Наш гость – Антон Галицкий. К Богу ведет только православие

22_АНТОН

Антон Степанович Галицкий – кандидат педагогических наук, доцент Санкт-Петербургского морского технического университета, певчий Санкт-Петербургского подворья Валаамского монастыря, автор-исполнитель православно-патриотических песен, обладатель почётного звания Санкт-Петербурга «За заслуги в воспитании детей» III степени (2013 год).  Антон Степанович – многодетный отец, у него пятеро детей, три внука.

         Наша встреча состоялась несколько месяцев тому назад, в дни, которые в народе называют «святым временем». И в самом деле, святки в России – удивительное время, которое и летом, и осенью вспоминается с особым радостным и праздничным настроением. Святки начинаются сразу после празднования Рождества Христова. С чем они ассоциируются? С русской зимой, смеющимися румяными лицами, подарками, гостями, застольями и другими незамысловатыми, радостными и веселыми вещами. С наступлением нового года и неизменной надеждой, что он будет лучше предыдущего. Такое новогодне-рождественское настроение. Десять дней святок наступившего года по всем признакам тоже были чудесные и немного сказочные: хлопьями падал снег, и для не избалованных белым цветом зимы петербуржцев это уже радость, мягкая, но не сырая погода.

         Тема духовности как нельзя лучше подходила к моменту. Антон Степанович начал разговор:   

– «Западные товарищи» часто принципиально против темы духовности… Я приехал к своему другу в Вашингтон – однокашник – настоящий друг. Я ему говорю: давай сделаем что-нибудь информационное про здоровый образ жизни…  для тела, для души и для духа, о православии. Он: нет, это не профинансируют и не пропустят однозначно. А я ему говорю: а тогда зачем всё остальное? Людей убеждают не отвлеченные аргументы, не схоластика. Убеждают так, как, например, убеждал Спиридон Тримифунтский – вышел с кирпичом: ребята, вот Троица! Вот вещество, вот огонь и вот вода, и всё это кирпич. Без воды и без огня кирпича не будет, будет глина – мягкая, а мы хотим, чтобы кирпич твердый был. Это показал философ…

О Галицком многое говорят песни, которые он исполняет. Одна из его любимых  – песня московского барда Дмитрия Михайлова «Любовь – это…»:

…Любовь – это главное Имя средь Божьих Имён.

Любовь не гордится, не помнит обиды,

Её не признаешь по внешнему виду,

Она не заметна дела Её всюду видны.

Любовь никогда не бывала причиной войны.

Любовь долготерпит,

Любовь не стыдится –

дежурит ночами в бесплатной больнице.

Она ободряет несчастных в тюрьме и в плену.

И смерть в этом мире боится Её лишь одну.

Любовь не казнит и не пишет законы, а пишет картины, стихи и иконы.

Она есть причина всему у Неё нет причин.

В Любви все равны, из чинов только Ангельский чин.

Любовь все прощает, не чает награды,

Любовь о себе не вещает с эстрады.

Она избегает признания толп и властей.

И плохо, когда без Неё в мир рождают детей.

С Любовью я утром несу тебе кофе…

Любовь распиналась за нас на Голгофе!..

От атомных ядер до звёздных далёких систем

Любовь – это Сила, что правит повсюду и всем.

Что было в начале начал, у истоков времён.

Любовь – это главное Имя средь Божьих Имён. 

… Мы договорились встретиться в Казанском храме Валаамского подворья. Удивительной красоты и при этом скромности, величественности сооружение. Храм во имя Казанской иконы Божией Матери с двумя приделами в честь прп. Серафима Саровского и свт. Николая Чудотворца на Нарвском проспекте является главной частью Петербургского подворья Валаамского монастыря. После возведения подворья в начале XX века 22 декабря 1909 года было совершено освящение южного придела по имя свт. Николая, 17 января 1910 года – освящение северного придела во имя прп. Серафима Саровского, 11 октября 1910 года – епископ Нарвский Никандр освятил главный престол — во имя иконы Казанской Божией Матери. С 1935 по 1989 год храм был разорен и закрыт. Восстановление храма и подворья началось с января 1991 года. В 1991 году архитектурный ансамбль подворья был признан памятником архитектуры, а в 2001 году ему присвоен статус объекта культурного наследия федерального значения.

          Подробно рассказываю о храме потому, что в жизни Антона Галицкого он имеет огромное значение: живет недалеко, здесь крестился, в настоящее время поет в церковном хоре подворья. Посмотрела информацию о нем в Интернете: певец, бард, автор и исполнитель песен, психолог. В общем, найти сведения несложно. И все же ни один сайт (разве что его стихи и песни!) не передает внутреннего мира человека с интересной и, как он сам говорит, чудесной историей жизни. С этого вопроса мы и начали:

– Антон, как вы оказались в этом храме, как пришли к вере?

– Это вопрос простой. Если человек к вере пришел, то у него есть своя удивительная, уникальная, чудесная обязательно история. Человек окончательно убеждается и становится непоколебимым, когда Господь для него явил – вот только для этого конкретного человека – свое абсолютно убедительное чудо. Это может быть совершенно реально. Другому расскажешь, он скажет: глюки были. Скажет, это было совпадение, но когда для человека это стекается в конкретной точке места и пространства, происходит нечто, что его окончательно убеждает, что Бог есть, и Он его ведет, и Он к нему пришел, – вот тогда это и происходит. Это главный вопрос, и у меня тут длинная история.

Здесь я задумалась, какой же это простой вопрос? И совсем даже нет. И обязательно ли у каждого есть своя история? Потом, расшифровывая дома интервью, я поняла, что простым он стал для моего собеседника позже его решения, через годы сомнений и, как мне показалось, даже нескольких сумбурных, иногда хулиганских историй.

