Борис Мисонжников. «Унылая» мечтает быть бездетной

Довольно давно в группе, в которой я вел семинарские занятия, была студентка: прилежная, симпатичная, отличница, активистка, практику проходила в крупных изданиях. Да и вообще была уверена в своих силах и в своей успешной будущей карьере. Короче говоря, юная леди приятная во всех отношениях. И вот однажды, когда мы обсуждали одну из тем, она вдруг заявила: никогда, мол, не буду заводить детей, они такие противные, гадкие, да и толку от них никакого нет, только мешают жить. Я опешил, пытался ей втолковать что-то о гуманизме, о счастье материнства, но по недовольному выражению её лица и надутым губкам понял, что усилия мои, увы, тщетны. Конечно, может быть, годы спустя она изменила свою жизненную позицию, но как бы то ни было, мне стало ясно: что-то у нас не то с человеческим фактором и духовностью.

Примечательно, что сейчас эта проблема обрела уже системность: развивается движение отказа от продолжения рода, прочие движения, угрожающие человечеству вырождением. Социологи наблюдают факты духовного угасания, пишут о случаях наступления на разум и совесть, перекодировке душ, цивилизационном сломе. Пишут о том, что запущен процесс расчеловечивания индивида. Даже появился термин такой – «постчеловечество». Он отражает, видимо, тот момент, когда процесс деградации станет необратимым и люди сосредоточат свои усилия на потреблении товаров, услуг, развлечений. Вся некогда сложная мозаика сложных психологических и поведенческих процессов сведется к геймификации. Гаджеты, уткнувшись в которые люди идут или едут, очень активно стимулируют этот процесс. Причем он протекает на фоне пренебрежительного отношения к гуманитарной культуре. Меры по её финансированию принимаются несогласованно, и ученые в этой области говорят о том, что «единичность и несистемность подобных мер рано или поздно может привести к нарушению единства государственной политики в области культуры, неэффективному расходованию бюджетных средств, ослаблению связей между регионами Российской Федерации, возникновению непредвиденных сложностей в модернизации культуры и внедрении новых механизмов адаптации потенциала культуры к рыночным условиям, а в итоге – к ослаблению духовного единства многонационального народа России и ограничению позитивного влияния государства на состояние сферы культуры в Российской Федерации» (Чистова М. В., Демина Н. В. Система финансирования деятельности учреждений культуры в Российской Федерации // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2016.  Т. 2. –С. 121–125.  URL: http://e-koncept.ru/2016/46025.htm).

В существовании любого общества как относительно замкнутой и самодовлеющей структуры есть, казалось бы, второстепенные, но в действительности жизненно важные экзистенциальные сферы. Вот им, к сожалению, и не уделяется должного внимания. Это, прежде всего, сфера  гуманитарной культуры. От нее напрямую не зависит уровень экономического развития государства, его финансовое могущество, потенциал в области новейших технологий. Но именно гуманитарная культура образует корневую систему социума, которая питает всю материальную надстройку, включающую экономические, финансовые, промышленные, оборонные системные комплексы. Гуманитарная культура не может быстро и эффектно капитализироваться, практически никогда не приносит мгновенно ощутимой прибыли, и в связи с этим она не является привлекательным объектом для инвестиций. Но её упадок, деградация всегда катастрофически сказывается на развитии общества. Отечественный опыт демонстрирует и такие периоды – от латентных, не очень заметных на первый взгляд, до явных, полных драматизма и тревоги.

Гуманитарная культура – явление, требующее особенно бережного отношения, зиждущееся на глубоких традициях. Даже незначительное  изменение культурного кода нации может привести к необратимым трагическим последствия. Это касается духовной жизни народа, его образования, семейного уклада. В первые годы советской власти именно институт семьи подвергся экспериментальному «усовершенствованию», а по сути, разрушению, когда вместо семьи пытались ввести «коммуны» с совместным проживанием, и даже для радикальной большевистской власти такой социальный опыт оказался неприемлемым. Но оплачен он был личными трагедиями многих людей, прежде всего молодых.

