Галина Вороненкова. Гордятся тем, что из «гнезда Засурского»

Писать о Ясене Николаевиче Засурском не только сложно, но и неблагодарно. Кажется, уже описано все, начиная с самых закрытых моментов его жизни. То, что он – основатель факультета журналистики МГУ,  знают все и гордятся, при любой возможности подчеркивая, что они происходят из «гнезда Засурского». Многие знают, что он – организатор сначала кафедры зарубежной журналистики и литературы, а затем и международного отделения, выпускники которого блестяще (и до сих пор) работают зарубежными корреспондентами во многих странах мира. На кафедру он собрал всех, кто владел иностранными языками, и сделал из нас не только исследователей, но и экспертов-аналитиков даже не по отдельным странам, а по целым регионам.

Во времена прежней «холодной войны» мы не использовали термин «фейк», но формы и методы западной пропаганды, глубоко изучая прессу, усвоили неплохо: вспомним хотя бы публикации любимых учеников Ясена Николаевича – американиста Алексея Бурмистенко, германиста Юрия Орлова и арабиста А.Х.-Г. Ибрагимова. Кстати сказать, на кафедре мирно уживались самые разные люди с многообразием характеров, т. е. соединялся тот самый «лед и пламень». Прямо согласно высказыванию выдающегося гуманиста, философа и врача Альберта Швейцера: «Иногда наш огонь гаснет, но другой человек снова раздувает его. Каждый из нас в глубочайшем долгу перед теми, кто не дал нашему огню потухнуть». Как наш шеф подбирал кадры, для многих осталось загадкой. То, что он оставался не только планирующим будущее стратегом, но и блестящим тактиком – неоспоримый факт.
Об уме, прозорливости, интеллекте и великолепном образовании Ясена Николаевича написано много. А рассказать хочется о том, чего многие не знают – о наших зарубежных командировках, так как мне повезло в этом плане больше, чем другим коллегам. Естественно, что остановлюсь лишь на некоторых эпизодах поездок, чтобы оживить воспоминания и показать эту сторону жизни.
Первый город, в котором мы участвовали в научной конференции с Ясенем Николаевичем, был центр немецкого книгопечатания, город моей второй альма-матер – Лейпциг. Научная конференция организовывалась бывшей секцией журналистики, образованной профессором Будзиславским после образования ГДР в 1949 году и долгое время возглавлявшаяся профессором Эмилем Дузиска, с которым у Ясена Николаевича были добрые отношения. Лейпцигский университет – один из старейших в Германии (создан в 1409 году) – являлся единственным в экс-ГДР учебным заведением, где готовили журналистов. Главный вопрос – преобразование секции в институт публицистики. Как это нередко бывает, к сожалению, все вопросы были решены быстро, и мы отправились знакомиться с новым, постобъединительным Лейпцигом, посмотрев места, где собиралась оппозиция на понедельничные демонстрации (Monntagsdemos), посетили Николай-кирхе, где раньше слушали Рождественские концерты, Томас-кирхе, вспомнив Томано-хор и поклонившись памятникам И. С. Баха и Мендельсона, и даже попали в Гевандхаус (Gewandhaus) на симфонический концерт именитейшего дирижера, непоколебимого ни при каких политических и социальных бурях Курта Мазура (Kurt Masur) – одного из столпов национального духа: «остров Мазуриум», как называют его порою поклонники.
Самой примечательной командировкой была поездка весной 1993 г. в тогдашнюю столицу Бонн – по приглашению правительства ФРГ. Летели мы до Франкфурта-на-Майне, представитель МИД встретил нас в багажном отсеке и проводил до поезда. Дорога была очень красивой, по сути, вдоль Рейна. Поскольку в этом городе я была уже несколько раз, он привлекал меня своей чисто немецкой прелестью и непохожестью на метрополии, так как был очень компактным и с небольшим количеством жителей. Всегда знала, что Ясен Николаевич очень любознательный и знающий историю человек. Но чтобы так – даже представить не могла. Что помнила, рассказывала о Бонне: то, что он берет начало, как и вся будущая Германия, в Вечном городе, точнее – в Римской империи, что до н. э. был лагерем древнеримского войска и здесь была возведена крепость Castra Bonnensia: отсюда и название – Bonna (уже в поездке в Мюнстер Ясен Николаевич  напомнил, что когда город был захвачен варварами, некоторые части его назывались Münster basilica). Много позднее из немецких источников узнала, что археологи считают, что на территории Бонна были поселения 14-тысячелетней истории.
Ясен Николаевич вспомнил, что в 1770 году здесь родился Людвиг ван Бетховен (мой любимый композитор). А когда был ему установлен памятник, спрашивает, а я не помнила (позднее, посмотрев источники, узнала, что в 1845 году, и тогда же был проведен первый фестиваль в его честь).
Первым делом Ясен Николаевич, как, впрочем, и в каждой командировке, осматривал окрестности вокруг отеля, чтобы найти место для утренних и вечерних пробежек. В Бонне, по его же словам, ему повезло: он нашел беговую дорожку вдоль Рейна, и пробежки доставляли ему истинное удовольствие и достигали 5 километров!
