Сергей Ильченко. Зулейха: с широко открытыми глазами

Премьера нового фильма «Зулейха открывает глаза» состоялась в эфире канала «Россия-1». Сериал поставлен  по одной из самых популярных книг последних лет – одноименному роману татарской писательницы Гузели Яхиной. Премьеру ждали, но ее появление на экране вызвало споры. Стоит разобраться в том, почему же они возникли.

Книгу переносил на экран режиссер Егор Анашкин, явно не новичок в сериальном «мыловарении». Достаточно вспомнить его последнюю работу – сериал «Кровавая барыня», повествовавший о нелегкой судьбе русской дворянки-садистки по прозвищу «Салтычиха». Нынче речь идет о нелегкой судьбе забитой татарской крестьянки, чья семья попала под раскулачивание в 1930 году. Это – завязка истории о том, как Зулейха Валеева отправляется в ссылку через всю страну, чтобы оказаться в глухой сибирской тайге на берегу Ангары. Именно здесь и разворачивается основной сюжет как книги Яхиной, так и ее экранной версии

Сама писательница была рада тому факту, что ее роман стал фильмом. Она же неоднократно высказывала вслух одобрение выбора создателей сериала актрисы на главную роль. И в самом деле – кому играть бедняжку Зулейху как не Чулпан Хаматовой? Выбор, как говорится, был предопределен. И потому премьеру ожидали с таким нетерпением. Казалось, что совпадение должно было «выстрелить» и подарить зрителям яркие и незабываемые впечатления от степенного и подробного рассказа о том, как страдая и терпя Зулейха обретает радость материнства и приходит на порог своего личного счастья. Все это вычитывалось из текста книги, где мир вокруг увиден открывшимися глазами той самой Зулейхи…

А в сериале нам  не однажды демонстрируют крупным планом лицо молчащей Зулейхи-Хаматовой, на котором как застыло в прологе выражение удивленного страха перед людьми, да так и осталось практически на всем протяжении восьми серий. Она страдает, но как-то слишком старательно. И тогда становится непонятным: откуда в героине взялась та самая жажда жизни, которая и вывела ее на дорогу личного счастья и материнства. Конечно, героиня все же заговорила, но молчание прерывается уже тогда, когда сериал перевалил на вторую половину. А за нее за кадром почему-то произносит комментарии неизвестный… мужской(?) голос.

Сюжет, тем не менее, надо было как-то развивать. И потому в ход пошли эпизоды-воспоминания каждого из ссыльных и подробности интимной жизни чекиста Ивана Игнатова, с которым свела судьба Зулейху. Евгений Морозов, его сыгравший, принял на себя всю тяжесть событийного смещения акцентов. В присутствии именно ТАКОЙ Зулейхи именно его персонаж становится центром притяжения всех сюжетных линий, а заодно и внимания зрителей. Можно даже сказать, что сериал (если бы не слава литературного бестселлера) следовало бы переназвать примерно так – «У Ивана открылись глаза». Потому что именно его герой борется, страдает и фактически спасает жизнь тех ссыльных, которым и суждено создать в глухомани поселок Семрук.

Как это ни странно, но даже ожидаемые в связи с первоначальной популярностью романа Яхиной подробности жизни героев из непростого времени коллективизации и последующей индустриализации страны не стали основным мотивом сериала. Люди страдают на экране не от того, что они оказались в ссылке, а от того, что им приходится выживать в суровых условиях таежной природы. Здесь нет ужасов ГУЛАГа, но есть некоторая стойкая покорность судьбе тех, кому надо выживать вопреки всему в трудное время. И от подобной «рифмы» фабулы сериала с нынешними условиями самоизоляции становится не по себе. И  тогда становится понятным то раздражение, каковое вызвал сериал «Зулейха открывает глаза» у некоторой части телепублики.

Тематических «дров» в костер вымученной и навязанной в сетях дискуссии «подбросили» постоянные эпизоды с демонстрацией бесчеловечности слуг сталинского режима. Без штампов здесь не обошлось. А посему и послужили эти фрагменты поводом для обвинений сериала в антисоветскости. Так же, как и в угаре татарского национализма прозвучали инвективы о том, что-де авторы намеренно в сцене переклички заключенных использовали фамилии действующих духовных лидеров мусульман Татарии. Заметим, что эти кадры, наверное, просто приснились  адептам национальной гордости граждан Татарстана, потому что в сериале в указанном эпизоде звучат совсем другие имена и фамилии.

Понятно, что в условиях эмоционального и информационного прессинга со страшилками про COVID19 душе хочется зрелищных примеров стойкости и оптимизма. И кажется, что книга Яхиной на такой лад может настроить читателей. Сериал же оказался ближе формату романа-приключения в стилистике какого-нибудь «Выжившего», чем к притче об освобождения сознания и чувств забитой мужем и свекровью татарской селянки. Зулейха превращается в женщину с ружьем. Но сие преображение просто показано и никак не сыграно. А внутренний мир отражает назойливое появление постоянно летающих на экране четырех  нарисованных птиц под тягучие татарские песни.

И все  же хочется надеяться на то, что увиденное вызовет у посмотревших желание прочесть эту замечательную книгу, первая строка которой повторяет ее название, прекрасно всем знакомое, – «Зулейха открывает глаза». Книга того стоит.

 

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s