Алексей Филимонов. Парадоксы жанра поэтической видеоимпровизации

«Охота» за рифмованным словом посредством глазка видеокамеры стала для меня страстью в теплый период года. Я включаю обратную камеру на смартфоне и записываю на  видео спонтанно сочиняемое рифмованное стихотворения. Бог знает, что мнится людям, замечающим моё странно поведение. Кому-то кажется, что я снимаю недостатки двора, другим мнится подглядывание за… матрицей либо излишнее пристрастие к самолюбованию с помощью фотоселфи. Иногда окружающие невольно подражают мне, находящемуся в поиске того, что мы условно называем Поэзией – изгоняемой и не нужной привычному миру. Как правило, сочиняющий зачарован листом бумаги, а здесь поэт является… Нарциссом, пленённым в зеркальце отражением себя и происходящего вокруг него и сквозящего из запредельности.

Видеоселфи я размещаю на ютубе (https://www.youtube.com/channel/UCUeLOR80hH1OWFGL1KfGXhg) с лета 2017 года, когда мне в первый раз пришло в голову в тишайший полдень запечатлеть внезапно пришедшее стихотворение, – а сколько таких строк мы теряем и не успеваем записать! Вместе с новым жанром пришла попытка осознать его своеобразие и парадоксальные странности.

Мы привыкли к выражению «лирический герой» – довольно размытому понятию. В видеоселфи стихотворение сочиняют и наше, и другое «я» одновременно. Как писал Иннокентий Анненский в стихотворении «Поэту»:

И грани ль ширишь бытия
Иль формы вымыслом ты множишь,
Но в самом Я от глаз Не Я
Ты никуда уйти не можешь.

Парадокс первый. Может показаться, что сочинение видеоселфи – одна из форм нарциссизма. В самом деле, поэт снимает себя, своё умение рифмовать на лету, без пауз, умещая сочиненное в пределах минуты. Однако внешний мир в немалой степени участвует в сотворении призрачной реальности видеоселфи, иногда он даёт первый импульс или даёт некоторую загадку, оставляя происходящее за плечом сочинителя недосказанным. Поэтому нельзя точно сказать, Нарцисс ли поэт или тот, «другой», мерцающий на тонкой грани поверхности воды или на стекле видеокамеры, тщетно пытающийся слиться с прообразом, меняясь с ним местами… Как говорил И. Анненский, обращаясь «К поэту» грядущего:

Люби раздельность и лучи
В рождённом ими аромате.
Ты чаши яркие точи
Для целокупных восприятий.

            Первым прообразом такого поэта, сочиняющего из ничего, является пушкинский Импровизатор-итальянец, к которому вдохновение приходит внезапно, и поэма на тему «Египетских ночей» непредугаданно рождается перед его слушателями и читателями. Этого, конечно, не мог повторить Валерий Брюсов, досочинивший поэму Импровизатора. Сотворённый на глазах изумлённого Чарского поэтический фрагмент приводит собеседника его в восторг:

Таков поэт: как Аквилон
Что хочет, то и носит он —
Орлу подобно, он летает
И, не спросясь ни у кого,
Как Дездемона избирает
Кумир для сердца своего.

Дух абсолютной гармонии касается воображения итальянца, возможно, такое импровизирование было недосягаемой мечтой для Пушкина, стремящегося к совершенству. В зеркальце видеокамеры сквозят иные миры, сродни тем, о которых писал Даниил Андреев, стягивающиеся к единому Оку. Петербург и памятники Пушкину предстают в ином свете.

Второй парадокс мгновений записи видеоселфи состоит в смене качества мира, окружающего нас, в смутном ощущении иных свойств материи, пребывающей в неустойчивом равновесии, когда предметы, внешне никак не связанные между собой, находятся в почти очевидной связи и даже наблюдают друг за другом, а их атомы пребывают в борьбе за место внутри материи. Состояние покоя – призрачно, такая мысль мерцает в жёстких рамках отведённых мгновений для поиска формы произведения: нахождения ритма, рифмы, смысла, концовки записываемого стихотворения. Видеостихи получаются более герметичными, лаконичными, и в то же время раскрепощёнными, словно уходит на периферию внутренний цензор, всегда контролирующий нас во время сочинения на бумаге, когда мы не ограничены во времени и можем всё пересочинить.

Третий парадокс – любопытствующих встречных. Стоит уединиться наконец от публики в одном из дальних проулков Летнего сада, будучи готовым развить перед камерой крутящиеся в мозгу две-три строки, как буквально из воздуха проявляются праздно разговаривающие по телефону или быстро направляющиеся в мою сторону люди, понятия не имеющие, что мне необходим «ворованный воздух» ( О. Мандельштам), пространство вне земного шума и глаз соглядатая. Иногда один случайно брошенный взгляд может сбить меня с рифмы. Подобными противниками являются ветер, забивающий треском записывающие динамики, слишком яркое солнце, холодный простудный воздух. Словно стихии и человек ревнуеют к тому, о чём они понятия не имеют, но бессознательно догадываются. Это смутная догадка о том, что среди обыденности происходит волшебство устремлённости небесной Лиры к одному из призрачных «я», которое всего лишь проводник, расшифровывающий небесный язык и преобразующий его в поэтическую речь.

О чём свидетельствуют видеоселфи? Об изгнании из рая органичного мира, об уплотнении материи в торговых центрах, где наперекор слагаются внезапные строки:

Вот вознесёт эскалатор.

Времени нет для души,

Мы здесь парили когда-то,

Ныне – кругом этажи.

Всё здесь застроено всуе,

Каждый предмет нелюдим.

Каждому цену тасуя,

Дьявол колдует над ним.

Мир и огромен, и мелок

В дробном каком-то году.

Сколько здесь разных поделок

В этом поддельном саду.

8 января 2021 г.

Самовидео селфи – о возвращении в мифологический мир сознания, где все времена присутствуют в едином миге преображения, преодоления временных и материальных парадоксов, где красота и глубина мира внезапно открываются на лоне природы в ответ на томление разума и души:

Белкою по древу,

Мыслью по ветвям

Восхожу мгновенно,

Нелюдимый, к вам.

Сам собой судимый,

Белке – не судья.

Мыслию томимый –

Чья она? Ничья?

И заветы свыше

Принимаю вдруг:

Белки – это мыши,

Но не те, мой друг,

Что летают в мире,

Бездыханны, как

Буквы той цифири,

Сеющей сквозняк

В мраке преисподней.

Мыслью окружён,

Белкою сегодня

Я заворожён.

6 августа 2020 г.

Жанр визионерских импровизаций настолько новый, насколько существовавший всегда – ещё в дописьменные времена, когда кому-то у костра даровались слова и звуки, ничего не имеющие с обрядовой заклинательностью, но вступавшие в вольный диалог с природой и человеком среди осязаемых и призрачных зеркал. Видеоселфи преображает мир, вопрошая нас о подлинности нашего естества и воскрешении в духе.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s