– Я был, как все, октябренком, пионером, комсомольцем. Я не переизбранный и не смещенный секретарь комитета ВЛКСМ факультета психологии ЛГУ (здесь я представила наш родной университет, высокого лохматого двадцатилетнего парня, который в здании на набережной Макарова,  6 собирает со студентов комсомольские взносы. – А. Г.). Я этого и не стесняюсь. Некоторые говорят, если он показательно и ритуально не сжег свой билет, то пришел и сдал его. А у меня он лежит, мой комсомольский. Я говорю, ребята, я был комсомольцем, а теперь я – православный миссионер. Это как? Это же чудо! Вся система меня делала строителем коммунизма, а я теперь строитель Царствия Божия. Как это получилось?

Когда началась перестройка, и ослаб пресс диалектического материализма, пошла ходом литература: сначала самиздатовская, потом ее стали привозить. Изданная, нормальная литература: мистическая, астрологическая, йога, оккультизм и всё такое. Меня, работавшего консультантом в первом в стране психолого-педагогическом консультационном центре для детей и их родителей (это было недалеко от Витебского вокзала), мой научный руководитель пригласила на встречу с человеком из Сибири, мол, будет у нас индивидуально-психологический тренинг. Только, говорит, нужно взять коврик и трико спортивные. Я говорю: что за дела? – Ну, придешь, увидишь. Я взял какой-то кусочек ткани, трико, пришел.

Недоумеваю. Заходим, стулья расставлены по краям, посередине ни столов, ни стульев, и перед нами в позе лотоса сидит дяденька. Говорит: «Ребята, не стесняйтесь, проходите, расстелите коврик, как я, садитесь на полу, а кто не может, садитесь на стулья». Потом оказалось, это был доцент кафедры охраны труда Сибирского металлургического института – из Новокузнецка.

(Здесь я отчетливо вспомнила, как в 90-е годы моя приятельница, уважаемый и состоявшийся тогда психолог, ездила в это время по стране с лекциями о пользе клизм и призывала всех в больших актовых заводских залах сделать это немедленно! Поэтому картина, описанная Антоном  Степановичем, показалась правдивой, с совершенно здоровой долей юмора, как, впрочем, и весь рассказ. Позже я прочитала в разных нетовских рейтингах о Галицком-преподавателе, так вот одно из основных качеств, которое в нем ценят студенты, – чувство юмора. Я попросила его прокомментировать эти данные, и услышала то, с чем давно согласна: тонкий, безобидны юмор  – это очень здорово, он помогает в общении, главное, не доводить его до сарказма по отношению к людям и окружающей действительности. А еще в рассказе Антона Степановича ему помогала самоирония).

– Так вот, доцент говорит: «Официально я работаю на кафедре, но всё свободное время посвящаю йоге. Сколько вы мне лет дадите?». Я смотрю, ну… 35–40. Мне, говорит, 60, смотрите, что я могу. И он в позе лотоса на голову становится, ноги закидывает. А мне тогда было под 30, и у меня уже гастрит, больная спина, радикулит начинается…

И он говорит, «я вам хочу рассказать, что современная наука только приоткрывает те истины, которые были известны». Он меня убедил своей внешностью, и начал нам рассказывать научные выкладки, и выкладки из йоги. И я попал. Мое материалистическое мировоззрение было поколеблено напрочь, и я понял, что есть духовный мир. Тогда у меня началось то, что называют «полётами в астрал». У меня начались сны, видения, они были так осязаемы, настолько реальны! Я поверил в это. Я рассуждал так: может, это глюки, но я нормальный, я не пьющий, я не колюсь,  наркотиков не употребляю, а у меня это проявляется, и стал заниматься йогой. Материалистическое мое мировоззрение рухнуло, я понял, что есть духовный мир и он невидим. А дальше – мы были в поисках. И он меня вёл, мы три года занимались, я и в позе лотоса сидел, я вегетарианствовал, я прекратил употреблять алкоголь, перестал «по бабам бегать», и я понял, что есть принципы, которые и в йоге, и в христианстве одинаковы – нравственные принципы духовного совершенствования.

Вы не поверите, я сам, когда видел этих людей на Невском, кришнаитов, которые скачут в балахонах, думал «вот чокнутые!». А он приезжает в очередной раз и говорит: я тебя приведу к высшей йоге, пошли. Я думал, там будет зал, там какой-нибудь человек стоит на голове… а он меня приводит в кафе – здесь недалеко, площадь Репина – там было кришнаитское кафе. Раньше я проходил мимо, слышал запахи, караталы звучат, и я думал: «ну чудики». А он меня туда заводит и говорит, вот высшая йога. Я говорю – как? что? Думаю, шутит. Он для меня тогда уже авторитетом был, говорит, вот теперь ты ходи сюда, слушай их программы, читай их книги, потому что это – высшая йога, служение абсолюту, служение Кришне. И я три года был кришнаитом. Я играл на караталах, на мриданге.

(Мне пришлось срочно ликвидировать свою безграмотность в этом вопросе, так как даже при хорошей дикции Антона я не понимала, что за слова такие он произносит… Мриданга почитается как один из восьми священных музыкальных инструментов у кришнаитов и представляет собой барабан из глины. По сути, это очень древняя форма барабана, обладающая хорошей акустикой. Самое древнее упоминание о мриданге встречается задолго до начала нашей эры. Караталы – один из ритуальных индийских ударных инструментов. Они представляют собой два отдельных диска, которые связаны между собой веревкой, звук извлекают при помощи ударов дисков друг о друга. Когда я рассматривала их на картинках, мне показалось, что они чем-то похожи на большие колокольчики…).

– И долго это продолжалось?

