Татьяна Минникова. В память доблести и полонного страдания советских воинов

        28 мая 2018 года в посёлке Ульяновка Тосненского района состоялось знаменательное событие: на месте бывшего пересыльного лагеря для советских военнопленных «Дулаг – 134» был установлен памятный знак.

В связи с этим необходимо представить небывалый масштаб той трагедии, которая произошла на территории, оккупированной фашистами во время Великой Отечественной войны.

30 марта 1941 года на совещании высшего генералитета вермахта Адольф Гитлер заявил, что «война на Востоке будет резко отличаться от войны на Западе: это будет война на уничтожение, истребительная война в прямом смысле этого слова». Такая концепция проистекала из расовой теории фюрера. Согласно нацисткой доктрине, почти все население СССР – это «унтерменшен» (недочеловеки), зараженные иудобольшевизмом варвары, которые представляют страшную угрозу европейской цивилизации.

Конечно, уничтожить всех жителей Советского Союза было физически невозможно. По плану «Ост» на европейской части нашей страны предполагалось оставить не более тридцати миллионов человек: для обслуживания заселивших эти территории немцев. Ну а остальных – выселить за Урал, в специальные резервации. Трудно предположить, сколько людей погибло бы при реализации этого плана.

Позиция немецкого командования по отношению к советским военнопленным базировалась на плане «Ост». Существовал ряд документов, возводивших необходимость уничтожения советских граждан, включая военнопленных, в ранг государственной политики. Командиры всех уровней подталкивали своих подчинённых к противоправным действиям. Надругательство над жизнью и здоровьем советских солдат в лагерях являлось нормой. Повсеместно применялась практика расстрелов. И касалось это отнюдь не только политработников и евреев. Уничтоженным мог оказаться каждый «подозрительный» пленный.

Кроме того, пленные, по мысли немцев, не должны были даром есть свой хлеб: они обязаны были трудиться на пользу вермахта и Германии. Истощённые, замерзавшие, постоянно находящиеся в неблагоприятных бытовых условиях пленники быстро теряли силы и погибали. Особенно страшен в лагерях был голод. Вот красноречивый факт: для советских военнопленных установили следующие нормы питания: 600 граммов хлеба и 400 граммов мяса на человека в месяц.

Cогласно исследованиям, за годы Великой Отечественной войны в плен попали 5,7 миллиона солдат и офицеров Красной Армии, из которых 3,3 миллиона – 60 процентов – погибли или умерли. Для сравнения: лишь два процента попавших в плен американцев не дожили до завершения войны!

Следует подчеркнуть, что основная часть красноармейцев была именно захвачена в плен. Но надо также честно сказать: в те страшные дни некоторые солдаты и офицеры не верили в возможность победы над врагом и сдавались в надежде сохранить себе жизнь. Тем более что фашисты обещали «добровольцам» хорошее обращение. На позиции советских войск постоянно сбрасывались листовки: «Бойцы! Командиры! Решайте: хотите вы умереть или жить? У нас вы будете жить». В действительности же с перебежчиками немцы тоже обходились по-зверски…

Ссылки на большое количество пленных по причине того, что СССР не подписал в 1929 году Женевскую конвенцию, представляются неубедительными. В основе подхода к советским военнопленным лежали идеологические установки. Кроме того, в Женевской конвенции был очень важный пункт: «Если на случай войны одна из воюющих сторон окажется не участвующей в конвенции, тем не менее, положения таковой остаются обязательными для всех воюющих, конвенцию подписавших». То есть подписавшая конвенцию Германия обязана была обращаться с советскими военнопленными в соответствии с международным правом!

Отдельные попытки наладить отношения с населением оккупированных территорий, правда, предпринимались. Распускались колхозы, возобновлялись службы в храмах, разрешалось частное предпринимательство. Более того, было открыто даже несколько образцово-показательных лагерей для военнопленных, чтобы улучшить в мире имидж фашисткой Германии.

Но батюшки в храмах обычно выступали в роли осведомителей полиции, население душили налогами, а в случае малейшего сопротивления или даже несогласия следовали карательные меры.

В основе этого лежали все те же идеологические установки, которые тогда прочно сидели в головах и душах значительной части немцев. Убежденность в том, что они – нация господ, а славяне – нация рабов. А евреи – это вообще не люди.

