Максим Ким. Ходоки-попутчики

Каждый божий день на твоем пути встречаются люди, которые куда-то неспешно идут или бегут… Только куда? Одни – на работу, другие – прогуляться, третьи – решить какие-то свои насущные жизненные проблемы. И только, видимо, единицы идут или бегут, чтобы найти себя: свой смысл, свое предназначение, свою  судьбу…

Во время ходьбы по городским маршрутам мне нравится наблюдать за прохожими, которые встречаются на моем пути. Однажды в парке Сосновка я встретил в сопровождении матери одного больного ребенка, который с трудом передвигался  на костылях.  По его болезненным гримасам чувствовалось, как тяжело ему дается каждый шаг. Но он упорно шел вперед, хотя было понятно, что он инвалид детства, что никаких улучшений в его жизни не будет, что он навсегда прирос к своим костылям… Но надо было видеть, как  он шел! В этом его мучительном движении билась  воля к жизни.

А вот недавно встретил возле одного городского пруда двух пожилых супругов. Они шли очень медленным шагом. Мужчина в овчинке – спереди, а сзади – его чуть сгорбленная супруга. Не захотели старики сидеть в своей теплой квартирке. Вот на воздух потянуло. И шли они очень упорно, как альпинисты. Почти вслед-вслед. Шли, опираясь на лыжные палочки. Вот прошли три круга, потом еще… Мне, кажется, вот так дружно они прошли всю свою жизнь. И сейчас друг от друга не отставали.  Только изредка старик оборачивался назад, чтобы убедиться в том, что жена идет сзади. И в этом повороте головы также ощущалась извечная забота о спутнице своей жизни. Мне приятно было смотреть на эту парочку, потому что в этом их движении было столько умиротворения и спокойствия, столько гармонии, столько желания жить на полном ходу.

По весне всегда встречаю на своем пути двух бодренько бегущих старичков. Они всегда одеты в разноцветные майки. У одного, как правило, зеленая, а у другого – желтая. От их легкого бега всегда исходит неземная энергия. Несмотря на свой преклонный возраст, старики  пружинисто отталкиваются от земли, соблюдая некую синхронность шагов. Любо-дорого смотреть на их весенний полет.

Но чаще всего, конечно, обращаю внимание только на тех людей, которые встречаются на моем пути постоянно. Эти совершенно незнакомые мне люди вдохновляют меня свои упорством и увлеченностью спортивной ходьбой. Для них, как и  для меня,  нет понятия плохая или неблагоприятная погода. Они выходят на улицу  в любую погоду и проходят в полном одиночестве десятки километров. Идут порой с фанатизмом и до полного изнеможения. Иногда при встрече обмениваюсь с ними быстрыми взглядами. Кто-то смотрит на тебя с пониманием, другие – с сочувствием, третьи – с одобрением. Кто же эти незнакомцы?

Лесничий

Раньше этого старика с палками я, действительно, путал с лесничим, или с грибником. Часто встречал этого в солидном возрасте мужчину, когда он неожиданно выходил из разных мест Сосновского парка. Старик ходит в длинном цвета хаки плаще и шагает так, как будто исполняет какую-то повседневную рутинную работу. Может быть, поэтому по-началу показалось, что он не скандинавской ходьбой занимается, а ежедневным обходом подведомственной ему территории. А однажды я его встретил в подъезде дома, где живет моя дочь. И очень этому удивился. Оказалось, что мы почти соседи. Вот тогда удалось более внимательно разглядеть его  невыразительную внешность. Лицо у него унылое, как пасмурное питерское утро, хмурые густые брови, глубокие морщины на щеках, поджатые губы со вставными зубами, пустые бесцветные глаза под толстыми  затемненными стеклами очков.

