Виктор Кокосов. Транспортная милиция в годы блокады

В феврале исполнилось 100 лет со дня создания транспортной милиции (ныне – полиции) России. Это профессиональный праздник сотрудников подразделения Министерства внутренних дел Российской Федерации, отвечающих за обеспечение правопорядка на транспорте («Главное управление на транспорте»).

Изучая исторические материалы, убеждаешься: сотрудники этой службы принимали самое активное участие в обороне Ленинграда. Буквально с первых же дней войны Ленинград начал эвакуировать в глубокий тыл население, в первую очередь детей, оборудование крупных заводов и фабрик. В последующем к числу эвакуированных добавились сотни тысяч беженцев из оккупированных районов.

Ленинградский железнодорожный узел, и особенно Московский вокзал, приняли на себя всю тяжесть массовой эвакуации. В течение суток оттуда выезжало до 40 тысяч человек, а за два месяца и пять дней с начала войны было эвакуировано около миллиона человек. Поддерживали порядок в этих сложнейших условиях сотрудники линейного отделения милиции (ЛОМ) Московского вокзала.

С учётом сложившейся обстановки весь личный состав железнодорожной милиции перевели на казарменное положение: оперативный состав спал в служебных кабинетах, а рядовой и сержантский – в специальных общежитиях. Уже в сентябре враг был на ближайших подступах к городу, и Военный Совет Ленинградского фронта вынес решение об организации второй заградительной линии, так как фашисты стремились засылать в город шпионов, диверсантов. Заградительная линия проходила, как правило, в районе железнодорожных путей, а поэтому и охрану её поручили сотрудникам железнодорожной милиции. За девять месяцев существования заградительной линии и в последующий период блокады несколько сот шпионов, диверсантов, «ракетчиков», а также дезертиров были задержаны сотрудниками железнодорожной милиции.

В первые дни сентября 1941 года фашисты начали систематические обстрелы города из дальнобойных орудий, а начиная с 8 сентября приступили и к массированным бомбёжкам.

Мужественные поступки тогда совершались практически ежедневно и воспринимались как само собой разумеющееся явление. Только с 1 сентября по 8 октября 1941 года за тушение и обезвреживание зажигательных бомб, ликвидацию очагов пожара и спасение материальных ценностей при налётах вражеской авиации на станцию Ленинград-Балтийский были поощрены 22 сотрудника этого ЛОМ.

Сотрудники железнодорожной милиции часто рисковали жизнью. Во время отступления наших войск от Зеленогорска милиционеры Степанов, Гаврилов, Попов и Тимофеев обнаружили на станции семь тысяч пудов зерна. Под огнём наступающего противника они организовали погрузку зерна в поезд и отправили ценный груз в Ленинград. Кто знает, сколько тысяч жизней он спас?

…В декабре 1941 года на станции Дача Долгорукова два вооруженных бандита ночью убили сторожа магазина ОРСа и забрали продукты. По тревоге подняли нескольких сотрудников ЛОМ на станции Ленинград-Финляндский и во главе с оперуполномоченным ОУР Черняевым направили на место происшествия. В морозную ночь, изнурённые голодом, они шли пешком 10 километров – автотранспорта не было. По дороге один милиционер скончался, другой от истощения не мог идти дальше и рухнул на снег. Дошедшие установили: преступники скрылись в доме, расположенном неподалёку от станции. В перестрелке убили одного из бандитов. Черняев попытался проникнуть в дом, но попал под пули преступника и погиб. Оставшиеся милиционеры не отступили, застрелили второго бандита и вернули награбленное в магазин.

Единственным путем, по которому осуществлялось снабжение Ленинграда после того, как сухопутные пути в город оказались перерезанными, была южная часть Ладожского озера. С 21 ноября 1941 года начались перевозки по льду озера, а после того, как лёд окончательно окреп и были подготовлены трассы, началась новая массовая эвакуация населения, а также вывоз из Ленинграда промышленного оборудования, военной продукции.

С 22 января по 15 апреля 1942 года из Ленинграда эвакуировали 554186 человек – с Финляндского вокзала и со станции Кушелевка. Туда приходили изнурённые голодом люди, несшие с собой узлы и тюки с самым необходимым. Работники милиции помогали им разместиться по вагонам, поддерживали порядок на платформе, на продовольственном пункте, где ленинградцев кормили, и выдавали продукты на дорогу. Некоторые изголодавшиеся плохо отдавали себе отчёт в действиях, тут же съедали полученное и через некоторое время умирали. После каждой погрузки на платформе оставались трупы…

Много хлопот доставляли дети. Одни убегали от родителей, не желая уезжать из Ленинграда. Другие в суматохе теряли своих близких – милиционеры помогали в поисках.

Поезда с эвакуированными отправлялись только в тёмное время, двигались медленно. Иногда останавливались, так как у паровозов кончалось топливо. Добыча его также ложилась на плечи работников милиции, сопровождавших состав. Поездка до станции Ладожское Озеро, на которую сейчас требуется около часа, длилась 10-12 часов.

А навстречу в Ленинград со станций Ладожское Озеро, Борисова Грива, Ваганово цепочкой и тоже ночью (участок обстреливался), шли составы с продовольствием, боеприпасами…

Сохранить грузы, а если совершались хищения – найти и разоблачить преступников, – всё это входило в обязанности железнодорожной милиции. В июле 1942 года начальника Дорожного отдела железнодорожной милиции на Октябрьской и Ленинградской железных дорогах майора милиции Емельянова отозвали на работу в Москву. Новым начальником ЛОМ стал Пётр Прокофьевич Громов (1896–1962). Именно на этой должности проявились его лучшие организаторские способности. Впоследствии, когда комиссар милиции 3 ранга Громов находился в отставке, он подружился с известным писателем Юрием Германом. Рассказы комиссара о людях ленинградской милиции легли в основу многих повестей и романов писателя.

18 января 1943 года была прорвана блокада Ленинграда. Между Ладожским озером и линией фронта, образовался коридор. Город получил сухопутную связь со всей страной. А 10 ноября 1943 года из Ленинграда от перрона Московского вокзала отправился первый пассажирский поезд № 21 на Москву. Шёл он по дальнему маршруту: по Ленинград-Финляндскому участку, по Дороге Победы, затем на Волховстрой – Тихвин – Будогощь, прибывал на Ленинградский вокзал Москвы. В пути находился около 30 часов. А из Москвы по тому же маршруту шел поезд № 22. В последующие дни вплоть до открытия основной магистрали Ленинград – Москва через Бологое, поезд № 21/22 следовал ежедневно. Сопровождали поезда оперативные группы, которые в пути следования не менее трех раз проводили сплошную проверку пассажиров. Цель – не допустить проезда лиц, не имеющих специальных пропусков, задержание дезертиров, лазутчиков, преступников и т. д. Опергруппу первого поезда № 21 возглавлял старший лейтенант милиции Христофор Григорьевич Гладков. Оперативная работа в поездах производилась постоянно вплоть до окончания войны.

         Все сотрудники милиции, несшие службу на Ленинградском железнодорожном узле в период блокады, получили медали «За оборону Ленинграда», специальным постановлением правительства им зачли срок службы, как и военнослужащим действующей армии, один день – за три.

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s