И вот мы отдаем дань благодарности тем, кто пережил то поистине страшное время! Лагерь для советских военнопленных «Дулаг – 134», как и все лагеря подобного типа, располагался недалеко от железной дороги (в данном случае – около железнодорожной станции Саблино). Функционировал он с 1941 по 1943 год. Территория лагеря была окутана колючей проволокой в три ряда, по углам располагались вышки. Обстановка в лагере была тяжёлой. Пленные получали очень скудный паёк (баланда из гнилых овощей), а в первые недели содержания их вообще не кормили – люди держались лишь за счёт того, что приносили местные жители. В результате на территории лагеря была съедена вся трава, вся кора и листва с деревьев, лягушки, крысы и мыши. Наблюдались даже случаи каннибализма. Истощённых и изнурённых людей привлекали к погрузочно-разгрузочным работам на железной дороге, а также на строительство автомобильной дороги в сторону Московского шоссе. Это называлось «умерщвление через труд».

Военнопленные почти круглосуточно находились на открытом воздухе, нормальные бытовые условия отсутствовали. Они были оборваны и завшивлены. В результате очень скоро началась эпидемия тифа. Умирало до десятка человек ежедневно. Трупы складывали штабелями, а затем на тележке увозились в дальний конец лагеря и сваливали в большую яму. Землёй же их присыпали уже местные жители.

Сколько конкретно погибло здесь военнопленных, сказать трудно, так как лагерные  документы не сохранились. Опираться приходилось на рассказы очевидцев тех страшных событий. Это позволило более или менее точно определить размеры лагеря, установить место лагерной комендатуры. Она располагалась в доме Елизаровых (там, где бывал В.И. Ленин). Вот почему памятный знак решено было установить именно здесь (Ульяновское шоссе, д. 20).

На митинге присутствовали школьники и жители окрестных улиц. Для многих история данного места оказалась неожиданной. На митинге также присутствовали руководители Ульяновского городского поселения. Было сказано много тёплых слов в адрес тех, кто деньгами и личным участием помогал в создании монумента. Общим же для всех присутствующих было понимание того, что без памяти о прошлом, какое бы горькое оно ни было, нет  будущего, ведь каждый народ силён доблестью своих героев и кровью своих мучеников. А полонное страдание советских веннопленных, которые в своём подавляющем большинстве не отказались от присяги Родине, как раз и явилось олицетворением подвига страстотерпничества. Здесь же прошло и отпевание всех, кто находился в лагере и принял мученическую смерть. Затем присутствующие возложили к обелиску цветы.

Долгие годы упоминать о существовании военнопленных в СССР было не принято. Считалось, что это дискредитирует Великую Победу, так как свидетельствует об очень высокой цене заплаченной народом за её осуществление и, кроме того, бросает тень на руководство страны. В такой обстановке требовалось большое гражданское мужество, чтобы вопреки идеологическому давлению хранить память о трагедии плена. В Саблино «оборону» держала скромная учительница Ульяновской средней школы №1 Мария Сергеевна Дмитриева. Это она, будучи двенадцатилетним  подростком, помогала, как могла, пленным, делилась едой и одеждой. И всю жизнь она помнила их слова: «Доченька! Внученька! Принеси что-нибудь поесть!» 20 января 2018 года она ушла из жизни, не дождавшись, к сожалению, памятника «своим» пленным. Но праведное дело подхватили её ученики. А сегодня за обелиском будут ухаживать школьники из ближайших школ. Теперь можно утверждать: наше общество наконец-то заговорило о проблеме военнопленных, и это указывает на то, что в нём, наконец, начались процессы его реальной гуманизации.

На фото:

1. Школьники посёлка Ульяновка на торжественном митинге

№ 1 -DSC_0086

2. Открытие памятного знака на месте бывшего лагеря для советских военнопленных. В церемонии открытия принимают участие: историк Т. Минникова, ученицы Ульяновской школы № 1 Е. Егоренко и А. Белова

№ 2 - DSC_0166

3. Священник о. Иоанн служит поминальный молебен

№ 3 - DSC_0193 -

4. Возложение цветов к памятному знаку

№ 4- DSC_0232

 

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s