Старик, похоже, предпочитает ходить ранним утром, так как мы с ним обычно сталкиваемся тогда, когда я только вхожу в лес, а он оттуда выходит. В отличие от других  «скандинавов» ходит он  скучно и без какого-либо драйва. Возможно, данным видом оздоровительной ходьбы он занимается не ради удовольствия, а лишь из необходимости. Если так, то  можно позавидовать той последовательной и регулярной программе, которой он придерживается. По своему темпу скорость ходьбы у него ниже среднего. Палки ему нужны не столько для активного отталкивания от земли, сколько для внешнего антуража. Поэтому, если посмотреть на него издалека, то покажется, что какой-то затрепанной и заблудившийся до весны Дедушка Мороз выбрался из леса. В городе старик стремится быть незаметным. Он не нуждается в посторонних взглядах и внимании. Когда он идет, то чувствуется, что полностью погружен в какие-то свои мысли. А может быть, я ошибаюсь. Но в любом случае «лесничий» производит впечатление человека неразговорчивого и  нелюдимого.  Именно поэтому он выбирает в Сосновском парке самые глухие места, невидимые внешнему взгляду тропинки, а в городе ходит задними дворами, среди горбатых гаражей и глухих заборов. Такая отрешенность от всего мира может быть объяснена несколькими причинами.

Во-первых, ходьба позволяет человеку выпасть из череды нашей быстротечной жизни. В старости, когда человеку практически некуда спешить, он может  посредством ходьбы приобрести внутренний покой и спокойствие. Ходьба на большие расстояния к этому располагают.

Во-вторых, если человек стар и одинок, то ходьба лучшее средство от тоски и чувства одиночества. Уж лучше ходить среди столетних деревьев, чем забиться в угол в своей квартире и смотреть на мир затравленными глазами.

В-третьих, для таких нелюдимых людей, как мой «лесничий», выход в лес – это уже  целое событие.

Может быть, он здесь ближе чувствует ритмы жизни, чем дома.

Колобок

Мужик с округлым животом вот уже третий год подряд катится по аллеям Муринского парка, иногда докатываясь аж до парка Сосновка. Этому низкорослому человеку,  чем-то похожего на Карлсона из известного мультфильма,  было крайне тяжело раскрутить свое округлое тело на плавный бег. Я был почти свидетелем его первых упорных тренировок. Года три назад человек-колобок еле-еле передвигал ноги. Ему казалось, что он бежит трусцой, но темп его бега был таким невысоким, что я мог спокойно его обогнать и перегнать.  Пот катился не только с его лица, но и с тела на землю. Вся футболка была мокрой как будто он только что выбежал из душа. Мне в каком-то смысле было жалко смотреть на этого человека, который вдруг решил дать решительный бой своему бесформенному и заплывшему жиром телу. Многим людям с возрастом их телесные формы не нравятся. Посмотрев в один из каких-нибудь дней на себя  в зеркало, они просто ужасаются от одного своего внешнего вида. Но ничего поделать со своими  ненасытными пищевыми потребностями не могут. Тогда начинают бегать,  пробовать различные диеты и т. п. Но, измотав себя физически и морально, в какой-то момент машут рукой на проблемы своего лишнего веса и продолжают жить привычной жизнью, объедаясь перед сном и не думая о каких-либо последствиях. В конце концов,  телу же это нравится. А что до эстетики, то можно полноту прикрыть черной балахонистой одеждой. Да и кто в наше время на это обращает внимание. Всем, кажется, все равно, кто и как выглядит. Но, видимо, не только этому человеку-колобку.

Порой его упорству можно было позавидовать. Он бегал по аллеям Муринского парка так, как будто от этого зависела его жизнь. И через год он, действительно, скинул большую часть своего ненавистного веса. Что-то округлое еще осталось в его внешности, но он уже не походил на упитанного колобка. Живот приобрел плоскую форму, голова слегка вытянулась, видимо, за счет похудевшего и посвежевшего лица… Словом, человек стал боле подтянутым и стройным.

