Марина Куртышева. Феномен жизни «соло»

Ученые объявили о возникновении еще одной новой социальной реальности – жизнь «соло», или одиночество как стиль современной жизни. Они утверждают, что быть одиночкой и жить одному сегодня не только не странно, но и модно, и вполне престижно. А ведь буквально век или чуть больше назад одиночество человека приравнивалось к социальному «сумасшествию», а изгнание из общества – к аналогу «смертной казни».

Всего несколько лет назад американские ученые заявили о «масштабном социальном эксперименте», в котором участвует весь мир. Обсуждение этого феномена в широких социальных сетях и прессе показало, что сегодня феномен жизни «соло» стал намного более привычен, а это значит, что скоро мы сможем говорить уже не об эксперименте, а о полноценной новой социальной реальности.

Можно констатировать, что одиночество сегодня приобретает совершенно другой смысл, нежели 50 или 60 лет тому назад. И именно такой выбор сделали уже сегодня миллионы жителей нашей планеты. Специалисты называют этот феномен выбором в пользу здорового эгоизма, т. е. жизни, предназначенной исключительно для самого себя. А что это дает человеку? Апологеты жизни «соло» считают, что немало:  индивидуальная свобода, ответственный самоконтроль, отсутствие саморазрушительных созависимостей и открытые возможности самореализации, т. е. главные ценности современной цивилизации. Кроме того, выбравшие жизнь «соло» понимают, что само по себе количество друзей и знакомых не гарантирует внутреннего комфорта. В подтверждение возникновения новой касты в обществе  сегодня появились даже официальные общества защиты прав одиноких людей. Возможно, что в скором времени начнется развитие бизнеса, целевой аудиторией которого станут одинокие люди…

А что же у нас, в России? Неужели отстаем от социального «прогресса»? Вряд ли. Глобализация, сами понимаете… Давайте ближе к реальной жизни.  Недавно мне позвонил незнакомый молодой человек и попросил психологическую консультацию, сославшись на уже присутствующий серьезный психологический кризис, да еще и с психосоматическими последствиями.

Антон, будем так называть моего визави, оказался, на первый взгляд, молодым человеком, «приятным во всех отношениях» для творческой беседы. Красив, спортивно подтянут, интеллигентен, умен, разговорчив, с явно выраженными художественными способностями и серьезным техническим образованием. Трудно было даже предположить, по какой необходимости он стал искать встречи с психологом, если бы не письмо, предваряющее нашу встречу.

Антон описал в письме характерные особенности его психологического состояния, которое длится уже более года. В целом можно описать это как невротическое состояние, но уже граничащее с серьезными психосоматическими симптомами. Антон посещал весь этот год врачей, проходил медикаментозное лечение, включая санаторную программу, элементы гипноза и арт-терапии. Также в письме он заявил, что испытывал нередко и суицидальные настроения, спровоцированные депрессивными состояниями. В общем, можно было ожидать встречи с человеком замкнутого, шизоидно-интровертного типа, отрешенного от мира сего и не нуждающегося в активном общении и коллективных мероприятиях.

Впервые увидев  Антона на встрече, я была удивлена таким внешним несоответствием  вроде бы объективной информации о его психологическом здоровье и тем впечатлением, которое психолог с большим опытом работы может определить без особых трудностей. Мы решили прогуляться по парку,  благо погода дарила солнце и теплый ветер, и удалились под сень старых деревьев и живописных парковых озер и мостиков…

