который я здесь публикую. Акварель сделана, может быть, с натуры, хорошо прорисованы детали фуражки и погоны. Я нашел фотографию Степана Осиповича Макарова,  представленного в профиль и смотрящего именно влево, как и на рисунке. Сходство убедительное, нет никаких сомнений, что это именно адмирал Макаров. Его акварельный портрет в исполнении русского моряка Сергея Ивановича Савинова здесь публикуется впервые.

На фото:

  1. Сергей Иванович Савинов, курсант Санкт-Петербургского соединенного училища дальнего плавания и судовых механиков.
  2. AlexFurich – известное фотоателье в Таллине в начале прошлого века. Именно здесь С. И. Савинов сфотографировался. Видимо, он уже не плавал на ледоколе «Ермак».
  3. А это миниатюра маслом, на которой изображён знаменитый ледокол.
  4. Фотография адмирала С. О. Макарова.
  5. Акварельный портрет адмирала С. О. Макарова, выполненный его «воспитанником» С. И. Савиновым.

С7САВИНОВ-УЧИЛИЩЕ-ДАЛЬН-ПЛАВ-

С.САВИНОВ_ТАЛЛИН_

ЕРМАК_МАСЛО

d0b0d0b4d0bcd0b8d180d0b0d0bb_d0bcd0b0d0bad0b0d180d0bed0b2_d184d0bed182d0be.jpg

d0bcd0b0d0bad0b0d180d0bed0b2_d0b0d0bad0b2d0b0d180d0b5d0bbd18c.jpg

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s