– Долго. Я даже хотел уехать в Индию. Но я жил недалеко от этого подворья Валаамского монастыря, я всё время слышал колокольный звон. А кришнаиты, они же хитрые. Они говорят: всё нормально, все Богу служат, а мы лучше всех. И я, слушая их, заходил по пути домой в книжную лавку подворья. Тогда у всех был голод по чтению, особенно того, что многие годы было запрещено. Я почитывал книжечки из лавки и думал, что всё это похоже на кришнаитство, но  наше (подсознательно – это же всё-таки ближе к нам). Они говорили: Кришна – это Христос, мы-то Кришну лучше знаем, и православные тоже что-то о нём знают. И чем больше читал, тем больше у меня возникало вопросов: а всё-таки, не похож Христос на того, которого они «рисуют». И они говорят, что сейчас по всей земле будет кришнаизм, но у нас почему-то православие возникает.

Самая большая книга, которую я читал в то время, называется «Заступница усердная», посвященная Божией Матери: как Она являла чудеса, когда Аскольд и Дир ходили на Константинополь – она потопила их корабли, как она прислала зодчих и деньги в Киев, чтобы построить храм, как она Тамерлана развернула, и так далее. Я это все читаю и думаю, а где же Кришна? Кришны-то нет. Тут Матерь Божия, а она же Христа родила, что за дела…

– И все же, почему Вы называете свою историю чудесной?

– Первое чудо со мной было в Москве: я ездил в командировки по разным «психологическим» делам (конференции и прочее), но попутно к кришнаитам заходил, и однажды случилось такое. Каждый раз, когда я это рассказываю, не могу вообще никак объяснить. Я пришел в кришнаитский московский храм, думаю вкусный прасад (пища, если кратко) меня ожидает, мы потанцуем, «харе-кришна», мантры попоем, гуру нам скажет красивую проповедь, мы посмотрим красивые картинки… Прихожу (я уже бывал там) в какое-то утро перед конференцией, снимаю пальто, сдаю в гардероб, разуваюсь, чтобы пойти босиком. Там киртан – метод воспевания мантры или имен Бога в сопровождении музыкальных инструментов; самый могущественный и доступный из видов духовной практики кришнаитов. Кстати, о слово «харе-нама»: по-кришнаитски (это близко к русскому языку),  «харе» – радуйся, и Апостолы ведь говорили «радуйся»; а «нама» – это «нейм» – имя. «Харе-нама» – воспевание имен Бога, и вот они воспевают…

Так вот, идет этот киртан, и вдруг я, сам не понимая почему, говорю себе, нет, я не пойду, и обратно обуваюсь, одеваюсь, и иду в Донской монастырь. Почему? Не могу ответить. Я не скажу, что я зомби был в тот момент, но я почему-то решил, что я пойду в Донской монастырь, в котором был на экскурсии два месяца тому назад, когда приезжал в Москву на предыдущую конференцию, и он меня почему-то потряс своей атмосферой, и меня потянуло туда. Прихожу, литургия в большом храме закончилась, а справа есть маленький храм. Я туда захожу, а там старец какой-то говорит: я только что был в Иерусалиме, давайте я водой вас покроплю со Святой Земли. Кропит нас, и я испытываю непонятно что. А потом он говорит: а теперь, кто на ранней литургии не был, пойдемте, сейчас будет поздняя литургия (я вообще ни разу на литургии не был от начала до конца), я прихожу, он говорит – сейчас будет исповедь, читает молитву, я как сейчас помню, что меня «прошибло».

Старец очень просто и доходчиво рассказал про то, что у христианина есть три матери. Кришнаиты учат, что у каждого кришнаита есть семь матерей, а старец говорит – всего три: родная мать, Родина мать, и Матерь Божия. И начинает рассказывать много-много, и про мат начинает рассказывать (я потом узнал, что это слово Ивана Златоуста – про мат, который сказал, что, когда мы материмся, мы оскорбляем родную мать, Родину мать, а самое страшное – Матерь Божию), он это всё рассказал, и я начинаю плакать…

Я абсолютно искренне подошел, на коленочки встал, говорю, ну вообще-то я как бы святой, но иногда матерюсь, но зато я очищаю это маха-мантрой. Маха-мантра — это великое обращение к абсолюту, богу. Это трансцендентальное состояние ума и души у кришнаитов. Он говорит: а Иисусову молитву знаешь? Потом говорит: а сколько ты эту мантру читаешь? Я говорю, по полтора-два часа в день, он говорит: я тебе другое рекомендую – брось ты это, читай Иисусову молитву 12 раз каждый день до конца жизни. Благословляет меня, я не понимаю, на что. Но главное – состояние моей души, я чувствую – что-то происходит (теперь понимаю – благодать Божия). Заканчивается литургия, выходит батюшка, я руки сложил, иду как все к чаше (хотя я не читал ни подготовительных молитв, не постился, потому что не знал, что это надо делать). Я иду, знаю, что Бог-то есть, думаю, ну, на всё воля Твоя, если я что-то не так делаю, останови меня. Подхожу, причастился. То есть, я отстоял пол-литургии, я исповедовался, как мог и причастился, как мог. Все стоят, поцеловали крест, я абсолютно был уверен, что всё нормально, и я вышел за ворота монастыря, повернулся и думаю: это что было? Это как? Я же это не планировал, я не просчитывал, меня этому никто не учил, но это произошло.

(Антон Степанович задумался, сделал паузу. Также задумалась и я, когда расшифровывала материал. Что такое чудо? Как филолог, по привычке обращаюсь к словарям.