Переговоры в Бонне были в МИД и в Федеральном ведомстве печати (БПА – Bundespresseamt): они проходили под патронатом заместителя министра иностранных дел г-на фон Трескова (сына генерал-майора немецкой армии – Хеннинга фон Трескова, одного из активных участников заговора против Гитлера в 1944 году). Их можно определить как сложно-интересными: еще не закончился период не только объединительной, но и в целом эйфории в отношении России, поэтому интерес к факультету и Московскому университету был неподдельным. Идея, как и концепция создания российско-германского института публицистики, была воспринята с воодушевлением.
Для размышлений и ответов на возникшие вопросы немецкая сторона предусмотрела для нас активную культурную программу: первым пунктом была экскурсия в Кобленц на теплоходе. Он находится на западе Германии, известен своим удачным местоположением: расположен в месте слияния Рейна и Мозеля, и когда мы плыли по реке, то наблюдали большое количество виноградников, готических церквей и замков. История Кобленца начинается с римлян, которые основали в этом месте стратегическое военное укрепление. Город окружают три зеленых горных хребта — Хунсрюка, Вестервальд и Эйфель.
Нам хватило двух часов, чтобы познакомиться с лучшими достопримечательностями этой жемчужины: начали с Немецкого угла (Deutsches Eck) – площади, которая находится у места соединения двух знаменитых рек.
По возвращении в Бонн нас ждало еще одно культурное мероприятие: на этот раз посещение всемирно известного театра оперы с романтической оперой Карла Марии фон Вебера «Вольный стрелок» (нем. Der Freischütz; на русском языке перевод звучит неточно – «Волшебный стрелок»). Ее часто называют «первой немецкой национальной оперой». Действие происходит в Богемии вскоре после Тридцатилетней войны (1618– 1648). Либретто было оригинальным, т. е. написано Иоганном Фридрихом Кинда. Постановка нам не понравилась, включая декорации и исполнение партий. Ясен Николаевич, слышавший ее в России, сказал, изумив меня: в России она была впервые исполнена в 1823 году артистами немецкой труппы. С конца 1820-х годов партию Каспара исполнял В. Самойлов, а с 1830-х годов – О. Петров.
По окончании визита мы подвели итоги переговоров. Фон Тресков выразил уверенность, что институт состоится, так как то, что «сделал Советский Союз в области образования в Средней Азии, ни одной стране в мире не удалось».
В институт публицистики Мюнстерского университета мы ездили несколько раз. В первый раз, когда была подписана программа ЭРАЗМУС между нашим факультетом и двумя институтами Мюнстерского и Ниимигенского (Нидерланды) университетов. Основная задача заключалась в выработке учебной программы уже открывшегося 18 октября 1994 года Свободного Российско-Германского института публицистики (СвРГИП). Учебную программу в результате мы доработали в Майнце и Дортмунде с профессорами Гюнтером Рагером и Юргеном Вильке, входившими вместе с нами в научный совет.
Служебные и научные командировки – это практически всегда необходимость. Но за все наши поездки с Ясенем Николаевичем не заметила, что они ему в тягость. Напротив, они доставляли ему удовольствие. И не только из-за общения с новыми людьми и порой острых научных споров, а из-за самого процесса участия в достижении какой-либо цели. Были моменты, когда он утром прилетал, проводил мероприятия или участвовал в них и ночным рейсом, прилетавшим в Москву поутру, возвращался на факультет, чтобы непременно успеть к следующей лекции. Меня это не удивляло даже, а восхищало, так как только достигнув того возраста, когда мы летали вместе, я стала понимать, насколько это тяжело. Научил он и тому, что, помимо научных целей, необходимо познакомиться (желательно – поглубже) с культурными и историческими ценностями посещаемого места.
Чаще всего нам приходилось ездить в Берлин, Штутгарт и Франкфурт-на-Майне, который к тому же был и пересадочной площадкой. Берлин он знал хорошо и много рассказывал о Музейном острове – Шпрееинзель. Думаю, следует упомянуть, что перед каждым полетом, уже входя в самолет, Ясен Николаевич забирал все газеты на английском и русском языках и все время полета читал их, казалось, от корки до корки. А в каждом городе он посещал книжные магазины и покупал новые книги.
Для меня Ясен Николаевич, прежде всего, Учитель. С большой буквы. Как сказал великий и любимый на Западе Ф. М. Достоевский, кто бы ни встретился на вашем жизненном пути, поблагодарите его за участие в вашей судьбе… Было ли это – эпизодом… Или – на всю жизнь… Ни один человек не приходит в жизнь другого – случайно. Оказывается, на всю сознательную жизнь. Спасибо Вам, что научили, как нужно делать свою жизнь. А с кого брать пример, я теперь тоже знаю.

