Лариса Соколова. Спасение мира в пределах маленького королевства

На публикацию сказок Ларисы Леонидовны Соколовой в «Петербургском публицисте» откликнулась одна из её учениц – Анастасия Мироводина, которая адресовала автору такие взволнованные строки: «Потрясающе!!! Сама себе завидую, что училась у Вас, дорогая Лариса Леонидовна! Картины просто потрясающие! А теперь еще и сказки… Нет слов! Предлагаю увеличить тираж – нельзя такой талант ограничивать тиражом для личного пользования». Речь шла о книге, которую Лариса Леонидовна издала действительно очень маленьким тиражом. Но у нашей сетевой газеты нет такого понятия, как тираж. Прочитать о творчестве талантливого человека смогут все, кто пожелает. Лариса Леонидовна окончила филологический факультет Ленгосуниверситета (отсюда и высокая речевая культура, тонкое чувство стиля), многие годы проработала учительницей русского языка в средней школе на Васильевском острове, стала писать сказки.

А это дело очень серьезное, и для этого нужен очень большой талант! Она сочиняет удивительно светлые и мудрые сказки, о которых говорит: «На какой возраст рассчитаны сказки и какова их стилистика? Сказки для малышей проще по стилю и языку, в них сильнее психологический подтекст, они для чтения родителями детям и при их общей простоте и прямолинейности частенько заставляют задуматься над ситуацией и совместно с родителями искать ответ на вопрос: а как поступить правильно. Сказки для детей постарше ориентированы на старший дошкольный возраст или младший школьный. Главная героиня как раз такого возраста. Практически все эти сказки строятся как путешествие с определенной целью: помочь, спасти, избавить… То есть речь идет о спасении мира в пределах маленького королевства. А это, согласитесь, благородная цель. Волшебные предметы, которые обретает героиня, все какие-то неправильные, и в этом одна из особенностей этих сказок. Ведь цели она все-таки добивается! И еще одно принципиально важно для автора: язык сказок чуть более сложен, чем предполагает возраст, но из контекста понятны незнакомые слова, что способствует расширению словарного запаса ребенка».

Талантливый человек талантлив во всем. Лариса Леонидовна давно и серьезно занимается живописью, посещает студию. Её работы выставляются на престижных выставках, приносят людям радость. Кроме сказок, мы публикуем две оригинальные живописные работы Соколовой и одну копию. Причем эта копия отнюдь не случайна! Обратите внимание на то, как мастерски она сделана! Здесь воспроизведена работа знаменитого британского живописца Нила Саймона, нашего современника, творчество которого привлекает ярким осмыслением реальности. Художник замечает то, что не дано увидеть многим людям, но благодаря мировидению талантливых людей нам открываются уникальные страницы бытия.

Итак, представляем творчество замечательного петербургского мастера –  Ларисы Леонидовны Соколовой.

На фото: Лариса Леонидовна Соколова

21_Лариса_ПОРТРЕТ 

За волшебным песком 

Вышла однажды принцесса Милослава в дворцовый садик и ахнула: на дорожках, на травке, на листиках – везде сидели гусеницы, нагло лопали все зеленое и ухмылялись. «Что же будет? Ведь они сожрут весь садик», – подумала принцесса и тут же побежала за бабушками. Бабушка-Веселушка отнеслась к происходящему весьма легкомысленно, она тут же кинулась к мольберту и начала рисовать особенно наглую гусеницу, которая еще и подмигивала художнице. А вот Бабушка-Старушка тут же всполошилась и сказала Милославе, что нужно сбегать к тете Яге за песком из волшебной песочницы, чтобы остановить нашествие этих тварей. «Я не знаю, какой нужен песок: утренний или вечерний, ну, в случае чего, у тети Яги и переночуешь», – сказала она. И Милослава отправилась в путь по хорошо знакомой дороге. Оказалось, что песок нужен утренний, и за вечерним чаем тетя Яга рассказала принцессе интересную историю.

Что мы знаем про бабу Ягу? Что она немножко колдует, кушает маленьких непослушных деток и дарит разным Иванушкам-дурачкам волшебные клубки? Все это гнусная ложь! Да, она летает на помеле. Но это чтобы не наступить в лесу на муравьишку или жучка и не отдавить ему лапку. Она не кушает маленьких детишек и взрослых тоже. Что касается клубков, ну пару раз было такое, дарила: оставались клубочки от вязания, не сказать, чтобы очень волшебные, но, говорят, дорогу найти помогали. Да притом баба Яга – это сказочный персонаж, во всех сказках она старая, а какой она была в детстве или молодости, никто не знает. А вот тетя Яга тоже была когда-то маленькой девочкой, сидела в волшебной песочнице в лесу около своей избушки на курьих ножках и лепетала что-то на своем детском языке. Однажды прибежал к ней Лисенок и говорит: «Яга, Яга, отдай мне твои ведерочко и лопатку, мне они нужнее». Яге жалко было отдавать игрушки, она сказала: «Не отдам!» А Лисенок закричал: «Я всем расскажу, что ты жадина!» Испугалась Яга (кому же приятно прослыть жадиной) и отдала свои игрушки.  Сидит маленькая Яга в песочнице, плачет. И игрушек жалко, и жадиной прослыть неохота.