Тяжелые социальные последствия имеют и неудачные модификации системы образования. Следствием порочных экспериментов в этой области становятся не только пробелы в знаниях учащихся, но и утрата ими связи с великой духовной культурой народа, отчуждение их от уникального наследия литературы и искусства, инфантелизм и неумение анализировать  события. Сейчас уже можно говорить о поколении – хотя, конечно, в нем есть и замечательные исключения, – которое не в состоянии самостоятельно генерировать идеи и принимать решения, а пользуется готовыми стандартными когнитивными схемами, полученными в основном из гаджетов. Подобные «новшества» могут представлять собой значительную общественную опасность. Недаром говорят, что противника можно уничтожить и без оружия – достаточно так организовать обучение подрастающего поколения, чтобы оно было лишено творческого потенциала, пассивно реагировало на происходящее в мире, не умело критически и объективно оценивать события. Когда это становится системоопределяющим трендом, самое время бить тревогу.

Само собой разумеется, не стоит во всем видеть «заговор» темных сил зла против нашей страны. Конспирологические ужасы не могут быть продуктивными, но надо понимать, что в настоящее время против России ведется продуманная и беспощадная война, которая имеет статус «гибридной», а это значит, что объектом атак становится как политико-экономический блок – список пресловутых санкций пополняется снова и снова, – так и социально-идеологический. В конце прошлого и в начале нынешнего столетия мы уже имели возможность получить от западных партнеров рецепты строительства нового общества и с удивительной простотой и доверчивостью даже следовали многим из них. Это имело почти катастрофические последствия. Надо понимать и здраво оценивать стратегические интересы США и их союзников – причем в Европе все чаще звучит другой термин – вассалов, – а именно интересы, открыто направленные на ослабление России и разрушение ее не только экономического, но и общественного, культурного потенциала.

В ряду «мягких» способов уничтожения будущего страны может быть и пропаганда бездетного образа жизни вследствие крайних эгоистических устремлений индивидов или создания гомосексуальных «семей». Слово «бездетный», впрочем, звучит немного прямолинейно и даже до некоторой степени жестко, подразумевает некую обреченность и бесперспективность. Скажем прямо – вымирание. Поэтому в последние годы для этого убийственного явления придумали слово красивее, почти научный термин – чайлдфри. На его основе выстраивается целая идеология: дети мешают индивиду, мол, гармонично развиваться, делать карьеру, приносить пользу не только себе, но и обществу. Сторонникам этого движения не чужда и склонность к философствованию. Так, дама, выступающая на соответствующем сайте под ником «Гость», рассуждает: «По-моему, мир перенаселен, дополнительные люди только усугубят положение, и хуже станет всем». Но сама дама, однако, познала счастье материнства:  «До 37 я делала карьеру, жила в свое удовольствие, родила только потому, что муж очень захотел ребетенка))), материально обеспечены. До последнего отбрыкивалась от беременности, но, уступив причитаниям и мольбам мужа, подошла со всей ответственностью, в итоге родила очаровательного карапуза, без травм и проблем. Самое странное, что не испытываю дискомфорта от рождения бэбика, времени на себя хватает с лихвой, есть няня и пр. Наверно, всему свое время, хорошо жить для себя, но и здорово осознавать себя мамой)))» (Гость. Нормально отношусь // Woman.ru. URL: http://www.woman.ru/kids/medley5/thread/4189762/). Такое высказывание, имеющее позитивное окончание, – редкость. В основном участницы дискуссии настроены категорично и даже порой агрессивно. Некая Анастасия заявляет об отношении к этому явлению: «Хорошо отношусь, сама чайлдфри. Я хочу жить для себя, мне никто не нужен!». Участница чата под ником «Унылая» возмущена тем, что ей порой задают вопросы относительно её неприятия материнства: «Я не понимаю, почему некоторым это покоя не дает. Почему никто не задает вопросов типа: как вы относитесь к женщинам, которые не хотят заводить собачку». А вот высказывание Марины: «Мне постоянно задают эти дурацкие вопросы: „Почему ещё не родила?“,  „Когда?“ и т. д. Так иной раз и хочется по роже врезать за этот идиотизм, получается, надо родить, хоть тресни» (там же).

