Марина Куртышева. В «прекрасное далёко» найдут ли дети путь?

Мы все, взрослые и дети, ныне живем в новой реальности. Реальности  безбрежного океана информации, но это не привычный океан, состоящий из воды… Он напоминает пресловутый «Солярис» Станислава Лема, непонятный и пугающий своей мощью и таинственной властью над людьми. И этот  океан информации, похоже, непонятным и не фиксируемым нашим сознанием образом реально управляет нами. Однако мы не предусмотрели самого главного: ни для нас – взрослых, ни тем более для детей и подростков  развлекательной, безопасной «прогулки» по нему пока не получается…

Оглянемся вокруг себя, попробуем осознать картину сегодняшнего дня, кардинально изменившего восприятие мира человеком любого возраста: взрослым или ребенком. Вот две самые обычные картинки. В маршрутку на остановке запрыгивает мальчик лет десяти–одиннадцати с горящими щеками, без разбору проталкивается через стоящих в проходе людей и запрыгивает на единственное пустое место… Кто-то из пассажиров негодует, призывает наказать «плохо воспитанного» школьника и выставить его из автобуса, но мальчика все это не интересует. Он упирается головой в стенку автобуса, скрючивается в согбенной позе и, как «слепоглухонемой» игнорируя разговору вокруг него взрослых, буквально «присасывается» лицом к экрану своего телефона… Кто-то из взрослых пытается рассмотреть сюжеты на экране  мальчишки, но он умело отворачивается… Все же одному взрослому удается подглядеть содержимое экрана школьника. Он вслух негодует: «Да что же это такое?!? Ведь там на экране сплошная чернуха, драка с насилием, да и недетские картинки-то, извините за выражение!» После этих слов все взрослые пассажиры переходят к резкой, не всегда приличной речи в отношении родителей, педагогов и самих детей… Вот интересно было бы спросить сейчас у каждого взрослого: «А вы точно уверены, что лично ваш отпрыск не занимается тем же самым „промыслом“ в безбрежном информационном океане, если родителей нет рядом с ним?» Да и в школе на переменках стоят и сидят, уткнувшись в стенку, любители «горячего»… Негодующие взрослые постепенно выходят из автобуса… На конечной станции в салоне остаемся только мы вдвоем – мальчик и я. Приходится напоминать ему, что автобус дальше не пойдет. Я внимательно смотрю на него и вижу, что щеки его лихорадочно горят, мысли его совсем «не здесь» и что он с огромным удовольствием остался бы в этом автобусе и дальше… Тереблю его за плечо, указываю на полностью развязанные шнурки у кроссовок и прошу его завязать их, чтобы не упасть по дороге… Он смотрит на меня как на картину, висящую на выставке, и спокойно, в самозабвении проходит мимо меня, прижимая к груди свой гаджет…

А вот и второй эпизод – в маршрутке сидит семья. Родители расположились на задних сиденьях, а их сыновья устроились впереди. Родители заняты своим неторопливым разговором, не обращают внимания на занятия мальчишек. Также согнутые «в три погибели» оба мальчика лет восьми–десяти, будто «слитые» телами сиамские близнецы, не отрывают глаз от компьютерной игры на телефоне. Время от времени мальчишки то вскрикивают радостно, то уныло опускают плечи, то – и это можно хорошо расслышать всем пассажирам, жестко «выражаются» по ходу игры… Мы уже едем в маршрутке минут тридцать, а ситуация не меняется. Родители, очевидно, считают вполне нормальным поведение ребят. Остальные пассажиры не очень довольны, но вмешиваться явно не считают нужным. Еще минут через пятнадцать родители громко оповещают отпрысков о выходе и спокойно выходят все вместе из автобуса. И вот тут неожиданно оставшиеся в салоне пассажиры буквально «взрываются» пылкой риторикой. «Вот, родителям-то наплевать на детей. Пусть делают что хотят. Они даже на мат не обращали внимания». «А что, учителя что ли обращают внимание в школе? В нашей школе дети вообще не стесняются сидеть, уткнувшись носом в телефон на всех уроках, и ничего…»  «Это куда мы все катимся, что это за поколение сегодня растет? Роботы будущие  или умственно отсталые?»… Дискуссия нагревается… Водитель-«джигит» вступает в оживленный разговор: «Э-э… О чем вы говорите? Мы же ничего сделать не можем, что кричать-то зря? Что теперь поделать с этими телефонами… Беда одна от них – и моя дочка уроки делает только ночью, когда я с работы прихожу и телефон силой отнимаю…»

Это, что называется, «лирика». А что же наука и практика? Что говорят исследователи и ученые сегодня по этому поводу?

