Марина Куртышева. Семья, Интернет и аутотелическая личность

Как сегодня живёт российская семья, насколько перспективны демографические программы, пути оздоровления психологического статуса молодого поколения? Влияние Интернета на семейные взаимоотношения огромно. Интернет стал одним из каналов активной социализации детей и молодежи; под его влиянием кардинально меняется характер межличностных взаимоотношений между поколениями. Происходят изменения в ценностных ориентациях молодого поколения, появляются новые практики и стратегии поведения, навеянные игровым контентом, которые могут нанести морально-нравственный урон социально-психологическому климату в обществе и в семье. Но существуют в реальности и вполне позитивные изменения в современной семейной общности — например, содействие дистанционной коммуникации с близкими и друзьями; улучшение взаимопонимания благодаря сообщениям, фото, видео; широкий и быстрый доступ к знаниям, экономия времени; помощь в интеллектуальном развитии; контролируемость со стороны родителей доступа детей к используемым ресурсам; профилактика разрыва в социальных отношениях поколений и др.

     К негативным факторам влияния Интернета на семейные взаимоотношения специалисты чаще всего относят изменение традиционной модели общения; сокращение времени общения между членами семьи; цифровую зависимость, ведущую к ухудшению здоровья, трансформации характера, замкнутость и отчужденность; эмоциональную обесцененность традиционной коммуникации из-за виртуализации контакта через мессенджеры; возрастание рисков, связанных с социализацией детей (издевательства, кража личных данных, вторжение в частную жизнь и т. п.); нежелательные навязанные знакомства и многое другое.

    Неэффективные семейные сценарии усугубляются, кроме всего прочего, влиянием современной социокультурной обстановки. Научно-технический прогресс, реклама и маркетинговые технологии предоставляют почти неограниченные возможности для реализациикак как у взрослых, так и у молодого поколения аддиктивных форм поведения, которые транслируются через различные виды и направления современного искусства, в том числе и компьютерные игры. Учеными и практиками должны быть продуманы и реализованы пути нейтрализации негативного воздействия на детей и семью интернет-контента. Необходимо начать решать проблему обнаружения, управления и профилактики негативных технологий разрушения детско-подросткового сознания. Это под силу только государственным бюджетным комплексным центрам. Особая роль, помогающая правильно сориентироваться в информационных потоках, в этом процессе должна отводиться не только специалистам комплексных центров поддержки социально-психологического здоровья молодого поколения России, но и общественным организациям и, главное, центрам оперативной помощи семье.

     Помощь семье и детям должна включать в себя как минимум следующее:

— носить системный исследовательский и инструментальный характер с пониманием ответственности за развитие, воспитание и процесс социализации детей;

— опираться на культуру всемерного поддержания патриархального значения семьи и создание психологического климата в семье, противостоящего «уходу в виртуал» детей и подростков;

— демонстрировать правильные модели информационного потребления родителями, которые должны иметь знания и навыки работы в информационной среде, основы программирования для систематического контроля и блокировки опасных ресурсов;

— обезопасить и защитить детей, подростков и молодежь от крайне опасных депрессивных и суицидальных контентов («Синий кит» и многие другие), ведущих к убийству самого себя или других;

— всемерно способствовать созданию и развитию новых условий роста личности, творческой индивидуальности и в целом интернет-культуры молодого поколения России.

     Исследовательская и практическая работа современных социальных психологов и социальных педагогов должна быть направлена на осознание и преодоление фрустрационного отчуждения, на возврат ответственности за свою жизнь в руки самого человека. Психотерапевтическая работа с зависимым поведением должна быть широко распространена и общедоступна. Ведь будущее определяется не только научно-техническим, но и общественным прогрессом, который невозможен без осознанности и ответственности за будущее нашего молодого поколения — творцов завтрашнего дня.

     В уже имеющейся в сегодняшней практике терапевтической работе с аддиктами (дети и подростки с аддиктивным поведением) и их семьями в центрах помощи интернет-зависимым особое внимание уделяют объединению усилий семьи и ее сплочению (забота друг о друге, совместная деятельность, активный образ жизни, четкие правила и планирование времени). Все это позволяет говорить о социогенной природе формирования зависимости от компьютерных онлайн-игр.

     Каковы же варианты сугубо семейных ресурсов? В первую очередь — это ресурсы и факторы жизнеспособности семьи.