Чудо – 1. мн.: чудеса, чудес. По религиозным и мифологическим представлениям: сверхъестественное явление, вызванное вмешательством божьей силы. Молиться о чуде. Ждать чуда. Ниспослать ч. на землю (о божественной воле). Свершилось ч. Творить чудеса. Ч. из чудес (самое необыкновенное). Ч. чудное (нар.-поэт.). 2. мн.: чудеса, чудес. Нечто небывалое, необычное, удивительное. Чудо-дерево. Вот какое ч.: собака и кошка едят из одной миски. На глазах свершилось ч. (о чём-л. необыкновенном). Семь чудес света (в представлении античного общества: семь знаменитых достопримечательностей — египетские пирамиды, храм Артемиды в Эфесе, Мавзолей в Галикарнасе, террасные “висячие” сады Семирамиды в Вавилоне, статуи Зевса в Олимпии и Гелиоса в Родосе, маяк в Александрии). Восьмое ч. света (о чём-л. очень необычном, чрезвычайно удивительном). 3. только ед. какое, чего в функц. опр. О том, кто или что удивляет, восхищает своими свойствами, достоинствами. Архитектурное ч. прошлого. Ч. техники. Ч. живописи. Ч. поварского искусства. Земляника — лесное ч. Ч., что за голос. Чудеса героизма, трудолюбия, храбрости. Эх ты, ч.! (ирон.). Чудо-богатырь (о воине, совершающем чудеса героизма и храбрости; первоначально — о богатырях русских былин: Илье Муромце, Алёше Поповиче и Добрыне Никитиче, отличавшихся огромной силой и храбростью). Чудо-молодец (нар.-поэт.; о сказочных и былинных героях). Чудо-конь; чудо-олень; чудо-сани (нар.-поэт.; о предметах, поражающих своими возможностями). Чудо, как умён! (в высшей степени), (Словарь Кузнецова).

Чудо – 1) в религиозных и мифологических представлениях — сверхъестественное явление, вызванное вмешательством божественной, потусторонней силы… 2) (Перен.) нечто поразительное, удивляющее своей необычностью (Большой энциклопедический словарь).

А вот у Владимира Ивановича Даля: чудо – всякое явленье, кое мы не умеем объяснить, по известным нам законам природы (Толковый словарь живого великорусского языка В. И. Даля). Похоже, первая реакция моего собеседника, когда он все это пережил в процессе, напоминает некое необъяснимое явление, затем оно видится поразительным, необычным. И только спустя время, анализируя события, человек может причислять в этом случае его к чуду божественному…)

– Но это еще не вера, наверное…

– Потом было несколько случаев, я их пропускаю. Но был и самый главный случай, который меня привел к этому зданию. Мы жили на Перекопской, метров восемьсот отсюда, и я это подворье знал. И вот однажды в девяностых годах мне снится сон. Мы жили в коммуналке, комната – 11 квадратных метров (я, жена, три дочери).

Я как психолог знал, что такие сны бывают. Есть сон, как будто ты умер – провалился в яму; есть сон, подсознание работает, навороты, сюжеты, всё перепутано, просыпаешься – что-то помнишь, что-то не помнишь, что ты читал, что ты думал, что ты в кино смотрел. Но есть сны третьего рода, когда ты попадаешь в реальность, которая реальнее, чем эта. Это не каждый испытывает, не всем дается, а у меня это уже было, когда я занимался йогой, у них это называется «полеты в астрал» или «выходы в параллельный мир», и тут мне снится такая вещь, которая меня окончательно «добила» и привела в этот храм.

Снится мне сон, что я на кришнаитской программе в ДК Ленсовета (они арендовали зал, я там много раз бывал наяву), и вот я в этом зале сижу, вокруг знакомые лица, и на сцене знакомый руководитель ятры (кришнаитской епархии), все идет как положено – абсолютная реальность. И вдруг у меня как будто «щелк» перед глазами, и завеса спала, и я вижу на сцене в белых балахонах бесов. Я вижу свиные рыла, рога, хвосты, клыки, горящие глаза. Они улыбаются, они источают любовь, а они бесы. Про это я нигде не читал, не видел в кино, это просто был уникальный для меня показ. И у меня по спине мурашки, у меня леденящий ужас.

Представьте, на вас бежит собака – овчарка – и вам некуда деваться – это ужас. Волосы дыбом. И они трое сидят на сцене, а я – в зале, и они видят меня, и у них сразу понимание, что я их увидел, и они меня сразу увидели. Вокруг все сидят, поют, довольные лица, блаженные, «слепые». А я «увидел», и у меня ужас. И они меня засекли, поняли, что я прозрел и понял их духовную сущность. Они встают, я понимаю – сейчас они меня будут «брать» своими клыками и когтями, и я протискиваюсь через всех, говорю, прабху, пропустите, матаджи! (матаджи и прабху – женщины и мужчины). Проталкиваюсь, и в боковой проход, а они со сцены – за мной, они меня собрались «брать», я бегу, они за мной, к выходу прибегаю, и они меня хватают. Я кричу и просыпаюсь…

Просыпаюсь, подскакиваю лбом в потолок (кровать была на самодельном втором этаже в комнате), у меня холодный пот и ужас леденящий, и тут я понимаю, что, с одной стороны, это был сон, а с другой стороны, это было настолько явно, что я окончательно понял, что как бы они красиво ни говорили и ни пели, это ловцы человеческих душ. Моя жена от грохота просыпается «что с тобой?», я говорю: нам надо спасаться, ничего не объясняю, спускаюсь и бегу в это подворье. Прибегаю, здесь закончилась служба, и послушник что-то убирает, я говорю, я в секте был, мне надо спасаться. Он направляет к батюшке, я к нему прибегаю, во мне был неподдельный ужас, зуб на зуб не попадает, ну представьте, я только что из лап конкретных бесов вырвался. «Батюшка, мне надо спасаться!» Он говорит: «Через полчаса у меня тут крещение, иди простыню бери, сколько-то денюжек и приходи». Я прибегаю, нас заводят на этот клирос, где я теперь и пою. Вот уж правда, где родился, там и пригодился. Как Господь всё устраивает! Я же сначала в других храмах пел, сюда и не планировал попасть певчим, и вот десять лет пою. Здесь валаамский распев.