Бабушка купила маленькой Яге много всяких игрушек и сказала: «Игрушки твои, и никто не может заставить тебя их отдать, если ты сама не захочешь».  Сидит малышка в песочнице, играет. Бежит мимо зайчик, спрашивает: «А можно мне в твой паровозик поиграть?» Вцепилась Яга в свой паровоз двумя руками, вопит: «Не дам». Пожал зайчик плечами и дальше побежал. А тут как раз маленький лосенок прискакал и давай Ягу бодать. «Отстань, – кричит Яга, – не тронь меня!» А он не отходит и пинает ее своими копытцами. Заплакала Яга и побежала бабушке жаловаться. А Лосенок кричит вслед: «Ябеда-корябеда».

Испугалась маленькая Яга и раздумала за помощью обращаться. А лосенок развеселился вовсю и еще больше лягается. Заплакала Яга и не знает, что делать, думает: «Как же так: у меня отнимают, а если не даю, обзывают жадиной, меня обижают, а если пожалуюсь, называют ябедой. А драться с обидчиками, говорят, тоже плохо».

На дереве рядом с песочницей сидела старая сова. Та самая, которая еще с прабабушкой Яги дружила. Вот сова и говорит: «Нужно научиться трем вещам: во-первых, поступай, как считаешь нужным, а не так как хотят посторонние Лисята или Лосята, то есть не поддавайся на провокации. Во-вторых, жадиной быть, действительно, плохо, делись игрушками, научись играть вместе с другими, но научись говорить «НЕТ», если ты что-то не хочешь делать или отдавать. И, наконец, в-третьих, умей за себя постоять, но не кулаками, а словами». «А если я говорю, а меня не слышат?» – спросила малышка Яга. «Тогда и двинуть можно. Но не сильно. И в самом-пресамом крайнем случае», – засмеялась мудрая Сова и добавила: «Но помни: самое сильное оружие – слово. Оно сильнее кулаков. А из слов – юмор, насмешка, а не слезы».

И маленькая Яга запомнила ее советы. Она жалела слабых и беззащитных, делилась с добрыми людьми разными волшебными предметами. И защищать себя у нее тоже стало получаться. А еще она научилась летать в ступе и не стала обращать внимания на тех, кто показывал пальцами на нее и ее летательный аппарат, когда она парила в воздухе рядом с птицами. А еще тетя Яга вспомнила, как принцесса Авдотья в детском садике вместе с подружками защищала слепленных ею снеговиков от хулиганов-мальчишек.

Наутро тетя Яга насыпала принцессе Милославе немного волшебного песка (этого как раз хватит; как только гусеницы увидят волшебный песок, сначала в обморок упадут, а потом разбегутся в разные стороны). И принцесса весело пошагала домой. Случилось так, как и обещала тетя Яга. И снова в дворцовом садике весело зеленела травка, алели розы, лиловела сирень, волшебно цвели ирисы, обвивал беседки клематис.

 

Про бабу-ягу

В одном старом, страшном, дремучем лесу в самой чаще жила-была баба-яга. Нет, конечно, сказку можно было начать иначе: жила-была прекрасная принцесса. Известно, что многие девочки любят сказки про принцесс, но не знают, что некоторые из них в силу своего неумеренно принцессного характера превращаются в совершенно невыносимых баб-ёг.

Итак, наша героиня и вправду родилась принцессой, в юности была прелестной девушкой, а в старости превратилась в самую настоящую всамделишную бабу-ягу. И поэтому всё у нее было как и положено: избушка на курьих ножках, давно требовавшая ремонта, мышка-в-норушке, черная кошка на завалинке, умная птица сова (нет, не в клетке) по окошку гуляла, ночью дом охраняла от лихих людей, от наговору, от пустых разговоров и сплетен. Одного не было у бабы-яги: помела со ступой. А какая же баба-яга без летательного аппарата? Правда, пылился у нее в сарае старый мотоцикл весь в пыли и паутине. Но представьте себе, каково это – мчаться на мотоцикле, цепляясь за пни и коряги. Правильно: далеко не уедешь.

