Наш гость – Евгения Васькова. В спорах помогает медиация

ПОРТРЕТ_ВАСЬКОВАЕвгения Павловна Васькова – директор Центра медиации Санкт-Петербургского государственного университета. В конце девяностых окончила 524-ю петербургскую гимназию, и не отсюда ли, кстати сказать, ее прекрасное владение русским языком: ведь именно эта гимназия стала экспериментальной площадкой, на которой реализуются мероприятия федеральной целевой программы «Русский язык». Затем – годы учебы на юридическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета и последовавший за ними уникальный опыт практической работы в медиации, аудите и судебной системе. Благодаря научной деятельности, значительному практическому опыту Евгения Павловна стала высококлассным специалистом в области сопровождения внешнеэкономической деятельности, разрешения сложных комплексных споров и конфликтов, в том числе с публичным элементом. Она преподает на юридическом факультете университета, является рецензентом ряда научных изданий, экспертом проектов, причем не только российских, но и международных, автором серьезных научных публикаций, в том числе и в самых престижных изданиях.

– Евгения Павловна, в апреле я принял участие в международной конференции «Медиация: современность, инновационность, технологичность». Признаюсь, раньше я не особо интересовался данным направлением права. Но это мероприятие, кстати сказать, замечательно организованное Центром медиации, который вы возглавляете, позволило совершенно по-другому взглянуть на юридическую процедуру, которая поначалу могла показаться малоинтересной и даже по-канцелярски формальной. К моему удивлению, тема медиации оказалась исключительно живой и увлекательной, с глубоко разработанной научной методологией. Не могли бы вы подробнее рассказать о медиации как технологии урегулирования конфликтов? И насколько она востребована в обществе?

– Благодарю вас за высокую оценку конференции. Я прекрасно помню, что вы также являлись её активным участником, и полагаю, что успех этого мероприятия был предопределен неравнодушным отношением и вкладом каждого из участников.

Ошибочно полагать, что медиация является лишь порождением права. Действительно, процедура медиации как один из способов альтернативного разрешения споров урегулирована законом. Но сама технология медиации является междисциплинарной. Она порождена и теорией конфликта, и теорией коммуникации, и психологией, и социологией, и юриспруденцией и даже обогащена результатами, достигнутыми лингвистами. Лишь небольшая ее часть – процедура медиации помещена в границы правового поля. Это, с одной стороны, делает процедуру более упорядоченной и прозрачной, а с другой, при ограничительном толковании норм права – может связывать ее развитие. Важно понимать, что медиативная технология выходит далеко за рамки права и поэтому универсальна и может быть применена не только к отношениям, урегулированным правом, но и к тем, которые лежат за границами правового поля.

Ответ на вопрос о востребованности медиации в обществе будет зависеть от того, о каком обществе мы ведем речь. Однажды соприкоснувшись с медиацией, понимаешь, что навык применения медиативной технологии в повседневной жизни – это тот навык, который хотелось бы иметь с рождения. Важно, чтобы ему учили в семье. Ведь его суть заключается в умении слушать и слышать себя и другого, осознавать и признавать свои интересы и интересы оппонента, уметь реализовывать и защищать свои интересы, не умаляя интересов другого. Мне представляется, что история медиации – это история развитого интеллекта, история зрелости, история уважения и признания, история личной ответственности за принятое решение. Эта история, безусловно, присутствовала и присутствует на страницах книги жизни российского общества, и хочется верить, что она будет набирать обороты и развиваться с каждым днем.

– Процедура медиации как серьезного гуманитарного и социального института, насколько я могу судить, отнюдь не является некой абстракцией. Это совершенно  конкретное дело, которое требует четкой и продуманной организации, теоретического обоснования и решения множества практических задач. В связи с этим нетрудно себе представить, какой большой объем работы выполняют сотрудники Центра медиации. А как он создавался? Был ли раньше опыт в области медиативной теории и практики в Санкт-Петербургском государственном университете? 

– Санкт-Петербург может быть по праву назван «колыбелью» современной медиации в России, а сотрудники СПбГУ – ее «пионерами». Именно на базе СПбГУ в девяностые годы прошлого века на основе иностранного опыта и лучших практик, заимствованных у американских и европейских коллег, начали создаваться первые российские программы по медиации. Как видите, это произошло задолго до законодательного закрепления медиации. Я имею в виду Федеральный закон от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», который, кстати сказать, с конца октября 2019 года будет действовать в принципиально новой редакции.

Долгое время теоретические и практические аспекты медиации существовали в СПбГУ сначала как отдельные элементы дисциплин, а потом как самостоятельная дисциплина. Затем  в программе появился уникальный курс обучения специалистов, ориентированных на разрешение конфликтных ситуаций, – медиаторов. Именно на этих программах обучались специалисты со всей России и ближнего зарубежья, некоторые из которых в настоящее время являются основоположниками самостоятельных школ медиации. Коллективом Санкт-Петербургского государственного университета при участии коллег из Москвы, Перми и Санкт-Петербурга был создан первый российский учебник по медиации. Вместе с тем Центр медиации в СПбГУ был образован далеко не сразу. Он появился как подарок – в канун Нового года – в декабре 2017.