(Распев Валаамского монастыря, действительно, особенный. Это отмечают все, кто слышал монастырский хор на храмовых службах или концертах. Существует даже такой музыкальный термин – Валаамский распев. В православной энциклопедии читаем: совокупность музыкальных вариантов церковных песнопений, бытовавшая в Валаамском монастыре. Проблемы происхождения распева, его самостоятельности или, напротив, зависимости от других распевов не нашли в наст. время однозначного решения в современном музыковедении. Известно, что в архивах России древние певчие рукописи Валаама, которые могли бы стать объектом исследования, не сохранились. В описании древлехранилища Валаамского монастыря, сделанном в 1913 г., значились четыре рукописных певческих – «Ирмология»: 2 из них были записаны знаменной нотацией, 2 – квадратной нотолинейной; в последнем есть примечание «ноты крюковые на пятилинейной системе».

Важным источником сведений о певческой традиции Валаамского монастыря являются описания, оставленные паломниками. Первое описание (1847) принадлежит свт. Игнатию (Брянчанинову), который отметил особую выразительность валаамского пения, «глубокое набожное чувство и необыкновенную энергию, которая потрясает душу». Услышанный им напев он назвал знаменным, или «столбовым»: «Тоны этого напева величественны, протяжны, заунывны, изображают стоны души кающейся <…>. Эти тоны – в гармонии с дикою, строгою природою, с громадными массами гранита, с темным лесом, с глубокими водами».

От себя добавлю: когда я услышала первый раз такое пение на только возрождающемся как монастырь Валааме много лет назад, мне оно показалось слишком медлительным. Может, поэтому в том числе оно называется «столбовым», не знаю, не специалист… Однако эмоциональная сила распева берет за душу, она нетороплива и значительна, эмоции первого впечатления переходят в чувства, а чувства вызывают у человека желание позитивных, радостных действий).

С той московской встречи со старцем до такого внезапного прихода в храм много времени прошло?

– С момента первой исповеди до крещения прошло, может быть, полгода-год, не больше. Там уже плотно познание шло очень, а до этого долго: что-то читал, гуру из Америки про Христа вопросы задавал, а они все уклоняются… Сектанты же мастера уклонений. А когда ты знаешь, ты их ловишь. Они цитаты из контекста вырывают, и всё. Тут читаешь, а через две строчки как раз то, что их раздирает в пыль, а ты не знаешь, и на этом ловишься.

– Выхватывание из контекста – типичный прием манипулирования. Свидетели Иеговы, другие секты часто этим пользуются. Если о вере… Но ведь и в самых известных видах коммуникации таких приемов предостаточно, вы, как психолог, хорошо это знаете. И в СМИ авторам также хочется влиять на души людей. Этот материал будет размещен на страницах журнала для писателей, философов и журналистов. А как вы относитесь к СМИ? Я посмотрела ваши интервью, публикации о вас в Интернете, их немало, значит, вы медийный человек…

– Кто владеет информацией, тот владеет всем. Особенно умами и чувствами молодежи, и представители СМИ это прекрасно знают, недаром все инновационные технологии в первую очередь нацелены на молодых людей.

–  Как коллега с коллегой, абсолютно согласна. При этом вспоминается крылатая фраза профессора Преображенского, сказанная устами замечательного актера Евгения Евстигнеева в кинофильме Владимира Бортко «Собачье сердце»: «Не читайте вы советских газет перед обедом!». Понимать ее можно по-разному, мне она представляется без контекста повести Булгакова символом выбора. Зачем потреблять информацию только для того, чтобы «быть в теме», «быть в курсе», сказать важную фразу в светской или кухонной беседе, многозначительно кивнуть… Можно не знать, сколько лет было Петру Гриневу (а ведь это одна из идей Пушкина и его концепции о России!) и при этом не краснеть за свое невежество, но если где-то в суетном разговоре не назвать последних новостей из Telegramm – для кого-то это трагедия! Зачем обязательно знать, сколько лет жене Трампа? Или что думает по поводу развода Ксения Собчак? Или сколько в городе автоаварий по вине пьяных водителей произошло за ночь? Директор Института психоанализа профессор М. М. Решетников говорит своим студентам, что не надо просто так ходить на митинги. Так и со СМИ, с сетевыми текстами. Ведь Интернет – это и огромная помойка, и большая библиотека. Что посоветуете?

– Что в приоритетах и что можно посоветовать? Для меня выбор очевиден. Каждый человек делает его сам. Для меня, во-первых, это те авторы, кто говорит о Боге, именно как в православии говорят. Кто говорит о любви к России и о любви к семье. Любовь к Богу, любовь к Родине и любовь к семье – это некие критерии отбора. И совсем необязательно, чтобы именно эти слова были в тексте. Они могут быть в душе.

Кто что-то говорит про однополые браки или про свободную любовь – это уже не наши, кто говорит про то, что вся планета – наш дом… какой она наш дом? У каждого свой дом, своя родина. Кто говорит о разных богах и разных путях, которые ведут к Богу – это ложь. К Богу ведет только православие. Родина у нас только одна – Святая Русь. Нет ни одной страны на Земле, которая бы так называлась. Америка какая? Деловая. Британия какая? Великая. Задумайтесь над коннотациями!? И они этого не стесняются, наоборот!

При чтении и просмотре всегда есть ключевые вопросы. Относиться к этому нужно так: будьте мудры как змеи и просты как голуби. Всегда нужно четко понимать, в каком контексте, для кого ты пишешь, и потом – ЧТО? Поэтому, если ты понимаешь, что рамки такие, что нельзя… говоришь о добре, о справедливости, о пути истинном. Как только тебе открывается лазейка, ты думаешь, что если Бога нет, то можно ведь всё. Это же Августин Блаженный сказал – поставь Бога на первое место, тогда всё станет на своё. И начинаешь приводить факты.

