Максим Ким. Ходьба по методу «дрейфа»

За шесть лет прогулок в пределах своего микрорайона, окруженного такими лесными зонами, как Сосновский, Удельный и Шуваловский парки, я, кажется, успел досконально изучить каждый участок этих зеленых городских оазисов, узнать истории всех близлежащих улиц, пройтись по всем продуктовым магазинам и торговым центрам, обойти все развлекательные центры и спортивные площадки, забрести в самые недоступные места (особенно в гаражные кооперативы со злыми сторожевыми собаками), словом, прочесть географию своего района…

Если раньше, выходя на улицу, старался выбирать незнакомые мне места, то теперь таких неисследованных зон у меня практически не осталось. А отправляться в другие районы – нет времени. Поэтому в какой-то момент  даже потерял познавательный интерес к окружающей меня среде.  Нет. По-прежнему хожу по 10 километров в день, но вот краски восприятия потускнели, а значит, и меньше стал писать. Для пишущего человека отсутствие свежих впечатлений  –  смерти подобно. Поймать новые впечатления и ощущения можно было только за счет иных способов.  

Однажды, подыскивая в Интернете неизвестные мне места в моем микрорайоне, случайно наткнулся на статью одного неизвестного автора: «Почему гулять по городу без цели — это полезно?». Из этого материала узнал  о методе дрейфа в психогеографии.

Данный термин возник еще в середине прошлого века благодаря  нашему соотечественнику Ивану Щеглову. В статье  «Свод правил нового урбанизма», опубликованной в 1953 году,  он использовал данное понятие как неконвенциональный путеводитель по городу. И. Щеглов был участником «Леттристского Интернационала», из которого потом возникнет другая международная группа интеллектуалов и художников –  «Ситуационистский Интернационал».  Ярчайшим представителем данной организации был французский теоретик Ги Дебор, давший в 1955 году более развернутое  определение «психогеографии» как  метода ««изучения точных законов и специфических эффектов территориального окружения, сознательно организованного или нет, оказывающих действие на эмоции и поведение индивида» (Дебор Г. Э. «Введение в критику городской географии». URL: http://npj.netangels.ru/belegorn/critiqueof_urban_geography).

Конечно, меня сразу заинтересовала данная теория,  о существовании которой даже не догадывался, хотя подсознательно все время искал какие-то исследования на тему влияния городской среды на жизнь человека, на его чувства и эмоции, на психологические состояния и многое другое. К моему удивлению, оказалось, что Ги Дебор все эти моменты уже давно расписал, правда,  с акцентом на политическую борьбу. Если убрать из его теории данный аспект, то методы психогеографии вполне применимы в нашей повседневной жизни.

Почему? Психогеографическое изучение урбанизма зиждется на непосредственных наблюдениях человека за собой и городской средой его обитания. В принципе, постоянно блуждая по различным местам своего микрорайона, расположенного в Выборгском районе, я всегда был сосредоточен на своих мыслях и ощущениях. Но вот что интересно, находясь в той или иной точке, я всегда ощущал разные чувства и настроения – от того места, где пребывал.

Особым местом притяжения всегда был для меня парк «Сосновка». И это вполне понятно. Живя в многомиллионном мегаполисе, мне, как и каждому горожанину, хочется тихого уединения и отдохновения от городской суеты. Но таких мест, увы, в городе мало. Поэтому при любой возможности отправляюсь в свой любимый парк.