     Среди них наиболее важны следующие:

— коммуникативные навыки и компетентность, а также психологические характеристики, создающие ощущение позитивной семейной идентичности; повышающие чувство удовлетворенности при взаимодействии ее членов; обеспечивающие противодействие членов семьи семейным трудностям;

— силы и динамические факторы, поддерживающие развитие персональных ресурсов и потенциала членов семьи и способствующих формированию чувства удовлетворенности в семье;

— способности и различные компетентности членов семьи, используемые в ответ на стрессы и кризисы, а также усиливающие адаптивное функционирование семейной системы;

— мобилизация семейных ресурсных защитных характеристик: взаимопонимание, близкие отношения, инициативность, юмор, творческий потенциал и нравственность;

— семейные характеристики, связанные с жизнестойкостью каждого члена семьи: отсутствие искаженных детско-родительских ролей, соблюдение ритуалов, минимальное количество конфликтов в раннем детстве, хорошие взаимоотношения с собственными родителями, устойчивая среда и не противоречащие друг другу методы воспитания;

— основные качества, характеризующие сильные семьи: преданность семье; уважение и привязанность друг к другу; позитивные модели поведения; совместно проведенное время в кругу семьи; чувство душевного благополучия и связи; способность успешно управлять стрессом и кризисом;

— факторы адаптации семьи к трудностям: степень уязвимости каждого члена семьи; тип семьи (регенеративный, жизнестойкий, ритмичный); семейные ресурсы; навыки решения и преодоления проблем.

     В целях комплексной диагностики семейных ресурсов выделяют следующие компоненты: семейная поддержка; физическое здоровье; решение проблем; семейные роли и правила (ожидаемое поведение, семейные нормы и санкции, желания и цели); эмоциональная связь в семье; финансовая свобода (стресс, связанный с финансовыми трудностями); семейная коммуникация (навыки взаимодействия); управление семейными ресурсами; умение планировать, устанавливать цели и расставлять приоритеты, действовать согласно плану.

     Сплоченность семьи, прочность эмоциональных связей между членами семьи может варьироваться от чрезвычайно низкой сплоченности вплоть до разъединения, умеренно низкой сплоченности вплоть до разделения, до умеренно высокой и чрезвычайно высокой с соответствующими показателями взаимопонимания и взаимодействия в рамках семьи.

     В ситуации риска ослабления эмоциональных связей членов семьи необходимо постоянно восстанавливать их для совладания с трудными жизненными ситуациями. К таким ситуациям относится и массовое проникновение Интернета в современные семьи. Специалисты по исследованию стратегий и тактик семейных взаимоотношений и уровня психологического климата в семье с учетом влияния на них сетевых коммуникаций выделяют следующие типы семей:

— традиционные — с низким уровнем использования Интернета —исключительно для взаимодействия в рамках образовательных учреждений;

— средние — с таким уровнем использования Интернета, когда потребность в коммуникации с образовательными учреждениями подкреплена наличием разнообразных электронных устройств в домашней среде, и они периодически используются для развлечений;

— семьи с высоким уровнем использования Интернета, в которых культура регулярного его потребления следует не из образовательных учреждений, а от родителей.

     Само по себе влияние Интернета на семью нельзя охарактеризовать «хорошим» или «плохим». Оно зависит от адекватности использования, рамок и времени, затрачиваемых в семье на общение по другим каналам. Ученые отмечают, что Интернет стал одним из каналов социализации молодежи и под его влиянием меняется характер межличностных взаимоотношений, структура досуга, происходят изменения в ценностных ориентациях, появляются новые практики и стратегии поведения.

     Известно, что основной сетевой информационный контент диктуется законами маркетинга и его видами:

— коммерческий или продающий контент, когда семья зарабатывает на жизнь с помощью видеоблога, проводит электронные платежи и разнообразные бизнес-операции, имеет возможность удаленной работы и электронной коммерции;

— информационный контент как контент с полезной тематической информацией с созданными сайтами — визитками семьи. Для семей, имеющих детей с ограниченными возможностями здоровья, такие тематические форумы независимо от расстояния позволяют обмениваться опытом воспитания детей в других семьях, интегрируя его в собственную воспитательную практику;

— развлекательный контент, к которому относится все то, что развлекает и привлекает внимание к семье: фото отдыха, веселые истории, шутки, интересные факты;

— обучающий контент — это любой материал, повышающий полезность функционального ресурса, его практической направленности. Это могут быть мастер-классы (спортивные, художественные и др.), пошаговые инструкции, кулинарные обучающие видео и самые разнообразные формы дистанционного обучения;

— коммуникативный контент — позволяет привлечь внимание к своей персоне и завязать контакт для интернет-общения: выйти в социальные сети, на сайты знакомств, использовать мессенджеры.