Иногда со студентами получаются интересные разговоры. Я им говорю, ребята, какие величайшие события в истории человечества вы знаете? История человечества, сколько всего было-то! Александр Македонский, Средние века, Крестовые походы, Цицерон, Сократ, Платон – всё! Величайшие. А о чем нам говорит простейший факт, лежащий перед глазами у всех? Мы сейчас в каком году живем? В 2019-м. От чего? После чего? Рождества Христова. Это и иудеи признали, и мусульмане, и буддисты – они же вынуждены признать, и никуда не денешься. Получается, это же величайшее событие, вся планета живет по этому календарю.

Второй важный для нас, петербуржцев, вопрос. В каком городе мы с вами живем? В Санкт-Петербурге. В честь кого назван город? Большинство говорят – в честь Петра Первого. Но это же не так, есть документы. Некоторые вспоминают, что есть апостолы. Некоторые вспоминают, в честь святого апостола Петра.

Самый потрясающий вопрос – третий: день недели. Вот через несколько дней будет воскресение. А в честь чего «воскресение»? В английском Sunday – это понятно, солнечно, светло, сказка, выходной. Я комсомольцем был, повторял «воскресение» и не задумывался! Это насколько мы зомбированы! Когда снимаешь этот штамп, блокировку, всё понятно – Воскресение Христово.

Далее. Вы были на Кипре? Кто был в Ларнаке? Лазарь, ну это же тот, которого воскресил Господь на четвертые сутки после его кончины, когда уже смрад от разлагающегося в жарком южном климате тела стоял в пещере. Есть факты, есть документы, тексты. А потом воскрешенный Лазарь на Кипре церковь основал. Гниющий труп, вы чего, какая реанимация? Какой летаргический сон? Гниющий труп! Когда такими фактами припираешь – сказать нечего.

(Антон Степанович вдохновенно рассказывал о своем опыте общения со студентами, с участниками концертов, о своих впечатлениях и открытиях, которые отражены в текстах его песен. Например, в песне, написанной им на свои стихи «Молитва перед иконой Божией Матери Неупиваемая Чаша»:

Мы духом немощны и слабы,

Страстей греховных мы рабы.

Давно погибли бы, когда бы,

Не Божьей Матери мольбы

   Припев:

   Неупиваемая Чаша! Нам в души благодать пролей

   И напои росой небесной Пречистых девственных кровей.

   Неупиваемая Чаша! Излей в сердца нам благодать,

   Дай силы, и любить, и верить, и вражьи козни побеждать!

Лукавый змей коварно залил

Зелёным ядом всю страну,

Табак, наркотики добавил

Ведя духовную войну.

   Припев:  тот же…

Дай ко греху нам отвращенье,

Дай средь соблазнов устоять,

Дай нам ко святости стремленье,

Дай волю Божию принять!

 

А вот песня Антона Галицкого на стихи Великого князя Константина Романова «Христос с тобой»:

 

Когда, предвидя близкую разлуку,

Душа болит уныньем и тоской,

Я говорю тебе, сжимая руку:

«Христос с тобой!»

   Когда в избытке счастья неземного,

   Забьется сердце радостью порой,

   Тогда тебе я повторяю снова:

   «Христос с тобой!»

А если грусть, печаль и огорченье

Твоей владеют робкою душой,

Тогда тебе твержу я в утешенье:

«Христос с тобой!»

   Любя, надеясь, кротко и смиренно

   Свершай, о друг, ты этот путь земной.

   И веруй, что всегда и неизменно

   Христос с тобой!

   Христос с тобой! Христос с тобой!)

– Как давно вы пишете песни? Как рождаются тексты и музыка? Помогают ли профессиональные знания психологии в творчестве?

–  Творчество бывает трех уровней: сначала человек спонтанно что-то творит, как ребенок мажет на картине – дай ему краски, и он начнет мазать, так и обезьяна может мазать. Мы выражаем что-то так, как мы видим.

Потом начинается второй этап, когда твои творческие импульсы и вложенная от природы творческая способность впечатывают в рамки, приемлемые для данного социума, для данной культуры. И тогда тебе дают ремесленные навыки: ты осваиваешь язык, ты осваиваешь (например, в иконописи), как готовить доску, какие каноны. Если в живописи, тебе рассказывают, как смешивать краски, если в литературе, что такое композиция, если в скульптуре, тебе показывают, как обрабатывать металл. Всегда есть этап, когда тебя подготавливают, чтобы ты говорил на таком языке и выражался такими формами, которые приемлемы для данного социума. Это делает тот, кто уже в этом чего-то достиг и был признан обществом, что он в этом деле лучше всех. Что такое алфавит, что такое гамма, что такое законы гармонии, дисгармонии. Ты будешь в консерватории, ты будешь в художественной мастерской  – ты «будешь подмастерьем у сапожника-мастера, потому что, чтобы сделать даже всего лишь красивые сапоги, надо этому обязательно учиться, приобретая знания, умения и навыки».

А потом, когда ты проходишь это, выходишь на третий уровень, и ты понимаешь, что у тебя есть интуиция, что у тебя есть инсайт, есть озарение, а это от кого? От Творца. И ты становишься со-творцом, и тогда тебе Творец открывает, дает нечто уникальное, оригинальное, гениальное, и ты начинаешь выдавать такое, что до тебя никто не выдавал, но в такой форме, что это все понимают. Это третий уровень. Инсайт на первое место ставить нельзя, потому что тогда начинается «выпендреж». У тебя есть творческая искра, но она от Творца, и ты со-творец.

Пример. Как Менделеев открыл свою знаменитую таблицу? Все это знают – и он, и многие другие химики до него, мучились  –  как это всё устроено? Он сначала экспериментировал, потом его учили, но потом ему это Господь дал, ему транслировал в мозг. А откуда эта периодическая табличка «волшебная»? А она ему приснилась. Если бы она приснилась мне или вам, или пастуху, или дворнику, или кочегару, мы бы ничего не поняли и забыли её тут же.  А Менделеев был готов её воспринять!!!