Сторонники чайлдфри объединяются в социальных сетях, активно общаются, стремятся оправдать свою позицию. Волей-неволей они вербуют и новых сторонников этого порочного движения. Кстати сказать, есть немало людей, которые в какой-то момент придерживались позиции чайлдфри, а потом кардинально меняли свои убеждения и благополучно обзаводились потомством. Трудно сказать, насколько искренней была их прежняя позиция неприятия факта деторождения. Для кого-то это была просто поза, кто-то решил поразвлечься и «прикольнуться», кто-то хотел спрятать за эпатирующими речами свою боль одиночества. То есть тут проблема не просто социальная, но она имеет множество аспектов, вне всякого сомнения, более сложных и глубоких, чем это может показаться на первый взгляд. Это проблема и моральная, и этическая, и, прежде всего, психологическая.

Вместе с тем недопустимо бросить хоть одно осуждающее слово по адресу бездетного человека – женщины или мужчины. Это было бы в высшей степени несправедливо, поскольку индивид сам строит свою жизнь и является хозяином своей судьбы, не говоря уже о возможных обстоятельствах медицинского характера. По разным причинам некоторые  люди остаются бездетными, и, как говорится, на все воля Божья.  Но категорически нельзя допускать того, чтобы убежденные адепты чайлдфри назойливо утверждали бы  себя в публичном пространстве, доказывали правоту своей позиции, призывали бы  других следовать своему примеру. Данное воздействие на аудиторию следует рассматривать уже как пропаганду, и это становится политическим фактором. Ведь может быть выявление и констатация проблемы, научный её анализ и поиск механизма решения. А может быть стремление оправдать странную и противоречащую гуманитарным традициям и нормам позицию, внедрять её в сознание людей, имеющих зачастую малый социальный опыт. Внедрять порой на уровне суггестии, продуманного внушения.

Конечно, мы не вправе ограничивать возможности высказывания любым человеком своего мнения, но мы вправе дать содержанию этого высказывания свою оценку. Так, Анастасия Пивоварова, автор статьи «Почему быть чайлдфри – это нормально» – причем уже сам заголовок публикации декларирует позитивное отношение к этому явлению – пытается проанализировать позицию людей, принципиально не собирающихся стать родителями. Безапелляционность выдвинутого тезиса уже не требует, впрочем, доказательства, читателю дали установку, которой ему указано следовать. Автор не просто убеждает, что быть чайлдфри вполне допустимо, но и рисует страшноватую картину жизни тех, кто обзавелся потомством: «От детского крика болит голова. Из-за трудного характера не получается договариваться. Из-за агрессии так и тянет затеять драку… Страхов много: роды, беременность, изменение статуса, перемены в отношениях, финансовые трудности и сотни мифов, окружающих деторождение. Попробуйте задать в женском коллективе вопрос, как это – побывать в роддоме. Рассказы будут такими, что Стивен Кинг покажется доброй сказкой на ночь». И красной нитью через весь текст публикации проходит идея: «жить без детей – это норма», «оказывается, так можно! Жить без детей, причём ничуть не хуже, а то и лучше, чем с ними», «быть чайлдфри – это нормально». Причем движение индивидов, отказывающихся от детей, преподносится чуть ли не как прогрессивное: в консервативном и закоснелом обществе, мол, «появились чайлдфри, которые сломали многовековой шаблон». И вот заключительные строки: «Я не чайлдфри, я из другого лагеря. Но я их понимаю» (Пивоварова А. Почему быть чайлдфри – это нормально // Лайфхакер. URL: https://lifehacker.ru/childfree/).

Однако констатировать существование чего-либо и с пониманием к этому относиться – совершенно не означает ведь оправдания этого и, более того, объявления человеческой нормой и открытого стремления пропагандировать данные идеи. Ведь есть разные формы отношения к чему-либо: осуждение, беспристрастная констатация, признание и одобрение,  возведение на уровень гуманитарной нормы, пропаганда в качестве примера для подражания и, наконец, практически насильственное внедрение в массовое сознание с применением суггестивных технологий. Пожалуй, именно последняя форма отношения к чайлдфри присуща рассматриваемой нами статье. Видимо, не будет сильным преувеличением признание того, что в ней налицо признаки пропаганды отречения от жизненно важных ценностей. От того, что составляет самую суть человеческого существования.