Горбач

Этот немолодой уже человек с горбинкой на спине ходит по парку Сосновка в позднее время суток. Чаще всего встречаю его после рабочего дня, когда возвращаюсь через парк домой. При первом внешнем знакомстве с этим горбачом у меня сложилось крайне негативное впечатление. Во-первых, по своему внешнему виду он больше был похож на бомжа. Такое впечатление, видимо, складывалось из-за поношенной после многочисленных стирок спортивной одежды. К тому же заштопанной во многих местах.  Во-вторых, у горбача было крайне непривлекательное лицо: выпученные глаза, смотрящие на тебя из-под косматых бровей; квадратные скулы были как-то странно выдвинуты вперед, а на шее, как живой шар, все время перекатывался округлый кадык, производя какие-то булькающие звуки. Сегодня редко встретишь в городе таких колоритных людей. Но иногда встречаются такие индивиды, которые специально  выставляют на показ свои телесные изъяны. Например, в городском метро часто можно было увидеть старика с циклопическим немигающим глазом. Люди, проходя мимо этого старика, особенно дети, просто шарахались, а некоторые из жалости подавали ему деньги. Часто на моем пути встречалась нищенка с рыбьими, замутненными глазами. Обычно она стояла на коленях у выхода из метро, кивая своей замотанной грязным платком головой.

Но моего горбача я бы не стал причислять к этим убогим людям, несмотря на  его пугающий вид.  Этот человек, наоборот, стремился к своему физическому преображению. По его тяжелой походке и дыханию нетрудно было догадаться, что перед тобой астматик. Поэтому и неудивительно, что человек все свободное время старается проводить на свежем воздухе. Заметил, что зимой он практически по парку не гуляет. Чаще его вижу поздней весной и летом. И всегда горбач в одном и том же спортивном костюме.

Юда Одинский

Можно считать себя гениальным поэтом и работать уборщиком в парке Сосновка. При этом ты ни от кого не зависишь: только от мусора и от времени, проведенном в пути. Идешь себе по парку, подбираешь всякое выкинутое людьми барахло, очищаешь лес, сам дышишь сосновым воздухом, размышляешь, сочиняешь… Чем не идиллия для творческого человека? Юда Одинский, с которым недавно познакомился,  выбрал именно такую работу, такой образ жизни и такой тип жизнедеятельности. И ничего в этом нет плохого, потому что поэзия – не профессия, а образ жизни.  Юда, читающий стихи в лесу, заинтересовал меня не только своим поэтическим творчеством, а собственным отношением к жизни. Человек пребывает в полном счастье, довольствуясь малым. И живет вне какого-то времени.

– Сколько вам лет, – спросил я его в день нашего знакомства.

      – Вечность, – улыбаясь, ответил он мне.

И, похоже, что он не шутил. Говорил вполне серьезно, доставая из очередного мусорного ящика какие-то бумажки, огрызки брошенных бутербродов, окурки, бутылки из-под пива. Как счастье может сочетаться вот с таким обыденным делом, как уборка мусора. Как мысли о высоком и  вечном могут соседствовать с грязными человеческими отходами. Как чувства поэта, пусть и совершенно неизвестного, могут вытерпеть эту обыденную работу. Но Юда, действительно, счастлив тем, что может быть предоставлен самому себе, что может пребывать в полном одиночестве, что может предаваться своим мечтам, что может сливаться с этим хвойным лесом, что может спокойно слушать пенье птиц и, как они, практически ни о чем материальном больше не думать. Работая в городском парке, он получает 14 тысяч рублей. Как он говорит, – это своеобразная плата за творческую свободу.

– Кто вам дал такое редкое имя – Юда?

      –Бабушка.

В Википедии вычитал, что это имя имеет болгарские корни. В болгарской и македонской мифологии это – злое мифическое существо женского пола, которое живёт в горах у озера и носится вихрем по воздуху. У болгар из-за созвучия происходило смешение Юды с Иудой, что послужило поводом для выделения её в самостоятельную фигуру фольклора. (https://ru.wikipedia.org/wiki/). А может быть, данное имя созвучно с чудом.

Чудо то, что с подобного рода людьми меня сталкивает моя дорога. Сколько еще таких неожиданных встреч и откровений ждут меня впереди, сколько неизведанных судеб, сколько удивительных историй ты еще можешь узнать…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s