Как пишутся песни? Началось всё в университете, в ЛГУ имени Жданова! Битлз, Машина времени (здесь нужно добавить, что Антон Степанович скромничает: у него есть аттестат об окончании музыкальной школы по классу скрипки. – А. Г.). Спасибо родителям и учителю, который научил меня чувствовать, понимать музыку. В университете взял в руки гитару – первые три аккорда, потом остальные, как все в студенческом возрасте.  Потом собрались ребята, все творческие люди, и тогда была такая волна: каждая группа, свои песни, начали сочинять. И мы пели из «Машины», англоязычные песни, а потом начали экспериментировать: кто-то приносит, нравится? Нравится. Аккорды подобрали.

У нас была группа. Она называлась сначала «Полигон», а потом «Генератор белого шума». Белый шум – по аналогии с белым светом. Белый свет  содержит в себе все цвета радуги. Белый шум – источник всех звуков. Стали сочинять песни, начал вырабатываться навык, привычка. Видишь текст  – пытаешься его спеть – потом подобрать аккорды – вот и песня. Приносишь такую песню (на нашем жаргоне – «рыбу»), потом басист придумывает партию бас-гитары, клавишник – партию электро-органа, ударник – партию барабанов и т. д. Аранжировали как могли, голоса добавили – вот такое коллективное было музыкальное творчество. Некоторые идут от мелодии: сначала музыку сочиняют, потом подбирают стихи, другие наоборот – идут от текста к музыке. У некоторых иногда рождаются и текст, и музыка одновременно.

В музыке и песенном творчестве есть какая-то тайна. Вот я узнал, что Пушкин перекладывал молитвы на стихи. Бунин, Тютчев – наши классики, они же все были духовными людьми. И мне попадаются стихи, я их слышу! Беру гитару…

Вот так, например, я попал на Александро-Невский православный фестиваль, который основал мой друг в 2002 году. На одном из вечеров после концерта я спел пару песен – о Ксении Блаженной и еще одну на стихи Пушкина «Отцы пустынники…» (вот что Пушкин под конец жизни написал, у меня просто катарсис был). Композитор Михаил Малевич говорит: слушай, у нас фестиваль есть – приходи, споешь. Я спел, и из-за меня возникла номинация «композитор-исполнитель»: ведь тогда это был фестиваль авторской песни, то есть человек поет свои стихи и музыку, а тут приходит Галицкий и поет песню на стихи Пушкина. А это какая номинация? Композитор-исполнитель. Написал я, исполняю я, а стихи – Пушкина.

Отцы пустынники и жены непорочны,

Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв.

Сложили множество божественных молитв;

Но ни одна из них меня не умиляет,

Как та, которую священник повторяет

Во дни печальные Великого поста;

Всех чаще мне она приходит на уста

И падшего крепит неведомою силой:

Владыко дней моих! Дух праздности унылой,

Любоначалия, змеи сокрытой сей,

И празднословия не дай душе моей.

Но дай мне зреть мои, о Боже, прегрешенья,

Да брат мой от меня не примет осужденья,

И дух смирения, терпения, любви

И целомудрия мне в сердце оживи.    А. С. Пушкин

Бывает и так, особенно сейчас, в последнее время. Есть, например, понравившийся текст, прокручиваю его в сознании и так, и эдак, тут приходит в голову мелодия, где бы ни находился включаю в мобильнике диктофон, записываю. Потом прихожу домой, беру гитару, подбираю аккомпанемент  – вот и песня. А иногда, если долго размышляешь над какой-либо волнующей тебя темой, «приходит» и текст вместе с мелодией – тогда «рождается» авторская песня.

– Какие темы вы считаете своими основными, ведущими, важными для вас?

– Основные темы я уже называл: любовь к Богу, любовь к Родине и любовь к ближнему. И покаяние.

Помните мою историю в Донском монастыре, где я услышал от батюшки проповедь про бранные слова? Через год появилась песня «Простите нас». Я в трех куплетах показываю, что когда мы материмся, оскорбляем родную мать, Родину-мать и Матерь Божию. То есть  песни настоящие – они рождаются, их не сочиняют. И рождаются они из НИОТКУДА (я думаю – приходят из духовного мира, от Бога).

Простите нас

Когда с наших уст срывается мат,

Сердца матерей от позора болят.

На нас иноверцы с ухмылкой глядят,

А бесы в аду от восторга пищат.

Простите нас, мамы, и сёстры, простите,

Простите нас, дети, и жёны, простите,

Простите за мат!

Когда с наших уст срывается мат,

У Родины-Матери губы дрожат,

Враги на неё со злорадством глядят,

А бесы ещё веселее визжат.

Простите, берёзы, поля, нас простите,

Простите нас реки, озёра, простите,

Простите за мат!

Когда с наших уст срывается мат,

У Матери Божьей туманится взгляд.

Прочь Ангелы от богохульных летят,

А бесы раскрыть врата ада спешат…

Прости нас, Царица Небес и Земли

И Сына о нас, недостойных, моли,

Моли, да простит нам злословия смрад,

Простит нас за мат!

Прости нас, Спаситель, за мат!

 – Как вы думаете, можно писать от души на заказ? Вот писатель Дарья Донцова много раз рассказывала о том, что она встает рано, садится за компьютер, пишет до двух часов, потому что это ее работа на данный момент жизни, скажем.

– Да, я считаю, что можно. Это одна из технологий. Когда тебе заказали тему, сказали: должно быть 4 куплета, такие-то ключевые слова… и так тоже у меня рождались песни, но это получается реже и труднее, чем «на свободную тему».