Антон, грациозно передавая с помощью рук свои переживания, тяготы и заботы, погрузился буквально с героическим отчаянием  (не подумайте, дорогие читатели, что я цинично иронизирую над чувствами молодого человека) в описание своей жизни за целый прошедший уже год, который, по его мнению, стал для него «роковым». С его слов, несколько лет тому назад он потерял интересную, творческую, соответствующую его профессиональному образованию, хорошо оплачиваемую работу, в рамках которой уже находился в лидерском корпусе ведущих специалистов. При этом он еще и потерял нескольких своих близких друзей – коллег, которые, на его взгляд, неправомерно были оставлены руководством на своих должностях, а ему с его гораздо большим опытом, предложили увольнение.  Да еще и сверх того, описывал горячо Антон, «неадекватные» соседи по дому залили его квартиру, которую он только что « с иголочки» отремонтировал с большими материальными затратами. Ну, и как бывает в традиционных драматических сюжетах, Антона «предала»  своя хоть и гражданская, но любимая «половина»…

Надо сказать, что Антон – прекрасный рассказчик, талантливый импровизатор и пантомим – редкий сегодня дар в массе молодежи. В завершение драматических коллизий Антон не стал задаваться вопросом  «что делать?», а сразу перешел к вопросу «кто виноват?»

И вот тут-то и стал ярко и убедительно вырисовываться на фоне живописно раскинувшихся старых ив над большим прудом человек – обвинитель и человек – прокурор. Он метал молнии и блистал красноречием как обыденным, так и профессиональным. Гневно обличая имеющиеся на сегодняшний день в нашей жизни «перегибы» и «недогибы», «низкие интеллект и культуру массового человека», «шаблонные стереотипы мышления, низкую общественную активность, нечистоплотность в финансовом отношении», и прочие серьезные грехи и промахи окружающих его и на работе, и в доме, и на улицах города «недовоспитанных» людей…

Я было хотела немного разрядить обстановку нашего диалога пушкинскими строками «и милость к павшим призывал», но куда там! Антон внезапно скульптурно «застыл» на фоне пейзажа и, явно снисходительно улыбаясь, отразил мой поэтический выпад. «Я люблю больше поэзию позднего средневековья, она более убедительна», – начал он и торжественно зачитал следующие строки:

«Мои глаза наполняются слезами.

Что я буду делать? Куда я пойду?

Кто сможет утолить мою боль?

Мое тело отравлено ядом

Змеи по имени „одиночество“,

И жизнь покидает меня

С каждым ударом моего сердца…»

С сожалением от возвращения в сегодняшнюю реальность, Антон кратко заметил: «Это – Мирабаи, индийская поэтесса ХVI века».

Наступила непродолжительная пауза. Было сложно оторваться от магии его музыкально-ритмической вдохновенной декламации…

В следующие полчаса или чуть более Антон искусно жонглировал словами и образами и пояснял мне, что в таких условиях жизнедеятельности (собственно, он не проводил границ между работой, дружбой или личными отношениями) «абсолютно невозможно спокойно жить и трудиться, заводить новые знакомства или планировать позитивное Будущее;  что людей невозможно исправить, что само общество, социум «гибнет на корню» и т. д., и т. п.

Заметив некоторый усталый «выдох» в монологе Антона, я попробовала сменить тему. «Рассказать вам, Антон, о лично ваших способностях, талантах, возможностях – вам это будет интересно?» Его глаза потеплели, он стал спокойнее, даже доверчивее, почти по-детски взглянув на меня с явным интересом.

Эта часть нашего диалога прошла легче, обоюдно заинтересованнее, со смехом и улыбками с обеих сторон. Антон, присев на скамейку у пруда и оценив чудесный вид, изящно открыл свой массивный дипломат и извлек из него красивые чашечки для кофе, вкусное миниатюрное печенье и необходимые аксессуары для кофепития на природе.  «Вы знаете, я специально взял все это с собой, чтобы не тесниться в сумрачных помещениях кафешек с диким ревом музыкальных потешек для не слишком образованной публики»…

Я все же перешла к теме его «психологической брезгливости» в отношении «масс» и уточнила, а встречал ли он в своей жизни людей, «соответствующих» ему по образованию, интересам, увлечениям и т. п. Антон увлеченно и пылко ответил: «Конечно же, да! Встречал, и неоднократно. Но со временем и такие мои контакты исчерпывались, и достаточно быстро… Понимаете, большинству людей недоступны высокие порывы, наличие чести и совести, воспитания и гуманности…»