     Учеными и практиками должны быть продуманы пути нейтрализации негативного воздействия интернет-контента. Необходимо решить проблему устойчивого и компетентного управления членами семьи любым контентом в Сети. Это продиктовано тем, что особая роль, помогающая правильно сориентироваться в информационных потоках, в этом процессе должна отводиться основным заказчикам: а именно семье и школе. В исследовании особенностей интернет-зависимых семей приведены следующие характеристики их внутрисемейных взаимоотношений:

— низкая степень заботы друг о друге, слабо выраженное чувство принадлежности к семье;                                                 

— не принято открыто выражать свои чувства;

— нехарактерно явное выражение гнева, агрессии и других отрицательных эмоций;

— низкая степень стимулирования членов семьи к самоутверждению, независимости и самостоятельности в обдумывании проблем и принятии решений;

— невысокая степень приверженности этико-нравственным ценностям и правилам в семье;

— низкая степень активности членов семьи в социальной, культурной и политической сферах деятельности;

— низкая степень участия в различных видах активного отдыха и спорта;

— отсутствие порядка и организованности в отношении структурированности семейной активности, финансового планирования, ясности и определенности семейных правил и обязанностей.

     Эти особенности в целом подтверждают предположение о том, что определенный тип отношений в семье способствует развитию и определенных личностных черт у ее членов, которые впоследствии приводят к формированию дезадаптивных, аддиктивных стратегий поведения.

     Неэффективные семейные сценарии, кроме всего прочего, подвергаются влиянию современной социокультурной обстановки. Научно-технический прогресс, реклама и маркетинговые технологии предоставляют почти неограниченные возможности для реализации аддиктивных форм поведения, которые транслируются через современное искусство.

     Все перечисленные выше тенденции в семейных взаимоотношениях подтверждают тот факт, что аддиктивная реализация личности в любом возрасте во многом обусловлена социокультурной составляющей. По мнению современных социальных философов, агрессивный и обильный маркетинг, являющийся нормой для настоящего времени, а также продукты современного искусства, куда включаются в том числе и компьютерные игры, влекут за собой формирование феномена отчуждения личности от самой себя. Некоторые игроки действительно отмечают, что виртуальное взаимодействие, игра дают возможность побыть собой (!) в обществе, свободном от многих условностей реальной жизни и общения. Вот цитата из письма одного из игроков: «В игре открывается твоя натура без масок, без лицемерия, без комплексов… в игре не интересует людей, кто ты и кем работаешь… тут важен САМ человек, именно твоя личность».

     Немаловажным является также и ощущение принадлежности к группе, необходимость быть частью единого целого, чувство сплоченности.

     Итак, давайте подытожим: виртуальная зависимость — очень «выгодный» психологический феномен именно с экономической точки зрения. Современное социально-экономическое пространство в России и мире имеет массу возможностей для формирования запрограммированных тенденций отчуждения и развития на его почве зависимого поведения в детско-подростковой среде. В этом свете вряд ли стоит удивляться растиражированному в общественном сознании факту невозможности медикаментозного лечения какой бы то ни было зависимости. Ведь даже эти в реальности бесплодные попытки «излечить» клиентов с онлайн-игровыми зависимостями приносят немалые прибыли владельцам клиник и фармацевтических компаний.

    Исследовательская и практическая работа современных социальных психологов  и социальных педагогов должна быть направлена на осознание и преодоление навязанных растиражированной идеологией коммерции опасных феноменов фрустрационного отчуждения, на возврат ответственности за свою жизнь в руки самого человека.                             Психотерапевтическая работа с зависимым поведением детей и подростков должна быть широко распространена и общедоступна. Ведь будущее определяется не только научно-техническим, но и общественным прогрессом, который невозможен без осознанности и ответственности за будущее.

     А что же само общество, как оно реагирует на радикальные изменения в содержании и модели современной социализации молодого поколения России?