Общая площадь парка составляет более 300 гектаров. В XIX веке дачники использовали Сосновку для уединённых прогулок. Известно, что летом 1844 года «по сосновым рядам» любили гулять и беседовать И. С. Тургенев и В. Г. Белинский. Такие прогулки были для них постоянными, потому что их дачные дома находились по соседству. Впрочем, среди большинства петербуржев того времени Сосновка пользовалась дурной славой, так как здесь очень часто проходили дуэли. К примеру, свою первую дуэль М. Ю. Лермонтов провел с Эрнестом де Барантом, сыном французского посла, именно в Сосновке. Тогда никто не пострадал, но именно за эту  дуэль Лермонтов был сослан на Кавказ. Благоустройство Сосновки началось в 1893 году, когда данный участок земли приобрел городской  голова В. А. Ратьков-Рожнов. Именно при нем были прорублены первые аллеи в юго-восточной части Сосновского парка, которые сохранились и по сей день. Но война и революция помешали В. А. Ратькову-Рожнову полностью осуществить свои замыслы. Во время Великой Отечественной войны в Сосновке располагался военный аэродром со взлетной полосой.   В 1978 году на том месте, где базировался 44-й истребительный авиационный полк, установлен памятник, а недалеко от него – огражденное мемориальное кладбище летчиков. О той военной поре напоминают постоянные выстрелы, доносящиеся со стороны военно-охотничьего стрельбища, которое было построено в Сосновском парке в 1948 году. Сегодня данным участком земли владеет клуб «Олимпиец» Стрелкового Союза России. По выходным дням сюда съезжаются десятки охотничьих машин и весь лес наполняется пальбой из стрелкового оружия. Видимо, такая стрельба не по душе жителям близлежащих домов. Сосновский парк сегодня славится своими небольшими прудами, стадионом, сооружениями для культурного досуга, расположившимися вдоль проспектов Мориса Тореза и Светлановского. Для меня же этот парк привлекателен тем, что большая часть моих пеших прогулок проходит именно здесь. Но одно дело гулять по этому лесному оазису днем, другое – в темное время суток.

Вечерний и ночной город для большинства из нас – это светлые станции метро, хорошо освещенные проспекты, но стоит только  отойти  от привычного маршрута, как город становится чужим и опасным.

Несмотря на то, что в парке «Сосновка» я знаю все места, в темное время суток заходить туда долго не решался. Обычно, если возвращался домой ближе к ночи, то старался идти вдоль проезжей магистрали, с опаской озираясь на темный лес, где, как мне казалось,  таилось нечто таинственное и  опасное. Но в какой-то момент мне надоело  идти вдоль загазованных магистралей. Поэтому, купив налобный фонарик, решил возвращаться после вечерних занятий через лес.

И вот в один из дней зашел в Сосновский парк. Думал, что здесь будет непроглядная тьма, так как лес со стороны освещенной части дороги парк  казался совсем черным. Первый шаг в темноту был самым неуверенным. То ли дело, когда идешь по парку рано утром. Все блестит и сверкает. Под ногами шуршит песок, пташки поют, облака над лесом зависают… А тут  после освещенных тротуаров тебя мигом обволакивает какая-то липкая тишина. Включаю фонарик. Расстояние в 20–30 метров освещается белым пятном. Это придает большую уверенность. Иду. И вдруг из-за каких-то кустов прямо передо мной возникает какая-то бесформенная фигура. Оказалась женщина. Направляю в ее сторону фонарик. Женщина проходит мимо меня молча, не обронив ни слова.

Минут через пятнадцать на моем пути встречается влюбленная парочка. Идут в обнимку. Парень уводит  девушку в глубь леса.  Есть же такие сумасшедшие. Но влюбленным – море по колено. Идут себе на веселе. Девушка звонко смеется.  Страх от ее смеха совсем пропал. Иду дальше. Возле маленького пруда слышу лай собак. Здесь собрались жители близлежащих домов, которые вышли выгулять своих питомцев. У собак ошейники с мигающими фонариками. Поэтому вокруг меня замелькали то тут, то там, красные танцующие огоньки. На душе стало совсем легко. Значит, ничего страшного здесь ночью не происходит.  

Иду дальше. В свете моего налобного фонарика появилась одинокая фигура мужчины. Им оказался любитель скандинавской ходьбы. Старик еле-еле передвигал свои палки.  В тот момент, когда я его с легкостью обогнал, навстречу мне выскочила та молодая парочка, которую я встретил на входе в парк.

– Ой, мы, кажется, заблудились. Нам к Северному проспекту. Не знаете, как пройти, – обратилась ко мне продрогшая от вечерней прохлады девушка.

– Знаю. Вам нужно пройти по этой дороге, никуда не сворачивая. Точно тогда выйдите к Северному проспекту.

– А вот по этой тропинке нельзя туда пройти? Мы опаздываем. Нам бы срезать путь, – вступил в беседу долговязый юноша, от которого несло запахом дешевого вина.

– Наверное, можно, но я не рисковал бы. По этой тропке никогда не ходил. Идите по главной тропинке. Точно дойдете.

– Спасибо, но мы, наверное, рискнем.

И парочка вновь нырнула в чащобу леса без фонаря, без компаса, только на одном задоре в поисках ночных приключений.