Спорить с Антоном было бессмысленно. Ведь он буквально «взахлеб» ЖИЛ этим несоответствием «масс» уровню его Личности. Я чуть было не начала думать о ныне модной в некоторых кругах  прозападной ориентации, критике жизни в России и т.п., но он сам с жаром перешел к этой теме и тут же ответил, что «на сегодня нет ни одной из стран или наций, которые бы соответствовали его Идеалу». И добавил: «Поверьте, я знаю, что говорю. Я свободно общаюсь на основных иностранных языках, побывал во многих странах, но везде – упадок, депрессия и нежелание развиваться вверх».

«Но какой же вы, Антон, видите выход из ваших утверждений практически планетарного масштаба?» –  спросила я. «Думаю, что вы согласитесь со мной, – отчеканил уверенно Антон – выход только один. И это – ОДИНОЧЕСТВО. Я постараюсь создать сам себе такие жизненные условия (ведь образование, некоторые накопления и возможность приобретать новые специальности и профессии у меня уже есть), чтобы минимально зависеть от любого окружения».  Я попыталась возразить ему, ссылаясь на его молодость, силу и красоту, желание обрести со временем семью и детей… Все было тщетно. «А кто мне будет указывать, как мне жить? Небеса? Но я не верующий человек. Я многое прошел и пришел к окончательному выводу, что я НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН. Но и не собираюсь никому мешать или нравоучительствовать. Я просто хочу жить так, как я это вижу. И одиночества я совсем не страшусь. Более того, я считаю, что СЕГОДНЯ для всего человечества – это единственная панацея, которая спасет нашу планету не только от войн и междоусобиц, но и от неравных пар в семье, рождения непригодных для современного жесткого мира детей и прочее».

Антон говорил страстно, убежденно и, можно сказать, по-своему вполне ГУМАННО. Но от его холодного и колючего гуманизма не веяло ни молодостью, ни творчеством, ни мечтами и надеждами на большие свершения, что обычно соответствовало молодости как таковой. Напротив, Антон даже при своей страстности казался теперь каким-то уставшим от жизни, разочаровавшимся во многом и очень-очень неестественным при такой красивой и романтической внешности, данной ему самой Природой.

Мы пошли к выходу из парка. Я мучительно переживала его взволнованное состояние и постаралась на прощание дать Антону еще несколько советов, ссылок на интересную литературу современных авторов – как в науке, так и в искусстве. На опыт «массовых» людей я уже не ссылалась.

Я чувствовала, что Антону отчаянно не хочется заканчивать нашу встречу. Он медлил и вдруг без обиняков спросил меня: «А как же мне быть со своим здоровьем, ведь я так много принимаю лекарств – это мне не нравится… Я хочу быть здоровым и сильным, чтобы строить свою жизнь ТАК, КАК Я ХОЧУ!» Это был, конечно же, чисто детский вопрос…

Через несколько дней Антон написал мне, что снова началась психосоматическая «чехарда», что он посещает психотерапевта и старается «лечиться» исправно, по расписанию… Но, как и раньше, «сил у него совсем нет»…

Давайте попробуем поразмышлять над очень серьезным и остросовременным вопросом: «А куда же уходят силы молодых при всех их имеющихся талантах и ресурсах?»  И что надо сделать, чтобы эти душевные и тесно связанные с ними физические силы вернулись?