Тем более пристальное внимание стоит обратить на публикации зарубежных авторов – адептов борьбы против деторождения. Американская специалист в области клинической  психологии доктор Фабиана Уоллс опубликовала статью на русском языке, то есть адресованную именно русской аудитории – «Чайлдфри – что такое. Чайлдфри по-русски». Уоллс  также оправдывает это движение, поскольку «совместить любимую работу и полноценное воспитание детей – задача почти невыполнимая, особенно в российских реалиях» (Wallis F. Чайлдфри – что такое. Чайлдфри по-русски. URL: http://fb.ru/article/193248/chayldfri—chto-takoe-chayldfri-po-russki). Впрочем, что может знать она о российских реалиях, если в России, как можно судить по ее биографии, никогда не была. Фабиана Уоллс защитила диссертацию в Университете штата Массачусетс, квалификацию как клинический психолог повысила в  медицинской школе Гарвардского университета (About Fabiana Wallis. URL: http://www.fwallisconsulting.com/about.html).

Уоллс пропагандирует не только само движение чайлдфри, но дает описание сайтов, на которых могут объединиться сторонники жизни, «свободной от детей»: «На таких веб-ресурсах можно пообщаться с единомышленниками, задать вопрос, излить душу, а также найти себе пару с близким мировоззрением. Весьма популярным форумом является „Планета чайлдфри“. Здесь пользователи делятся наболевшим, обсуждают жизненные истории, шутят на разнообразные темы (не только связанные с философией childfree), получают и распространяют полезную информацию – в общем, чувствуют себя комфортно. Форум „Планета чайлдфри“ является в некотором смысле отдушиной для тех людей, кого в повседневной жизни окружают не единомышленники в вопросах деторождения, а, наоборот, „идеологические противники“, проявляющие непонимание или бестактность в общении» (Wallis F. Указ. соч.).

Трудно сказать, понимает или нет сама Фабиана Уоллс, что при помощи  своих выступлений, которые носят популярный характер и ориентированы на массовую аудиторию, разрушает вечные человеческие ценности, которые, безусловно, неотторжимы от таких понятий, как семья, материнство, отцовство,   продолжение рода. Можно все-таки предположить, что она, довольно хорошо подготовленный психолог, это осознает.

И еще одна проблема, которая имеет отношение как к женщинам, так и к мужчинам и о которой в молодые годы порой просто не задумываются, а потом, когда поезд, как говорится, уйдет, думать начинают чуть ли не с паническим страхом. Это проблема одиночества, которая даже определяется очень своеобразно – венец безбрачия. Ну да, для кого-то это, может быть, вовсе и не проблема – привык человек жить бобылкой или бобылем, и всё ему хорошо, другой жизни и не желает. Но чаще складывается по-другому. Прочитал в одной книге про мужичонку по фамилии Варенцов, который бросил семью и жил вольно, в свое удовольствие – пил, гулял да безобразничал. И вот продолжение: «Шло время. И не заметил Варенцов, как состарился. Болезни его стали донимать. Худо одному. И материально тяжело: у него даже пенсии нет, работал ведь урывками – вот и не набрал нужного стажа» (Иванов М. А. Брак, семья, дети. 2-е изд., доп. М.: Педагогика, 1983. С. 62). Короче говоря, решил он вернуться многие годы спустя к семье, но жена уже умерла, а взрослые дети не пустили на порог. Жалко Варенцова. Но он ведь сам выбрал свой жизненный путь.

В заключение хотелось бы привести красноречивые данные, которые взяты еще из советского издания, но, думаю, не утратили своей объективности и актуальности. Статистика убеждает: «бессемейные мужчины несут на себе тяжкий груз напастей. Они умирают от болезней сердца в 3,5 раза чаще, чем живущие в кругу родных людей. Дорожные катастрофы с первыми случаются в 5 раз чаще. Самоубийством кончают холостяки и разведенные вкупе чаще семейных в 6 раз! Еще 150 лет назад было зафиксировано: ни один холостяк не попал в число долгожителей. Даже в сравнительно молодом возрасте, 20–30 лет, смертность среди холостых мужчин на 25 % выше, чем среди женатых» (Афанасьева Т. М. Семья. М.: Просвещение. С. 211).

Семейный уклад, традиции семейной жизни, её ритм, предполагающие рождение и воспитание детей, формировались в течение многих тысячелетий. Что-то в этом менять, если вдруг возникла крайняя необходимость, надо предельно осторожно, иначе может произойти стремительный и необратимый процесс деантропологизации. Человечество может исчезнуть как биологический вид.

 

 

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s