Самое время спросить самих себя: «Quo vadis?» – куда ты идешь, человек? Семья кардинально меняется в наши дни, сознание всех ее членов заполонило иго информации – оно удовлетворит любой вкус и любой возраст. Можно отчетливо видеть, что большинство из нас превращается абсолютно неосознанно в «наблюдателей», «регистраторов», «участников разнообразных ШОУ – ОНЛАЙН». Мы с интересом становимся кем угодно, только не самими собой. Некогда,  да вроде и незачем, посмотреть на себя, проанализировать свое поведение… Мы застываем перед вечно горящим Его Величеством Экраном (ТВ, телефона, наружной движущейся рекламы, компьютера). Немецкий врач и психолог Райнер Пацлав в своей книге «Застывший взгляд» еще в начале 2000-х годов писал о надвигающейся всемирной опасности, особенно для детей и подростков, оказаться в положении «автомата», фактически исполняющего «приказы» с экрана. При этом автор детально проанализировал колоссальный ущерб, наносимый  общему психосоматическому и психическому здоровью молодого поколения  при постоянном и неосознаваемом, неконтролируемом «наблюдательном» режиме экрана любого типа и вида.

Есть и другие научные исследования, которые подтверждают, что сама по себе «картинка» (визуально наблюдаемая, но не осознаваемая), имеет большую силу воздействия на сознание человека любого возраста – от мала до велика – и может перестраивать человеческое сознание по законам, до сих пор не исследованным. Чем не «Солярис»?

Самое время объединить усилия образовательных учреждений, семьи и всего общества для совместной воспитательной работы с детьми и развитием их творчества в учебном процессе. Сегодня именно педагоги, специалисты по воспитанию могут выступить в роли соединяющего звена в процессе воспитания детей в новой социальной реальности. Именно сегодня необходимо открыть комплексные научно-практические Центры изучения последствий виртуализации детско-подросткового сознания, разработать диагностические современные методики профилактики и обнаружения опасных психосоматических и нравственных последствий личности ребенка.

Никто не будет возражать, что дошкольные учреждения и школы – основные социальные институты, приобщающие детей к ценностям культуры, социума и мира. Именно поэтому мы должны осознать, что нашему обществу остро необходимы новые современные механизмы создания полноценной взаимосвязи педагогов и родителей. Сформировавшаяся в общественном климате за последние несколько десятилетий позиция родителей как «заказчиков» и «потребителей образовательного продукта» привела к откровенно негативным тенденциям: завышенным требованиям родителей к школе, снижению родительской ответственности за воспитание собственных детей, отдалению семьи от понимания тенденций развития педагогических и психологических процессов в учебной среде.

Именно поэтому актуальная психолого-педагогическая задача  на сегодня – активное включение семьи, родителей в процесс реализации образовательно-воспитательных программ путем создания привлекательных и творческих условий для сопровождения детей в образовательно-воспитательном процессе.

Родители и педагоги могут и должны стать творческими партнерами и союзниками. Только в таком объединении мы все сможем сохранить нравственно-психологическое здоровье детей  и рост их творческой активности в учебной и общественной деятельности. Назрел вопрос о создании социального партнерства как творческого поля активного взаимодействия между школой и семьей.

Все мы знаем, что традиционное воздействие на семью по типу взаимного «недоверия» и «взаимокритики» педагогов и родителей, налагаемых «штрафных санкций» сегодня просто не работает. Вызовы реальности таковы, что современный педагог волей или неволей должен владеть техниками установления взаимопонимания и взаимодействия с родителями учащихся. А результаты налаженного контакта и совместных действий педагогов и родителей могут стать началом для формирования принципиально новой учебно-воспитательной социальной среды.