В наше  время, похоже, мало будет даже «нужных книжек, что в детстве читал», как говорил В. Высоцкий. Мир захлестывают волны «одноразовых» мыслей и потребностей, спровоцированной и романтизированной агрессии в любых ее проявлениях, моды на эгоцентрическую позицию и отчуждение от всего светлого, целостного и разумного… «Звездные войны» правят бал в умах молодого поколения, а не Алиса из «Гостьи из Будущего» или мальчишки – герои «Отроков во Вселенной»…

Наш «конкретный, реальный и прагматичный» мир утратил свою целостность. А  со-страдание, со-радование и со-переживание, в целокупности «ген альтруизма» не выживают в мире разделенного, нецелостного сознания…

«Святая наука расслышать друг друга» с огромным трудом  доходит до сознания молодого поколения, закрывающегося от внешнего мира массивными наушниками, которые транслируют денно и нощно «красивый, удобный и фантазийный»  мир потребления  и насыщения своего «Эго».

Не случайно и видные российские ученые определяют наступающую на наше сознание виртуальную реальность как «неэнергийную, недовоплощенную» реальность, не дающую выход к миру целостному  и одухотворенному.

Сознание молодого поколения как «маяк» отражает все прорехи и ложные установки виртуализации психики и впитывает все то, что ей транслируется через каналы СМИ и интернет-сетей. «Клиповое» мышление и сетевое общение разрушает целостность сознания, тормозит развитие спонтанного творчества и личного общения. Итоговым результатом виртуализации  сознания детей, подростков и молодежи можно назвать в том числе и инфантилизм. Ведь, «общаясь» исключительно в Сети, молодые люди строят те самые «неэнергийные, недовоплощенные»  отношения, эгоистически-агрессивные и неплодотворные.

Спешка и скука  – это черты современной цивилизации. Именно эти симптомы специалисты относят к состоянию, которое можно назвать «неврастенизированием» общества в условиях все убыстряющегося технического и технологического прогресса нашего времени. Если такие симптомы накладываются на индивидуальные врожденные качества индивида, то с большой вероятностью мы видим людей, для которых вся жизнь воспринимается как «психическая травма». При этом такая личность демонстрирует постоянное негативное эмоциональное отношение к окружающим, а нередко и к самим себе.

Но «Кто не любит, пребывает в смерти», говорили древние. Ведь, любя одного, любят весь мир, а ненавидя – ненавидят все и всех вокруг, не исключая и себя. Жизнь превращается в трагическую эмоциональную пустоту.

Известно, что обмен с окружающим миром (энергетический и информационный метаболизм)  осознается человеком как два разных мира – «добрый» и «злой». В области чувств – это позитивные и негативные переживания. При этом важно понимать, что позиция «злого» требует гораздо большей мобилизации собственной  энергии, чем позиция «доброго». Отталкивая от себя самого мир и окружающих людей, человек теряет свои собственные силы, как бы «обесточивается» в одиночестве. И, напротив, в принятии мира и людей человек многократно возрастает в своей личной энергии, строит дальние горизонты счастья и успеха в своей жизни.

«Отпадание» от общества всегда связано с невротическими страхами. И один из самых тяжелых, экзистенциально важных – это страх одиночества.   Человек чувствует себя одиноким, непонятым близкими и окружением, оставленным всеми «совершенно несправедливо». Такое состояние может задержаться надолго, истощая энергетический баланс сил организма. Специалисты часто называют это «засушенными чувствами». Чувство недоверия к самым близким людям, чувства обиды, мести и вины могут укрываться в человеке всю его жизнь. И, часто даже декларируя себя «счастливым одиночкой», пытаясь тем самым нарушить существующие законы, столетиями определяющие жизнь и быт, человек невольно попадает в замкнутый круг «счастья – несчастья».  В этом круге человек испытывает  постоянное напряжение и готовность к «борьбе», которая все не наступает, а организм к ней постоянно готов. Это уже чревато непрекращающимся физическим и нервно-психическим истощением.

Человек с таким психическим укладом уверен в том, что, кроме него, больше нет никого, кто бы страдал так сильно и был бы более несчастлив, чем он сам. Постоянно повторяемые местоимения «я», «мой» и т. п. всегда связаны с настаиванием на тяжести испытываемых ими страданий… Можно отчетливо видеть,  как такой человек закрыт в «коконе» сплетенных им же самим страданий, конфликтов и обид. Выбраться ему самому из этого «кокона» невероятно трудно.