Центр медиации сегодня – это результат более чем двадцатилетнего творческого и исследовательского пути, опыта и знаний, накопленных десятком наших экспертов не только в области преподавания, но и в практической деятельности. Он представляет собой межотраслевой и междисциплинарный проект, объединивший усилия специалистов самых разных сфер знаний: конфликтологов, юристов, психологов, лингвистов, IТ-специалистов, социологов. В настоящее время направлением деятельности Центра медиации является не просто обучение, но и создание новых инновационных образовательных программ, консультирование, практическая медиация, законопроектная работа, экспертные и научные исследования.

– Участвуя в работе конференции, о которой мы говорили выше, я почувствовал, что медиация существует уже как достаточно верифицированная система, имеющая свой понятийный аппарат, ценностные приоритеты, регулятивные принципы. А ведь подобную систему логически упорядоченного знания невозможно быстро создать. На это требуется немало времени, не говоря уже о больших трудозатратах, причем этот процесс перманентный. Такое сложное, междисциплинарное и высокотехнологичное дело, как медиация, предполагает свою научную методологию, серьезный теоретический базис, на котором и может строиться медиативная практика. Развивается ли в настоящее время медиация как академическая наука и есть ли перспективы для этого развития? Или после разработки основных методологических положений, необходимых для ведения дела, предпочтение отдается решению в большей мере практических задач?

– Да, разумеется, медиация не статична. Она представляет собой инструмент, технологию работы в конфликте и с конфликтом. Развиваются общественные отношения, изменяются и совершенствуются и инструменты, которые мы к ним применяем. Кроме того, естественное разнообразие общественных отношений предопределяет существование непохожих друг на друга конфликтов, что  дает толчок к развитию разных направлений и стилей в медиации. Например, существует трансформативная медиация, начало которой было положено в девяностые годы прошлого века Бэроком Бушем и Джозефом Фолджером, есть нарративная медиация, разработанная Джеральдом Монком и Джоном Уинслэйдом, директивная, фандрайзинговая, фасилитативная и многие другие.

Как видите, в медиации теория и практика не существуют изолированно друг от друга, они дополняют и восполняют друг друга, и в том числе благодаря этому остаются актуальными и востребованными.

– Фундаментальность теоретической базы медиации не может не произвести большого впечатления. Но, насколько я знаю, университетский Центр медиации особенно активно занимается именно практической деятельностью. Не могли бы вы, Евгения Павловна, назвать проекты, в которых участвуют ваши специалисты, привести примеры решения конкретных задач? Мы констатируем наличие ряда видов медиации. Может быть, среди них есть какие-либо приоритетные для вас?

– Относительно приоритетных стилей медиации стоит отметить, что, поскольку обучение медиации в России начиналось именно в СПбГУ, технология, которой обучают здесь, получила название «классическая», именно она для нас в приоритете. Кроме того, Центром периодически проводятся встречи, семинары и мастер-классы приглашенных специалистов по медиации и переговорам. Если говорить о практической работе, то мастера медиации всегда владеют несколькими стилями и умело сочетают их в ходе переговоров. То, какой стиль превалирует для профессионала, определяется не его личными предпочтениями, а особенностями сторон, находящихся в конфликте, и спецификой самого конфликта.

Сегодня специалисты Центра проводят текущие медиации и реализуют комплексные долгосрочные проекты. Текущие медиации чаще всего связаны с вопросами исполнения договорных обязательств, земельными спорами, наследственными спорами, семейными спорами, корпоративными и межличностными спорами, спорами, осложненными трансграничным элементом.  Основополагающий принцип медиации – конфиденциальность, и этот принцип не позволяет выносить детали разрешенных конфликтов на публику. Для меня важным результатом этих медиаций стала тенденция возвращения клиентов: лицо, пришедшее с семейным конфликтом и участвовавшее в процедуре медиации, впоследствии обращается к данной процедуре и при возникновении экономического спора по договору.

Если говорить о долгосрочных проектах, реализуемых Центром медиации, то это глобальная работа с конфликтами в сфере здравоохранения, в социальной сфере и в страховой сфере. Эти проекты предполагают предварительное изучение сферы общественных отношений, в которой возникают конфликты; категоризацию и последующий анализ типичных конфликтов в соответствующей сфере; определение причин и стимулов развития конфликтов; оценку их последствий не только в правовой и экономической, но и в иных сферах, например, в социальной и психологической; разработку моделей поведения в типичных конфликтных ситуациях; последующее обучение приемам бесконфликтного поведения лиц, работающих в соответствующей сфере. Фактически это проекты, направленные и в будущее – на профилактику конфликтов.

– Центр медиации, созданный при Санкт-Петербургском государственном университете относительно недавно, стал значительным событием не только в правовой, но и вообще в гуманитарной области. По каким направлениям, на ваш взгляд, он должен развиваться прежде всего? Планируется ли освоение новых форм деятельности?

– Мы не только запланировали, но уже приступили к расширению международного сотрудничества СПбГУ в сфере медиации и в настоящий момент ведем переговоры с рядом иностранных организаций о развитии международной практической медиации, а также о создании новых образовательных программ. Кроме того, предвосхитив изменения в законодательной сфере, в СПбГУ была разработана и утверждена программа «Судебное примирение», которая, я надеюсь, будет очень востребована в ближайшее время.

Беседу вел Борис Мисонжников

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s