А есть еще одна песня, тоже очень мне нравится, называется «Четыре желания». Я живу у Балтийской, и мне до подворья пешком 10 минут по набережной Обводного. И расскажу, как родилась эта песня: я шел из дома сюда на службу, и идут мысли. А куда они идут, я же не знаю, я же не планирую эти вещи. Смотрю на воды канала, на ум приходит песня Пугачевой… «У меня есть три желанья, нету рыбки золотой…», и тут идут ассоциации, я православный человек, а у меня какие три желанья? И я прихожу сюда на клирос, и перед службой записываю черновой текст: «Сокровенных три желанья есть у каждого внутри…». И я иду, и у меня первое желание – чтобы я покаялся и спасся, второе желание – чтобы семья моя покаялась и спаслась, третье желание – чтобы народ наш покаялся и спасся. А четвертое? Так я же интернационалист, я хочу, чтобы все люди на земле спаслись. Я же хочу, чтобы и Порошенко спасся, и Обама… надо за недругов молиться. Надо Христу покланяться, который был распят и воскрес. Прихожу домой, текст подредактировал, беру гитару – и получилась такая песня. Последние четыре года работаю в проекте, который называется «Миссия в песне». Теперь я окончательно осознал, что миссионерствую с помощью православно-патриотической песни – этого величайшего средства воздействия на души людей.

– Вы хорошо знаете своих слушателей? Свою аудиторию? Кто ходит на концерты? Вот я недавно была на концерте Жанны Бичевской и Геннадия Пономарева, и сначала мне показалось, что в зале больше  людей возраста певицы, преимущественно женщин. А потом, когда Пономарев запел свою песню «Мы русские, мы русские… поднимемся с колен», половина зала встала и стала стоя петь вместе с ним. Это оказались молодые симпатичные молодые мужчины, юноши. Их не видно было в зале в толпе зрителей. Как слаженно они пели с разных концов зала! Как хорошо они знали слова! Мне даже стало неловко, что я этого не знаю. А как у вас на концертах?

Об аудитории? Уже больше десятка фестивалей этого формата и больше тысячи концертов я дал и чувствую любую аудиторию, у меня песен – штук 300. Ну, православных – штук 150, а еще я Высоцкого, Окуджаву вкрапляю, когда к месту. Когда я чувствую, что про Бога нельзя, я говорю, вот – Высоцкий, вот Визбор, а вот Окуджава. И всё об этом же, о жизни порядочных, нравственных, духовных людей…

И дети трёх-пяти лет ходят, даже с отклонениями – у меня для них есть детский альбом. Есть другая аудитория – в тюрьме: насильники, обитатели колонии строгого режима, которые пожизненно сидят или по 15 лет. Есть военные, офицеры, Росгвардия, ОМОН, спецназ; есть программа для престарелых. Я, например, приезжаю также в президентский кадетский корпус, пою для них программу, они буквально «встают на уши», говорят, дайте нам эти песни!

– Я вам скажу честно: когда учу своих студентов составлять вопросы, то часто говорю, что вопрос о творческих планах и пожеланиях психологически часто банален, не креативен, его задают все и всем. Но сегодня день особенный, он запоминается на весь год, и диалог получился святочный. Поэтому очень хочется узнать, что бы вы хотели пожелать читателям?

Я желаю всегда помнить, что наступил 2019 год от Рождества Христова – величайшего события в истории человечества – это первое. Второе – помнить, что есть такая книга – Библия, по имени которой называются все библиотеки – хранилища не только книг, но и журналов, и газет тоже! А Библия – это такая книга, которая, как парашют помогает только тем, кто ее открывает. Вот ты летишь в бездну и у тебя есть парашют, но, если ты не дернул за кольцо и не открыл его – ты разбился. Почаще открывайте Библию, если не хотите разбиться «духовно». И третье, что я хочу пожелать, запомните и почаще повторяйте 8 слов: Господи, Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешного! Как Вифлеемская звезда с восемью лучами, как «8» – это цифра вечного Господнего дня, так и 8 слов Иисусовой молитвы – они очень важны.

Это спрессованный Символ нашей православной веры. Когда мы говорим: «Господи Иисусе Христе», мы показываем –  мы понимаем, что есть Господь Бог, и что Он никто иной, а Иисус Христос. Иисус – значит Спаситель, Христос – значит Мессия. Дальше что мы говорим? Сыне Божий. Мы показываем, что мы понимаем, что есть Бог Отец и Бог Святой дух, и благодаря тому, что Бог Отец послал Святой Дух в Деву Марию, родился Сын Божий. Вот в этих пяти словах правильное исповедание. А потом еще три слова – помилуй мя грешного. Что значит помилуй? Это значит – милость Божия для всех совершенно разная. Для кого-то милость – здоровье, а для кого-то – болезнь; для кого-то милость – это мир, а для кого-то –  война, для кого-то милость – это благополучие и сытость, а для кого-то – нищета и голод… Бог испытывает прочность веры каждого и даёт каждому только то, что необходимо для спасения души. Когда мы говорим «помилуй мя», тем самым мы обращаемся к Богу, чтобы Он нам дал то, что лучше для нашего спасения, и что Он знает лучше, чем мы сами. А последнее слово, которое иногда забывают произносить – «грешного». Безгрешен только Христос. А кто бы я ни был – академик, артист, бомж, олигарх, но я – грешник.

Диктофон выключен. Мы беседовали более двух часов, и рассказов Антона хватило бы не на одно интервью. Я приготовила ему много вопросов, а по сути, он отвечал лонгитюдно на один вопрос, заданный в начале. Потому что он самый важный для человека. Очень хотелось в конце спросить, почему на его странице «Вконтакте» фотография Галицкого на фоне портрета Игоря Талькова, но тут я поймала себя на мысли, что пусть этот вопрос останется на будущее. А здесь будет недосказанность как повод для размышления.

Беседу вела Анастасия Гришанина

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s