Как же на самом деле выйти такому человеку из подобного «самокодирования»?  Специалисты считают, что наиболее эффективный путь – постоянно создавать для самого себя все новые и новые формы действенной и творческой АКТИВНОСТИ. Таков естественный путь эволюции личности: от отторжения мира к присоединению к миру и проявлению своей собственной творческой индивидуальности. Человек как бы «взмывает» над еще вчерашней действительностью, его психологической реальностью и отчетливо видит и осознает, насколько интересен и красив реальный мир, еще недавно недоступный для его восприятия через «броню» обид и раздражения, недоверия и эгоцентризма.

Так можно выйти из долговременного и, казалось, непобедимого эгоцентрического состояния, перейдя к обновлению эмоционального отношения к миру и людям, к самому себе и к активной организации возможной творческой активности.

Конечно же, перейти к такому позитивному режиму общения и соприкосновения с внешним миром очень нелегко. «Трудная близость» будет только результатом максимального настроя и создания в самом себе уверенности в победе над собой «прошлым». А это уже – путь к обретению настоящей эмоциональной зрелости человека. Известно, что эмоционально и нравственно незрелые люди проявляют позицию «беру» намного чаще, чем «отдаю». У них часто вообще не развито чувство ответственности, формирующееся с самого раннего возраста, в процессе воспитания в семье.  Психиатры и психологи, психотерапевты настаивают на том мнении, что человек в своем развитии должен научиться ЛЮБИТЬ. И при этом обязательно осознавать, что чувство любви – не игра, что оно заложено краеугольным камнем в самой эволюции человека и его невозможно забыть, потерять, поменять на что-либо другое в сфере чувств. Особенно это важно для эволюции личности женщины. Именно для ее полноценного развития нужно научиться любить, дабы не пойти в противном случае в своем развитии вспять.

В современной ситуации массовых разводов, недолгих браков и увлечения быстрой карьерой такая задача становится для девушек и женщин достаточно трудной, и не всегда решаемой. При этом женщина ищет рекомпенсации и восстановления разбитого чувства  собственной ценности в преувеличенной опеке над  детьми или в слишком неестественном эмоциональном отношении к исполнению служебных обязанностей.

Во всех жизненных ситуациях, порождающих невротические  «сдвиги» личности, крайне важно не потерять основные пути сохранения и эволюции сознания, ментальной и чувственной сфер, самовосприятия и самокоррекции. Ведь истинно творческий и сознательный акт жизни состоит, главным образом, в постоянном преодолении все новых и новых трудностей. Не случайно альпинисты утверждают, что восхождение на самые крутые вершины психологически «легче», чем преодоление долгих маршрутов по обычной дороге, в которой драйва, конечно же, гораздо меньше.

Именно поэтому люди, долго лишенные возможности преодоления  трудностей, часто чувствуют себя как «окруженные   пустотой», следствие которой – усталость и изнуренность. Но подобные невротические состояния такого типа исчезают достаточно быстро, стоит только человеку попасть в ситуацию, требующую значительных усилий, смелости и отваги, включения когнитивных механизмов в ответ на сложность и опасность ситуации.

Но и здесь есть особенности самой ситуации – если человек «борется» исключительно за свою личную «выгоду» как бы в чисто потребительском аспекте, то его получаемая жизненно важная  энергия несравнимо меньше, чем если бы этот человек творчески перестраивал мир, влиял бы на группы людей, оказывая им свою помощь, отвагу и прочее.