     В определенные моменты истории в разных культурах умение владеть собственными мыслями и чувствами считалось одним из главных достоинств человека в полном смысле этого слова. На людей возлагалась ответственность за контроль над эмоциями. Общество не принимало тех, кто упивался жалостью к себе и позволял инстинктам подавлять разум. В другие исторические периоды, например в наше время, способности контролировать себя не придается особого значения. Напротив, людей, сдерживающих себя, часто считают смешными, зажатыми или даже не вполне адекватными. Однако есть и другие интересные факты того, что вне зависимости от моды те, кто берет на себя труд овладеть собственным сознанием и волей, ведут более счастливую и творческую жизнь.

     Сегодня достоверно неизвестно, как работает сознание человека. Но мы уже можем признать, что деятельность сознания не полностью детерминирована биологической программой. Во многих важных аспектах сознание человека абсолютно самодостаточно. Михай Чиксентмихайи, широко известный современный американский психолог, во многих своих научных трудах отмечает особое состояние, которое испытывает человек при полном погружении в выполнение задач, которые когда-то считал неразрешимыми. Такой тип концентрации автор называет «состоянием потока». Оно характеризуется высокой вовлеченностью в процесс, повышением уверенности в себе и удовольствия от самореализации.

     Переживание «потока» способствует творческой интеграции личности потому, что на уровне той глубочайшей концентрации, что сопутствует человеку в эти моменты, сознание становится чрезвычайно упорядоченным. Мысли, намерения, чувства — все сфокусировано на одной и той же цели. Наступает полная гармония. Человек в таком состоянии начинает ощущать свою общность со всеми людьми и с миром в целом. Индивид, чье «я» основано исключительно на интеграции, сумеет построить прочные отношения с людьми, но ему может не хватать независимости и индивидуальности. Поэтому личность должна вкладывать равное количество психической энергии в оба эти процесса, избегая как эгоизма, так и конформизма.

    В результате переживания «потока» личность становится сложной, многосторонней. Мы развиваемся и перерастаем себя именно тогда, когда действуем совершенно свободно, ради самой деятельности, а не ради каких-либо условных, внешних побуждений. А как происходит наш личностный рост? Когда мы выбрали цель и сконцентрировали на ней всю свою психическую энергию, все сделанное нами принесет нам радость. И вкусив эту радость однажды, мы будем стремиться ощутить ее снова и снова с удвоенными усилиями.

     Нельзя сказать, что достичь потокового состояния не так уж и просто. Но именно понимание такого удивительного феномена нашего сознания помогает нам кардинально изменить жизнь. Это означает в целом, что мы привнесем в нее больше тепла и гармонии, высвободим собственную психическую энергию, обычно растрачиваемую на скуку или тревогу. Такой уровень концентрации сознания может достигаться в любом деле, если оно приносит радость. Характерная для состояния потока сосредоточенность вместе с ясными целями и немедленной обратной связью приводит наше сознание в полный порядок и побеждает психическую энтропию.

     Нам надо принять тезис о необходимости хотя бы на время забыть о том, кто мы такие, и при этом испытать вполне приятные чувства. Фокус в том, что, когда мы не заняты нашим «я», у нас появляется реальный шанс расширить его границы. Внезапная потеря рефлексии неожиданно позволяет нам заново и необусловленно трансцендировать свое «я» и тут же ощутить, что его прежние пределы заметно расширились. Когда человек вкладывает всю свою психическую энергию во взаимодействие с другим человеком, с событием, природой или искусством, он становится частью большой системы. И эта система деятельности не менее реальна, чем традиционная семья, корпорация или команда коллег. Личность, ставшая ее частью, расширяет свои границы и становится более сложной, чем раньше.

      Это личностное развитие происходит только в том случае, если взаимодействие приносит радость, если оно предоставляет нетривиальные возможности для действия и требует постоянного совершенствования разнообразных умений. «Я», которое человек начинает осознавать, пройдя такой коллективный путь, значимо отличается от того, что оно представляло до такого взаимодействия и глубинного переживания. Теперь оно обогатилось новыми умениями и достижениями.

     Есть и еще одна уникальная особенность оптимальных переживаний. Она заключается в том, что в потоке время течет иначе, чем обычно. Часы могут пролетать за минуты. Время начинает идти намного быстрее, но иногда случается и прямо обратное. Можно сказать, что в состоянии потока восприятие времени изменяется и не имеет никакого отношения к тому, что показывают часы. М. Чиксентмихайи внес в психологическую науку новый термин — «аутотелическое переживание». От двух греческих слов: auto — «само по себе», telos — «цель». Это деятельность, которая совершается не ради вознаграждения, а ради нее самой. Ведь чаще всего мы занимаемся той или иной деятельностью, которая не имеет для нас особой ценности.