Я же пошел по основной тропе. Но чем дальше уходил от городских магистралей и жилых кварталов, тем  грустнее становилось на душе. Впрочем, я же сам искал такую тихую дорогу, убегая от людской суеты, от автомобильных выхлопов, от одноликих многоэтажек… Но вскоре появилась светлая полоска света. Оказалось,  что внутренняя часть парка была освещена фонарями. Возможно, для птиц – это помеха, а для любителей ночных прогулок – полная благодать. Ночная прогулка по парку убедила меня в том, что там, несмотря на поздний час, кипит своя жизнь.

На следующий день вновь решил возвратиться домой через парк «Сосновка».

Возле безлюдной остановки вертелся мужик, не решаясь войти в лес. Он как-то подозрительно озирался вокруг. Впрочем, мало ли кого ожидал человек на остановке. Главное, пронеслось в голове, он не пошел следом за мной.

В лес входил в полной экипировке: в  руках трекинговые палочки, на голове – налобный фонарь. В лесу было прохладнее, чем на городских улицах. Несмотря на плюсовую погоду в Сосновке лежал снег. Правда, изрядно подтаявший и мокрый. Идти по такому снегу – опасно. В любой момент можно навернуться или попасть в большую лужу. Поэтому фонариком в основном светил себе под ноги, чтобы ненароком не замочить обувь.

Из-за оттепели в лесу раскрылись все канавки, в которых активно стал скапливаться весь тающий снег. Именно из этих мелких ручейков, видимо, питается Муринская речка, которая уже впадает в реку Охта. Мне еще предстоит ознакомиться с краеведческими материалами на эту тему из книги «Мурино: хроника трех столетий».

Из-за множества  луж шел по лесной тропе словно по минному полю. В лесу было очень тихо. Птицы давно уснули. В ручейках почти неслышно шла большая работа по накоплению водных сил. По верху деревьев то и дело пробегал шаловливый ветер, пугая меня своими семимильными невидимыми шагами.  Шел по темному лесу  без особого энтузиазма. Только один раз ко мне навстречу вышла какая-то пара. Видимо, мать с великорослым сыном, которого она вела под ручку. Парень явно был болен. Мой фонарь мельком выхватил его отвисшие губы, потусторонний взгляд, и шатающуюся походку. Юноша оказался инвалидом. Почему именно в это ночное время они вышли погулять? Почему не пошли вдоль светлой магистрали? Те же вопросы они, видимо, могли задать и мне. Что бы я в этом случае ответил?

Что бегу от загазованных дорог.

Что жажду тишины и свежего воздуха.

Что восстанавливаю духовные силы, после трудного дня.

Что только в этом темном лесу могу ощущить первородность своего существования.

Пока думал об этом, прошел неосвещённую часть леса. Но вдруг метрах в  двадцати от меня замелькали тени двух огромных псов. Я сразу приготовился к отражению с помощью своих трекинговых палочек. Но, сделав шаг назад, споткнулся об какую-то корягу, выпустив из рук свои палки…

К моему счастью собаки оказались при хозяйке, которая тут же отозвала псов, с лаем бежавших в мою сторону. Я стоял возле дерева как потерянный воробышек. Мои  трекинговые палочки валялись в луже, а я в своей руке держал бесполезный  чехольчик из плащевой ткани, которым не смог бы защититься от нападения собак.

Минут десять приходил в себя. Тишина. За спиной – темный лес. Впереди  –спящий город. Субботний день. Впереди меня замаячил двадцатиэтажный элитный дом на конце улицы Есенина. Кстати сказать, здесь в честь великого поэта установили монумент в три человеческих роста. Певец русской природы и души в гранитовом фраке   возвышается на пересечении Северного проспекта и улицы Есенина. Получается, что до этого места я добирался целый час.

Пройдя дом Есенина (так условно я его назвал), попадаю в гаражный кооператив. Здесь безлюдно и тихо. Но все равно нужно быть начеку, так как где-то за гаражами затаились бродячие собаки.

Вот такими оказались несколько моих дрейфующих  прогулок по парку «Сосновка». Ночной лес оказался не таким уж страшным и опасным, но без неожиданностей тоже не обошлось.

Ходьба по методу «дрейфа» оказалась  настолько увлекательной, что решил обследовать и другие места города  в вечернее время суток. Благо – белые ночи приближаются!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s