В октябре 2004 года,  представляя петербургскую Программу по развитию «Профессионального родительства» на Первом церковно-общественном форуме в Москве, мы впервые выдвинули план-программу проведения общероссийского постоянного мониторинга уровневых и качественных характеристик психологического здоровья  дошкольников и учащихся школ и колледжей всех российских регионов с координационным центром в Москве или Санкт-Петербурге. Данные такого динамического мониторинга могли бы оперативно выявлять реальные тенденции роста или снижения важнейших показателей психологического здоровья молодого поколения, что называется, не только на сегодня, но и на завтра. Такая работа могла бы стать важной научно-практической базой получения прогностической информации и превентивной аналитической деятельности в целях предупреждения кризисных ситуаций как в образовательных учреждениях, так и в семьях. Сегодняшний быстрый рост агрессивного поведения и его мотивации у подрастающего поколения снова и снова подтверждают острую необходимость массового исследования причин данного положения.

В прошедшие полтора десятилетия остро еще не стояла проблема глобальной виртуализации сознания человека. В нашем научно-практическом контексте главным вопросом оказалась виртуализация детского и подросткового сознания. Началась массовая перестройка нравственно-ментальных уровней, опосредованная содержательным контентом и асоциально-культурной направленностью части сетевых материалов. При этом никаких аналитических и объективных маркёров обнаружения и удаления такого информационного контента в целях социально-психологической безопасности или возрастных ограничений на всем поле образования с годами так и не появилось. Есть отдельные практические исследования, не объединенные в единое профессиональное пространство анализа, а значит, не могущие изменять ситуацию в позитивном направлении.

Ученые считают, что в современном обществе каждый человек должен научиться в совершенстве владеть навыками конструирования «виртуальной личности». Но подобного опыта у человечества до сих пор не было. Вступив с виртуальной реальностью в тесные отношения, мы то и дело создаем себе все новые и новые сетевые идентичности, то есть условно расширяем допустимые границы своего «Я». Каждый человек в анонимной форме надевает на себя ту или иную «маску». В связи с этой тенденцией специалисты по сетевым коммуникациям предупреждают, что существует вероятность «зайти слишком далеко» в своем сознании, пропитаться «вторичной, третичной… абсолютно незнакомой реальностью» и в итоге перестать полноценно идентифицировать себя самого с обычными людьми… Есть над чем задуматься, особенно над рисками трансформации детского и подросткового сознания.

Специалисты указывают также на возможные потери границ индивидуально-личностного «Я», подмену глубокого живого воображения поверхностным клипообразным мышлением и даже потерю пространственно-временной ориентации в обычной повседневной реальности. В общем, уже по первым данным, виртуальное Зазеркалье – не просмотр увлекательных мультиков, а погружение в неконтролируемую виртуальную реальность без средств безопасности и самозащиты на сегодня.

Всем нам, взрослым, надо понимать – нравится нам это или нет, – что дети имеют огромное преимущество перед взрослыми, так как в массе своей они обладают более совершенным психофизическим аппаратом и ментальными возможностями  по  сравнению с предыдущими поколениями. Мы должны осознать, что с появлением огромного количества доступной информации взрослые сами по себе уже не являются для детей единственным и непререкаемым авторитетом в этом смысле: ребенок в силу большей пластичности ума быстрее адаптируется к миру информации и гораздо чаще обладает и бо́льшим объемом информации, чем взрослый.

В коммуникативных сетях ребенок, выйдя за пределы семьи, социализируется в громадных информационно-коммуникативных пространствах, в которых НЕТ традиционно «значимого другого», т. е. авторитетной личности, помогающей росту и развитию сознания ребенка. «Авторитеты» в любом смысле слова в Сети есть – но это чаще всего искусственно структурированные социально-психологические «муляжи», не имеющие никакого отношения к нравственно-эмоциональному развитию ребенка или подростка. Сети переполнены «авторитетами» далеко не позитивной социальной деятельности…

Усложняется и затрудняется восприятие  детьми собственной личности и своего места в обществе, в классе, в группе,  в своей семье. Это может стать предпосылкой затруднений в самоопределении личности молодого человека, в его стратегическом планировании собственной жизни, выстраивании образа собственного позитивного Будущего.

Современный ребенок живет в мире, кардинально отличающемся от повседневного мира недавнего прошлого.  Новый мир не всегда дает ему жизненно необходимые естественные ориентиры ритмичного сна, отдыха или труда. Гармоничный отдых, здоровое питание, естественные ритмы созревания психофизиологических структур организма, зона необходимой тишины или уединения и многое, многое другое ныне не существует в жизни детей как норма или насущная необходимость.