Вот поэтому и задумала баба-яга приобрести ковер-самолет. Интернета у нее не было (какой Интернет в такой чащобе?), а как узнать, в каких таких краях можно купить столь дефицитную волшебную вещь? Попросила было баба-яга умную птицу сову слетать разузнать, что почем. Сова вернулась нескоро, но добиться от нее ответа было невозможно: она только ухала и качала головой. Черная кошка Степанида была хоть и говорящей, но к людям выходить одна не рисковала, боялась, что подойдешь с вопросом – так неправильно понять могут. Да и нашатырь для  всех, кто без памяти грохнется, услышав вопрос на самом нормальном человеческом языке, у Степаниды носить с собой не было возможности. Поэтому решила баба-яга сама отправить за покупкой. Долго думала, брать ли с собой Степаниду, потом решила, что со спутником всегда дорога короче кажется, и взяла.

Вышли рано утром. Еще только начинало рассветать, и в непроходимом, дремучем лесу было темно. Кошка по-беличьи прыгала с пенька на пенек, баба-яга, кряхтя, пробиралась между завалами и болотинами. Вышли на берег лесной речки, присели передохнуть. Где-то далеко кричали утки, били по воде хвостами русалки. На  пеньке сидела Лешачиха и вязала носки.

Баба-яга присмотрелась. Лешачиха была явно расстроена, она поминутно всхлипывала и вытирала глаза рукавом. Баба-яга не могла пройти мимо чужого горя исключительно из интереса. Пока лешачиха рассказывала о своих несчастьях, куда-то запропастилась кошка. Степанида, конечно, в лесу не заблудится, но идти одной в дальний путь было просто скучно. Баба- яга погадала на ромашке, идти ли ей дальше или вернуться домой, выходило: идти. Об этом однозначно говорили три пострадавших от гадания цветка. И баба-яга поплелась дальше. Наконец деревья стали редеть и показались огоньки какой-то деревеньки. Яга знала, что там бывают ярмарки, где можно приобрести всё – от китайского полотенца до персидского ковра якобы ручной работы. И действительно, день был базарный. Продавцы неустанно расхваливали свой товар, и баба-яга приободрилась: уж тут-то явно можно купить летающий ковер. Ковров было много. Но они были такого отвратительного качества, что на них не только что летать, ползать было неприятно. Но поскольку купить что-то, что ускорило бы обратную дорогу, было нужно, баба-яга принялась перебирать ковры. Но ни один из них не годился для полетов. Даже неожиданно найденный старый, действительно персидский, побитый молью ковер, не хотел подниматься в воздух. «Видимо, при людях стесняется», – подумала баба-яга и на всякий случай купила. Но когда она вышла за околицу, расстелила ковер и уселась на него, стартовать он не захотел. Правда, у него несколько раз приподнимался край, но это, видимо, от ветра. Таким образом, обнаружилось, что ковер оказался не летучий, а начинало уже темнеть. Идти к людям баба-яга побаивалась, знала, что всяких ведьм народ нигде не жалует, поэтому решила завернуться в ковер и уснуть на пригорочке. Так и сделала. Завернулась в рулончик и громко захрапела.

Тут на суку громко каркнула ворона. Была бы рядом умная птица сова, не случилось бы того, что случилось. Баба-яга от испуга запуталась в ковре и так рулончиком и покатилась в реку. Ковер в реке развернулся, и баба-яга, как была на ковре, так и осталась, а ковер медленно выплыл на середину реки. Баба-яга протерла глаза: ковер оказался не самолетом, а пароходом. Точнее, лодкой, причем плывущей довольно быстро. А вот сама баба-яга плавать не умела. Да и вообще воды с детства боялась. Что делать? Ни весел тебе, ни мотора. А ковер между тем весело напевал и плыл себе куда глаза глядят. То есть в неизвестном направлении. Баба-яга пригорюнилась: так ведь можно и за границу куда-нибудь угодить без денег и документов. Тут баба-яга вспомнила, что вместе с ковром ей всучили выбивалку, еще кричали какое-то непонятное слово «бонус» (выбивалка – это такой интересный предмет вроде ракетки, сплетенный из лозы, предназначенный исключительно для выбивания пыли из ковров). Оказалось, однако, что если пытаться использовать выбивалку как весло, то ковер слушается и становится более или менее управляемым.

Тут она услышала истошные крики: «Спасите, помогите!» и отчаянное мяуканье. Звуки эти неслись из какого-то пузатого деревянного бочонка (или кадушки), догонявшего бабки-ежкино плавсредство. Наконец бочонок боднул ковер – плавоход, и из бочонка показалась усатая морда Степаниды. Баба-яга страшно обрадовалась своей любимице, а кошка прыгнула ей на колени и замурлыкала. А потом рассказала, что с ней приключилось…

 

Приключения Степаниды

Во-первых, Степаниде скучны были рассказы лешачихи, они всегда были об одном и том же: как несправедливы к ней люди (особенно историки и сказочники), во-вторых, кошке любопытно было самой встретиться с людьми. Поэтому она решила в путь отправиться самостоятельно. Заморив по дороге червячка (нет, не настоящего, просто поймав мышку-полевку – кошка была хоть и говорящей, но в остальном самой обыкновенной черной кошкой), Степанида побежала туда, где между деревьями намечался просвет.