 

Борис Мисонжников. О профессоре Засурском и журналистике (вместо послесловия)

Галина Федоровна Вороненкова – доктор филологических наук, профессор кафедры зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, директор Свободного Российско-Германского института публицистики (СвРГИП), германист, крупный специалист в области массмедиа. Галина Федоровна замечательно написала о Ясене Николаевиче Засурском. Написала искренне, ярко, интересно, талантливо. Её журналистский материал не может не вызвать волны ассоциаций, раздумий и личных  воспоминаний о встречах с этим известнейшим ученым.

Когда-то, уже очень давно, я оказался в книжном магазине, в котором бойко шла распродажа новой книги. Автор мне был тогда известен только по фамилии: Я. Н. Засурский. А книга была научной монографией – Американская литература XX века, издана Московским государственным университетом. Книгу я купил, и она разместилась в моей домашней библиотеке на десятилетия. Так, поначалу заочно, произошло мое знакомство с Ясенем Николаевичем Засурским, деканом факультета журналистики МГУ, доктором филологических наук, профессором. Это знакомство, как я полагал, так и останется заочным. Но судьба распорядилась по-другому.

В 1985 году я, работая корреспондентом газеты «Вечерний Ленинград», защитил кандидатскую диссертацию, в которой исследовал качественную газету Neue Zürcher Zeitung. После защиты мне надо было ехать в Москву, и мой научный руководитель профессор Валентин Сергеевич Соколов настоятельно попросил меня зайти на факультет журналистики МГУ и вручить автореферат моей диссертации декану. Я решительно возразил: да вы что, Валентин Сергеевич, это, мол, декан самого крупного в стране университета, а я кандидат наук, у которого диссертацию ВАК еще не утвердил. У Засурского и без меня дел хватает. Но Валентин Сергеевич был непреклонен и завершил короткие уговоры категорично: я, мол, с Ясенем Николаевичем в последнее время довольно часто встречался, это очень хороший и порядочный человек. И не забудь передать ему от меня привет!

На факультет журналистики МГУ я прибыл в подавленном состоянии: столичный университет, незнакомые люди, да еще надо как-то подступиться к самому декану. Размышляя об этом, приоткрыл дверь в приемную и чуть не столкнулся с Ясенем Николаевичем. Тут же и состоялся у нас короткий разговор. Я передал привет от Валентина Сергеевича – взгляд декана стал теплее и мягче – и вручил ему автореферат. Декан оказался очень приветливым и внимательным человеком.

В течение последующих десятилетий я, работая уже в Санкт-Петербургском государственном университете, конечно, неоднократно встречался с Засурским, но все наши контакты ограничивались практически всегда только тем, что мы здоровались друг с другом. Но однажды произошел эпизод, который произвел на меня большое впечатление. Не так давно – а я уже был профессором и доктором наук – раздался звонок моего мобильного телефона. Я находился в магазине, вокруг было довольно шумно, и я не сразу расслышал имя человека, который звонил. Пришлось переспросить. Звонил Ясен Николаевич, что меня сильно удивило, но затем я удивился еще больше: спустя столько лет он вспомнил тему моей кандидатской диссертации и попросил дать отзыв об автореферате своей аспирантки, которая выходила на защиту с темой о швейцарской печати. Через десятилетия Ясен Николаевич вспомнил ту нашу короткую встречу и тему моей диссертации…

Это, конечно, совершенно частный случай, но он говорит о некоторых человеческих качествах Засурского. Я благодарен ему и за внимание к теме моей кандидатской диссертации, и за положительное высказывание о моей монографии «Феноменология текста» – это произошло много позже на одном из научных мероприятий. Не буду скрывать: внимание к моему научному труду столь авторитетного и знающего ученого меня приободрило и поддержало, а это был один из сложных периодов моей жизни.

Мне всегда очень импонировало то, что литературовед, американист, человек блестяще образованный занимается именно журналистикой. Это сфера творческой деятельности, которой сегодня так не хватает гуманитарного начала, интеллектуальной и духовной оценки и понимания тех процессов, которые протекают внутри профессии. Она переживает непростой этап своего развития, и именно профессор Я. Н. Засурский принадлежит к числу тех людей, которые позволяют журналистике сохранять человечное лицо, не утратить в суматохе кибернетических экспериментов своей гуманистической идентичности.

Ясену Николаевичу Засурскому осенью минувшего года исполнилось 90 лет. Он принял много поздравлений по поводу своего славного юбилея. К поздравлениям присоединяются и авторы сетевой газеты «Петербургский публицист». 90 лет философы называют временем свободного выбора и активной мудрости. По-моему, именно это демонстрирует и профессор Я. Н. Засурский.

 

24_Галина_Федоровна

На фото запечатлен поистине исторический момент: 18 октября 1994 года в здании факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова состоялось открытие Свободного российско-германского института публицистики. Учредителями института выступили МГУ, издательский дом Frankfurter Allgemeine Zeutung и ряд институтов публицистики из ФРГ. Слева направо: профессор Г. Ф. Вороненкова, профессор Д. Ратцке, профессор Я. Н. Засурский.

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s