Неправильное и никем не контролируемое освоение ребенком виртуальных «джунглей»  чревато серьезными последствиями для его физического, психического, социального и нравственного развития. Специалисты в области нейрофизиологии утверждают, что если к трем годам ребенок не освоил адекватно  собственную телесную (физическую) реальность, то полноценное развитие его воли, характера, личности и других важных сфер индивидуального развития – под угрозой. Можно предположить с большой вероятностью, что современные Маугли вполне могут начать массово появляться в нашем социуме, если мы не придадим серьезного значения мерам охранения и безопасности физического и психологического здоровья детей с самого рождения.

И, напротив, если мы, взрослые, сможем найти пути полноценной адаптации психической сферы и сознания наших детей к постоянно обновляющимся и трансформирующимся новым реальностям,  создадим систему безопасности в работе с информационными потоками и современным  виртуальным контентом, то с большой вероятностью                        мы сможем сохранить и преумножить их личностный творческий потенциал, умения и знания безопасного пребывания в Сети и в итоге свести пресловутую компьютерную зависимость к нулю.

В фильме «Виртуальная агрессия» (киностудия «Леннаучфильм», 2003 год) звучат такие слова: «Если воспитание будет отдано не человеку, а компьютеру, то мы в итоге и получим не человека, а такой же компьютер»…

Нас так сильно запугивали последние десятилетия тезисами о скором контрнаступлении эпохи «роботов –гуманоидов», «злобных» пришельцев и «тайно» чипизированных  наивно-доверчивых землян,  что мы как-то ненароком пропустили ключевой момент нашей массовой  «роботизации по собственному желанию», заметить и обнаружить которую  в самом себе или в окружающих  нас людях не так-то просто.

Чем же мы все уже расплачиваемся за это ускорение  и чем оно грозит нам в ближайшем будущем? Факты налицо. Поскольку мы уже живем не в одной,  а одновременно в двух реальностях – обыкновенной и виртуальной – то процессы самоанализа и самоидентификации каждого из нас становятся сложнее на несколько порядков. И, чтобы хоть как-то приступить к выявлению и активному осознаванию происходящего с нами, обратимся к некоторым процессам трансформации личного и общественного сознания в последние десятилетия.

Однако сегодня уже можно констатировать, что нарушение ритма, уровня и координации психофизических процессов у «экранного» поколения не является единственным следствием «экранизации» сознания человека. Есть еще один важный момент, о котором мало говорят. Речь идет о неосознаваемых процессах «саморастворения», слияния с «картинкой», в которой присутствуем. Дело в  том, что «картинка» (которую визуально наблюдаем или которую воображаем в сознании, так называемая пострефлексия) имеет силу воздействия на сознание человека и может перестраивать его по законам, до сих пор не исследованным нами. Так выстраиваются зависимости при работе с визуальными образами, меняющими наше сознание.

Мы вступаем в эпоху невероятных скоростей восприятия и работы с информацией, создания сверхтехнологий, влияющих и опосредующих сознание абсолютно неподготовленными и практически беззащитными перед молохом Его Величества ОБРАЗА. Если ребенок с самого раннего детства не научится адекватно, правильно работать с «океаном образов» в цивилизации визуализации, то возникает реальная опасность для роста и совершенствования его самосознания. Если родители, школа, общество не займутся вопросами психологического сопровождения детства в условиях информационной революции, последствия могут стать непредсказуемыми. Еще В. М. Бехтерев указывал на возможность «эпидемий психического возбуждения» и необходимость исследования мощи психической энергии как таковой. В70-е годы физиолог М. М. Хананишвили писал о возникновении «информационных»  неврозов как веяния времени.

Ученые еще век назад предупреждали о роли и значении «искусства  р а з л и ч е н и я», без овладения которым невозможно будет сохранить психическое здоровье и самообладание в новую эпоху.

Какие обстоятельства вызывают подобные социально-психологические и нравственные феномены сегодняшнего человеческого общежития, подводя всех нас к опасной черте самозабытья  и самолюбования? Наше  массовое духовное «селфи» обретает невиданный  размах… Но, изучая себя в «зеркалах», нам не с чем сравнить свой собственный уровень развития. У нас просто нет «образца», кроме как модных  и быстро устаревающих тенденций.  Почему же молчит отечественная наука о современном духовном  статусе человека и его сознания, вопреки накопленному не за одно столетие обширному и уникальному научно-практическому исследовательскому материалу об эволюции сознания человека и универсальной  природе его психической энергии?