Надо обязательно учитывать при всех ситуациях, порождающих невротизацию, а то и психотизацию, факторы  изменения в нашем обществе научно-технического уклада: разрушение экологии, перенаселение нашей планеты и в связи с этим уменьшение жизненного пространства, гиперпоток информации с эффектом ее «неусвоения», новые агрессивные зрительные и слуховые воздействия на психику каждого человека, резкое увеличение скоростей во всех смыслах этого слова, трудность упорядочивания в индивидуальном сознании всех этих факторов вместе и постоянный страх перед всеми этими явлениями современного мира. Ученые утверждают, что именно сегодня человек как планетарная единица находится в преддверии  эволюционного скачка. Такие условия требуют от каждого человека больших возможностей как в селекции, так и в интеграции, большей скорости реакций и большей способности подавления и уменьшения агрессии в любой из ее форм.

Все эти факторы постоянно вызывают нарушения в основе психического баланса человека. Поэтому все мы сегодня должны искать какие-либо способы достижения индивидуального и коллективного  эмоционального равновесия.

Современные дети созревают психически гораздо быстрее, чем их ровесники 15 – 20 лет тому назад. Мгновенный доступ к океану Информации  делает их интеллектуально развитыми не по годам. Но кто исследовал, что же происходит с эмоциональным развитием, с самыми глубинами Души ребенка, с его миром надежд и чаяний, с его мечтами и устремлениями?

Дж. Кришнамурти утверждал, что «когда у нас нет ЛЮБВИ, мы создаем цивилизацию, которая будет стремиться к красоте форм без всякой внутренней жизненности… Понимая, что такое Красота, мы познаем Любовь, ибо понимание Красоты – это мир Сердца…».

Когда-то Януш Корчак сказал, что «ребенок зол, потому что он несчастен». Вот и просматривается здесь резкая поляризация чувств как у детей, так и у взрослых. Главное, чтобы счастье (радость, любовь) не оборачивалось в жестких условиях сегодняшнего мира своей противоположностью – злостью, агрессией, жестокостью без пределов. Или – аутоагрессией, направленной на самого себя, как возможным мотивом для суицидальной настроенности, нежелания жить.

В середине 90-х годов мы с моими коллегами – психологами, педагогами, врачами-педиатрами впервые познакомились с новым диагнозом в детских медкартах: «Агрессия неясной этиологии». А раз этиология (происхождение)  болезни неясна, то и лечение трудно назначить, не говоря уже о профилактике.

Многие специалисты тех лет ставили нашему обществу и еще более серьезные диагнозы, такие, как «перманентная депрессия» взрослого населения. Что означает этот медицинский термин? Можно сказать, что это «заколдованный круг» – от начальной депрессии (жизненные  неудачи, потрясения) – последующий за ним психологический негативизм – и, естественно – набирающая обороты та же депрессия.

Но и в те годы были специалисты, утверждающие оптимистический «диагноз» семье и обществу в целом. Так, известный российский ученый, врач-психиатр  М. М. Буянов заявлял: «…писать надо больше об обществе, а не о семье: не видя саморазрушительных тенденций в обществе, ничего не поймешь и в семье. Она теперь не бастион спокойствия в бушующем мире общественных страстей. Она качественно переменилась, но и не нужно торопиться с вынесением ей окончательного приговора».

И, действительно, появились  исследовательские и публицистически важные работы по нахождению позитивных тенденций сохранения семьи, укрепления социально-психологического здоровья человека, семьи и всего общества в целом. В том числе и удивительные работы Ю. В. Линника, философа, поэта, художника, писателя, автора многих философско-мифологических циклов: «Соединение – Собирание – Сочувствие – Сострадание: вот движущие силы эволюции. Человек по своей природе целостен. Но это не однородная, а соборная целостность. Способность к сопереживанию является родовой чертой человека. Свое высшее выражение эта способность получает в Любви, когда два „Я“, делаясь абсолютно прозрачными друг для друга, образуют нечто единое, но при этом сохраняют свою  неповторимость и уникальность… уникальна диалектика Собора. Человек потенциально и есть Собор: в микрокосме его души может поместиться все человечество».