     Занимаемся потому, что должны или рассчитываем на вознаграждение в будущем. Люди часто испытывают чувство того, что время на работе прошло впустую, что они психологически отчуждены от этой деятельности, а результат всего этого один — вложенная в этот труд психическая энергия не способствуют совершенствованию их личности. Немалая часть людей не в состоянии получать радость даже в свободное время.

     Аутотелическое переживание, или состояние потока, поднимает личность на качественно иной уровень. Отчуждение уступает место увлеченности, скуку сменяет радость, беспомощность превращается в ощущение собственной силы. Психическая энергия больше не расходуется впустую на внешние цели, а способствует укреплению нашего «я». Когда возникает чувство внутреннего удовлетворения, человек начинает ценить настоящее и перестает быть заложником светлого будущего.

     Надо понимать, что состояние потока вполне может вызывать зависимость. Ведь любой силой можно злоупотребить… Оптимальные переживания — это энергия, которая может быть использована во благо или во зло. В истории человечества много фактов, когда источником наслаждений была жестокость. Римляне любили посмотреть на гладиаторские бои, испанцы уважают корриду… Многое из того, что мы называем подростковой преступностью — угон машин, вандализм, хулиганство в целом, — вызвано той же потребностью испытать состояние потока, которое не достигается иными средствами.

     А в общем-то наша общая задача — научиться получать радость от повседневности, не мешая другим заниматься тем же. Надо отметить, что в современном обществе, где царит отчуждение, люди лишены возможности заниматься тем, чем им хочется. А ведь эти два социальных препятствия, мешающих достижению состояния потока, функционально схожи с традиционными формами личностной патологии: нарушениями внимания и отсутствием концентрации, а также чрезмерной сосредоточенностью на себе.

     Феномен достижения потока связан со способностью людей сокращать затраты психической энергии на все незначимые в данный момент задачи, высвобождая таким образом внимание для концентрации на сигналах. То есть люди, испытывающие радость во множестве различных ситуаций, обладают способностью игнорировать отвлекающие стимулы и сосредотачиваться только на том, что, по их мнению, важно в данный момент. Такая гибкость внимания, столь отличающаяся от беспомощной «сверхвключенности» больного шизофренией, представляет собой нейрофизиологическую основу аутотелической личности.

     А теперь — о роли семьи в воспитании аутотелической личности. Ведь известно, что личностные качества взрослого человека во многом определяются его отношениями с родителями в раннем детстве. Существует определенный тип семейных отношений, помогающий подросткам стать существенно более счастливыми, удовлетворенными жизнью и способными преодолевать житейские трудности. Семейная ситуация, стимулирующая развитие способности достигать состояние потока, отличается пятью характеристиками.

     Первая — это ясность в отношениях. Подростки точно знают, чего ожидают от них родители; обратная связь в семье должна иметь место. Второе — это интерес родителей к тому, что думает и чувствует их ребенок в настоящий момент, а не озабоченность тем, в какой колледж он поступит и удастся ли ему получить хорошо оплачиваемую работу.

     Третьей особенностью является предоставляемая детям возможность выбора: они чувствуют, что могут поступать по своему усмотрению, в том числе и нарушать родительские правила, если они готовы иметь дело с последствиями. Четвертая отличительная характеристика — это чувство общности, доверие между членами семьи, позволяющее подростку отбросить психологическую защиту и погрузиться в интересующие его занятия. Наконец, родители должны обеспечивать детям достойные задачи, сложность которых постоянно возрастает, создавая тем самым возможности подростков для самосовершенствования.

      Наличие всех перечисленных выше характеристик создает так называемый аутотелический семейный контекст, наилучшим образом развивающий у детей и взрослых способность радоваться жизни. Семьи, создающие аутотелический контекст, сохраняют большое количество психической энергии для всех членов семьи, тем самым расширяя возможности радостного восприятия жизни. В менее упорядоченных семьях большое количество энергии расходуется на бесконечные переговоры и выяснение отношений, а дети пытаются защитить свою индивидуальность от давления целей и установок, навязываемых взрослыми.