Но замалчивать происходящие на наших глазах видимые перемены в личном и общественном сознании мы просто уже не можем. Слишком много появилось  в наше время эпифеноменов в сферах общения, коммуникации, организации коллективов,  а главное – в сферах воспитания и образования молодого поколения. Не случайно именно последние все чаще и чаще трактуются сегодня как сферы национальной безопасности государства и основа социально-экономического развития в ближайшем будущем нашей страны. И даже не в «средне-срочной перспективе», а, что называется, на завтра…

Стоит вернуться в контексте нашего сравнительного  подхода к воспитанию молодого поколения «вчера»  и «сегодня» и к вопросу о роли эмоционально-волевой сферы сегодняшнего поколения детей. Если в начале 90-х годов практикующие психологи и педагоги заговорили о феномене «инфантилизации» детей и подростков и в соответствии с этим фактом «растерянности»  значительной части родителей, то уже в настоящее время, когда выросшие дети и подростки сами стали родителями, мы отмечаем новые феномены. К таковым относится, например, «вторая волна» инфантилизации, на этот раз уже не только детей, но и самих  молодых родителей. На возникновение такого нового феномена в общественном сознании повлияло, конечно,  начало эры компьютеризации и виртуализации психики сразу нескольких поколений. Психологи и педагоги в последнее время активно отмечают отсутствие у детей не только сформированных  волевых установок в поведении и учебной деятельности, но и неумение управлять самыми простыми формами собственного поведения (дисциплинированность, соблюдение режима труда и отдыха, бытовая гигиена, самоконтроль эмоциональных реакций и произвольных форм поведения и др.). Родители снова приходят к психологам за помощью в вопросах управления поведением детей, их мотивации к учебной и творческой деятельности,  послушанию. И теперь уже с просьбой экстренной психологической помощи.

Хорошей новостью стало для большинства педагогов и родителей возвращение  системы «ГТО» в школах и вузах. Это, без сомнения, шаг вперед в воспитании здорового поколения России. Но хочется добавить, что неплохо было бы создать возможный аналог и для воспитания и формирования не только физической, но и психической, и нравственной культуры молодого поколения. Если в школу вернется предмет «Психология», то возможным окажется и формирование таких учебных программ для разных возрастов.

Важный ресурс образования и воспитания на сегодня –  подготовить с помощью семьи и школы личность новой формации, ориентирующуюся в новых общественных, экономических отношениях; обладающую самостоятельностью, предприимчивостью; социально защищенную, нравственно стойкую; закаленную, чтобы противостоять всякого рода отклонениям, разного рода зависимостям и соблазнам в окружающей жизни.  Есть сегодня в России и такой опыт формирования нового направления –  комплексной технологии саморазвития детей и подростков в школах Ярославской области, построенной на тщательном и глубинном изучении богатого научного  наследия  академика А. А. Ухтомского, уроженца тех мест. Жаль, что такой опыт не доходит до передовых школ других крупных городов России.

Специалисты по психопрактикам компетентного овладения виртуальными реальностями считают жизненно необходимыми методы, которые помогут детям и подросткам, как наиболее уязвимой части с точки зрения сетевой зависимости, в выработке у них адекватной самоориентации в этих реальностях. Речь идет о необходимом сохранении эмоционально-нравственной ориентации, нравственно-духовного статуса человека и человеческого достоинства. Скатывание человека в виртуальной среде к так называемой «звериной сущности» чревато большими опасностями для незавершенного уровня развития детского сознания. В фильме «Виртуальная агрессия» академик И. В. Бестужев-Лада  высказал свой взгляд на компьютерные игры: «Можно моделировать любые сценарии. Категорически должно быть запрещено только одно – УБИВАТЬ!»

Виртуальная реальность должна выстраиваться таким образом, чтобы можно было с гарантией сохранять у каждого игрока человеческую идентичность, не теряя и не ослабляя личностной и родовой жизнеспособности.  Сердцевину жизненного и нравственно-духовного опыта человека составляют ценностные переживания. Именно они сохраняют и преумножают внутреннюю цельность личности и творческой индивидуальности каждого человека. Такая личностная культура позволяет человеку расти до любых горизонтов его личных талантов и свершений. В противоположном случае неизбежны катастрофические последствия: снижение нравственного уровня, рост психической агрессии и аутоагрессии (склонность к суицидальному поведению).

Такова цена вопроса о том, как влияет на детско-подростковое сознание содержание виртуальной реальности (будь то мультфильм, игра, различные жанры виртуального искусства).

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s