Владыка Антоний Сурожский писал в то же время, что «необходимо помнить  о трех сторонах Любви: желании и умении отдавать, умении получать, понимая жертвенность  отдаваемого нами, собственной высокой жертвенности как вере в прекрасное для другого человека». И еще: «Единственный способ возродить Человека – это его любить; любить не за его добродетели или совершенства, а вопреки тому, что он несовершенен; любить просто потому,  что он Человек».

Известный ученый, нейрофизиолог, профессор В. Б. Слезин,  экспериментально работая над проблемами психического здоровья общества, писал об особом состоянии сознания – «семейном сознании», от которого и зависит вся последующая жизнь человека и риск его невро- или психотизации. Преобладание внешнего, социального сознания над  другими двумя уровнями – семейным и нравственно-духовным – и приводит к нарушению равновесия в сознании человека. А это само по себе уже выражается в росте индивидуальной и коллективной агрессии, росте психических заболеваний, депрессий и невротизации личности. В. Б. Слезин указывал, что путь к социальному  и психическому здоровью только один – восстановление полноценной структуры сознания, т. е. способности у каждого человека осознавать и сопереживать ценности личностные, семейные, социальные, коллективные, идеальные – духовные.

Полноценная структура сознания человека формируется у младенца – при счастливой матери, у ребенка – в полной семье, у взрослого – при социальном благополучии, позволяющем создать счастливую семью и самосовершенствоваться. Приобретенная же  в ходе жизни  «неполность», ущербность сознания приводит к потере  правильных социальных ориентиров, основанных на биологических законах сохранения и выживания. Человек с ущербной структурой сознания как будто бы движется к своей цели всю жизнь, но так и не достигает ее. Он не заводит семьи, не собирает материальные блага для облегчения своего и своих близких существования.

Сегодня осознанное одиночество вызывает со стороны традиционного большинства непонимание и обвинение в инфантилизме. Однако психологи и психиатры отмечают, что способность жить одному – то необходимое качество, которому многие не могут научиться за всю свою жизнь. Известно, что каждому время от времени необходимо побыть одному, чтобы понять своё место в окружающей их реальности. Более того, высокий процент одиночек может позволить себе тратить большое количество времени на самореализацию. Не случайно чаще всего такой образ жизни выбирают представители так называемого креативного класса.

К этому креативному классу как раз и принадлежит в полной мере герой нашего рассказа – Антон. Мы, конечно же, продолжаем переписываться с ним. На его животрепещущий вопрос «что делать?» я посоветовала ему кардинально сменить обстановку, в том числе и географическую и, шутя, добавила – «а лучше бы на край света»… На что он мгновенно и радостно ответил мне: « Так я там уже был несколько лет назад. И не просто  был, а участвовал в разработке и строительстве одной из самых крупных  ГРЭС в дальневосточном регионе… Это была грандиозная стройка, но… проект заморозили… И жизнь пошла как-то вкось…»

На мои вопросы и надежды на поиск подобной работы в будущем Антон пессимистически отписался – мол, «такое повториться не может; слишком уж было хорошо». И совсем уж пессимистические отзывы со стороны Антона последовали, естественно, на мои предложения попробовать вернуть старых друзей и близких или, в крайнем случае, обрести новых. «Нет уж, с меня хватит розовых надежд и романтических ожиданий», – твердо заявил Антон.

В переписке и в телефонных диалогах мы много говорили с Антоном о том, что таланты даны от природы не просто так, что их надо сызмальства развивать и совершенствовать. И тогда энергийная сила талантов и способностей поможет в самых трудных жизненных ситуациях гораздо лучше, чем лекарства.

Очень надеюсь, что Антон найдет в себе силы выйти из заколдованного круга одиночества, ведь на его стороне – молодость, множество талантов и способностей, трезвый ум, незакрытое пока сердце и страстное желание творить, что-то делать, двигаться вперед. Пожелаем ему большой настоящей Удачи в поисках самого себя!

 

 

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s