     Есть и такие семьи, в которых дети могли пережить насилие или часто испытывали угрозу лишиться родительской любви — а это сегодня встречается с пугающей частотой. Такие дети впоследствии во время взросления будут настолько обеспокоены сохранением целостности своего «я», что у них останется крайне мало энергии на самосовершенствование. Когда такие дети станут взрослыми, удовлетворение и радость от жизни у них будут связаны с развлечениями, а не с решением все более и более сложных задач. И все же даже эти дети, ставшие взрослыми, не теряют возможности для новых и смелых действий. Сложный путь возможен у детей с нарциссическим характером, озабоченных в первую очередь тем, как защитить свое «я». Такие характеры могут начать теряться при первых признаках опасности со стороны. Они могут впадать в панику, из-за чего для взаимодействия с внешней реальностью психической энергии у них почти не остается.

     Один из крупнейших философов нашего времени Бертран Рассел так описал свою дорогу к счастью: «Постепенно я научился быть безразличным к себе и своим недостаткам. Мое внимание все больше сосредотачивалось на внешних объектах: мировых событиях, различных областях знания, людях, к которым я испытывал привязанность». Эти слова — наиболее емкое описание того, как можно стать аутотелической личностью.

     Многие люди в течение всей своей жизни вместо поиска мыслей, планов и дел, отыскания все более сложных целей для самосовершенствования и получения радости растрачиваются на занятиях, лишь имитирующих реальность. Массовая культура, массовое искусство лишь паразитируют в нашем сознании, парализуя наш ум. Они поглощают огромное количество нашей психической энергии, не давая ничего взамен, оставляя нас еще более опустошенными, чем прежде.

     На латыни выражение «быть живым» звучит как inter hominem esse, что дословно означает «быть среди людей», в то время как «быть мертвым» буквально переводится как «перестать быть среди людей» (inter hominem esse desinere).

     С каждым десятилетием наша культура все больше попадает в зависимость от информационных технологий. Чтобы выжить в таком мире, человек должен уметь пользоваться абстрактными символическими языками. Этого требует даже самая простая деятельность. И подростки, которые так и не научились контролировать свое сознание, вырастают в недисциплинированных взрослых, не обладающих достаточно сложными навыками, которые помогли бы им выжить в конкурентной, насыщенной информацией среде. Еще важнее то, что они не научились радоваться жизни. У них нет привычки искать себе задачи, способствующие раскрытию человеческого потенциала.

     Как же изменить среду, в которой живут подростки, чтобы она предоставляла им достаточно интересных задач? Это одна из самых насущных проблем, стоящих перед родителями. Трудности переходного возраста можно отчасти облегчить, если семья обеспечивает ребенку чувство принятия, контроля и уверенности в себе. Подросток знает, что ему не нужно постоянно тревожиться о своей внешности, о производимом впечатлении и о соответствии ожиданиям. Безусловное принятие особенно важно для детей.

     Если родители пытаются добиться от ребенка соответствия своим ожиданиям, угрожая лишить его своей любви, его природная жиз-нерадостность постепенно сменится хронической тревогой. Если же он чувствует, что родители будут любить его несмотря ни на что, он может расслабиться и направить все свое внимание на исследование и познание мира, не тратя психическую энергию на отчаянную самозащиту. Чувство эмоциональной безопасности можно считать одним из условий, способствующих развитию в ребенке аутотелической личности.

     Лишенные же крепких семейных связей подростки могут стать настолько зависимыми от компании сверстников, что пойдут на все, лишь бы снискать ее одобрение и поддержку. Полезность концепции потока заключается не только в том, что она может помочь отдельным индивидам улучшить свою жизнь, но и в том, что общество в целом получает с ее помощью возможность по-новому взглянуть на стоящие перед ним цели и задачи. Возможно, главное ее назначение в сфере общественной жизни состоит в том, чтобы задать направление реформирования социальных институтов так, чтобы они делали оптимальный опыт доступным для большого количества граждан.

     В последние несколько столетий в умах людей настолько утвердились принципы экономической рациональности, что мы стали оценивать в долларах любое человеческое усилие. А на самом деле чисто экономический подход к жизни правильно было бы считать иррациональным, поскольку истинный критерий ценности чего-либо заключается в качестве и сложности переживаемого опыта. Общество может считаться соответствующим потребностям человека лишь тогда, когда оно дает людям максимум возможностей радоваться жизни и позволяет им реализовывать свой потенциал, предоставляя все новые и новые интересные задачи. Именно это, а не технологическое развитие и не материальное благополучие, является главным критерием. Точно так же и достоинства школы должны заключаться не в ее престижности или способности учителей научить выпускников противостоять превратностям жизни, а в умении на всю жизнь привить детям радость познания.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s