Первой ей попалась женщина с корзинкой. Увидев черную кошку, тетка стала почему-то плеваться и поминать черта. Кошка обиделась и спросила, в чем она так провинилась. Женщина опешила, услышав человеческую речь, бросила корзинку и помчалась без оглядки. Кошка обнюхала трофей и обнаружила два чудесных бутерброда с колбасой. Она поблагодарила судьбу, и тут же нашла применение обоим бутербродам. Потом немножко понежилась в корзинке и отправилась дальше. На берегу реки сидели двое с удочками. Они были так увлечены рыбалкой, что не заметили ни кошки, ни исчезновения части улова. Вздрогнули лишь только тогда, когда Степанида спросила, нет ли у них еще такой вкусной рыбки. Не только вздрогнули, но и, перекрестившись, оба свалились в воду. А Степанида потрусила дальше. Завидев пожилого человека в очках и шляпе, кошка побежала за ним. Старичок был, видимо, погружен в свои мысли, поэтому присутствие кошки обнаружил только у себя дома. Причем это его совсем не огорчило. «Кис-кис-кис, ты ловить умеешь крыс?» – весело спросил старичок строчками известного детского стихотворения. Степанида задумалась: «Смотря какие крысы», – задумчиво произнесла она, и, оставив беднягу приходить в себя, покинула дом через форточку. Потом неспешно двинулась по главной деревенской улице. Тут-то ее и увидел главный враг всех местных кошек дворняга Кошмарик.

Кошка была незнакомой, значит, можно было повеселиться от души. Степанида собак не особенно боялась, знала, что несколько ловких ударов по носу могут любого пса загнать в будку. Но Кошмарик сначала громко затявкал, потом противно завыл, а потом… потом пролаял, что очень любит кошек… в качестве основного блюда, и бросился к Степаниде. Та вдруг страшно испугалась, громко взвизгнула и сделала то, что обычно делают кошки в подобных случаях: взлетела на дерево. А Кошмарик разлегся внизу и с интересом наблюдал за ней. Через полчаса неудобного сидения на ветке («Чай, не птичка», – думала Степанида) у кошки заболели лапы, и она решилась на отчаянный поступок. Под деревом стояла какая-то кадушка. Кошка решила прыгнуть на нее, а потом соскочить на землю. Но от страха промахнулась и попала внутрь, кадушка опрокинулась и покатилась с уклона в реку. Она мчалась с такой скоростью, что выскочить несчастная пленница просто не могла. А в кадушке так отчаянно пахло квашеной капустой, что бедняге сразу стало плохо. Так Степанида оказалась в реке…

 

Полет

Кое-как баба-яга и ее питомица подгребли к берегу. Выбраться на сушу тоже оказалось непросто. На берегу баба-яга осмотрела ковер и кадушку и решила, что оба средства передвижения могут пригодиться. Точнее, кадушка может использоваться по ее прямому назначению, для засолки грибов, уж в них-то баба-яга знает толк! Поэтому, кое-как запихав ковер в кадушку и взвалив ее на плечи, баба-яга двинулась в путь.

Хитрая Степанида пыталась пристроиться сверху, но баба-яга быстренько ее шуганула. По узенькой тропке дотопали наконец до родимой избушки на курьих ножках и присели на пороге. Потом Баба-яга постелила ковер у лежанки и собралась было вздремнуть, но тут случилось совершенно непонятное: кадушка, поставленная в угол, вдруг приподнялась и повисла в воздухе. «Мерещится», – подумала баба-яга и помянула недобрым словом черта, протерла глаза и увидела, что кадушка, действительно, парит в воздухе.

«О-ооо! Ступа!» – сказала умная птица сова и подлетела поближе. У Степаниды шерсть встала дыбом и она зло зашипела на кадку. А баба-яга забралась в ступу, взяла в руки выбивалку для ковров и взмыла ввысь. Она поднималась все выше и выше, так что ее избушка скрылась из глаз, а она все летала и летала.

На фото:

Две оригинальные картины Ларисы Соколовой; внизу – копия знаменитой живописной работы Нила Саймона

21_Бутылка_СОКОЛОВА

21_В_ТУФЛЯХ_СОКОЛОВА

21_Нил_Саймон_СОКОЛОВА

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s