Мария Панкевич. Про Крымский мост, теракт и «либералов»

Когда я училась на факультете журналистики СПбГУ – еще до того, как поработать пиар-директором в издательстве «Амфора», стать дипломированным журналистом и русским писателем, – почти все время работала в «Институте Гипростроймост – Санкт-Петербург». Точнее – в отделе по надзору за строительством мостов, дорог и тоннелей помощником генерального директора. Это очень известная организация, о которой можно, в частности, прочитать: «„Институт Гипростроймост – Санкт-Петербург“ – ведущая компания России по проектированию мостов и транспортных сооружений. В 2018 году Институту исполнилось 50 лет. За это время накоплен колоссальный багаж знаний и опыта, который позволяет реализовывать сложнейшие задачи в области высокотехнологичного проектирования внеклассных сооружений».

         У нас было много поднадзорных объектов, имеющих для России стратегически важное значение, – мост через остров Русский и вантовый мост через бухту Золотой рог во Владивостоке, федеральная трасса «Кола» на Петрозаводск, Малый Устьинский мост в Москве, строительство мостового перехода через Ангару на автомобильной дороге Богучаны–Юрубчен–Байкит, Транспортная магистраль между Звенигородским шоссе и ММДЦ «Москва-Сити», мосты через Волгу и Оку, все мосты Петербурга… Это лишь малая часть. Одним из таких объектов был Крымский мост, который не так давно взорвали террористы с Украины.

         К счастью, пострадали всего две полосы дорожного покрытия, и всё подлежит восстановлению. И уже восстановлено! Но бандеровцы совершенно озверели – еще до теракта повесили в Киеве плакат с горящим Крымским мостом, делали на его фоне селфи и хохотали. Мой друг, новостник из Киева, заметил, что его бабушка всегда говорила, что все эти бандеровцы чокнутые, от них ожидать можно любой пакости и вообще относиться к ним следует скептически. Кстати сказать, он считает, что у граждан, которые в такое время покинули свою страну, то есть Россию, нужно отнимать жилье. Чтобы та же Леда Г. со своим питерским «фем ЗОЖ кружком» и «Монологами вагины» (криминологией вагины, иронизировала моя подруга) не кляла негодную Родину из солнечного Тбилиси, сдавая квартиру в Петербурге. Как будто ей не давали тут жить и работать, ставить двусмысленные спектакли и высказывать свои очень глупые тезисы такой же неумной компании «либералов»! И тот же открытый гей Максим Д., который скандалил в родном вузе – почему, дескать, ему не дают петь в фольклорном студенческом хоре, – не занимался бы открытой проституцией в Фэйсбуке, рассказывая теперь, как он хочет выйти замуж в Грузии.

         Я не понимаю такого отношения к людям и обществу: тебе дали образование, которое и в Москве, и в мире считают блестящим, Родина тебя, скота, выучила, в поликлиниках бесплатно лечила, а ты катишь на самокатике в Финляндию как девочка, хотя тебе под сорок лет. Или как Алла наша Борисовна продаешь резиденцию в Грязях через дарственную и летишь в Израиль… Да разве не Россия дала ей славу, концерты, любовь зрителей, богатство? Да и юмористу Максиму Галкину с его похабными низкопробными шутками? Ничего отвратительней его новогоднего выступления с таким же, как и он,  клоуном Зеленским я, пожалуй, не видела.

         Как черную неблагодарность расцениваю я подобное свинское поведение и пораженческие настроения моих сограждан. Ходили по арт-тусам, брали машины и квартиры в кредит, занимались, по сути, чем хотели… Мой друг, московский юрист и экономист, считает упущением недостаток патриотического воспитания и прямым следствием этого – такое поведение современной молодежи. Я тоже так считаю. Может быть, конечно, потому, что всю жизнь работала и училась, училась, а потом просто работала, и повидала очень много разных людей и знаю об их судьбах, и теперь подобное самовыражение этих «либералов» мне кажется либо инфантильным и  смешным, либо мерзким.

         Так вот. Контора «Института Гипростроймост – Санкт-Петербург» меня совсем не обижала, даже оплачивала академический отпуск и отпускала на сессии в Университет. Я получала хорошую по тем временам (да и сейчас бы она считалась неплохой в Питере) зарплату и квартальные премии. Меня наградили памятным знаком и удостоверением за подготовку объектов во Владивостоке к саммиту АТЭС. Параллельно с учебой в Университете после работы я оставалась в офисе и занималась подготовкой материалов на социальную тему для газеты «Невское время» Балтийского медиахолдинга. Зажигала фонари на Индустриальном проспекте, давила как журналист на прокуратуру, чтобы возбудили (и возбудили!) дело о мошенничестве на негодяя, который продал пожилой женщине бракованные двери (та потом хотела привезти мне цветы, но я категорически отказалась их брать). В общем – спасала мир в меру сил.

         Как же я хотела полетать на вертолетике с Владимиром Путиным и Аркадием Ротенбергом, когда они прилетали в Тамань! Но ГИП проекта спрятался от них под одеяло и накрыл голову подушкой, несмотря на все мои просьбы. Как утверждали, Крымский мост был не самым сложным нашим объектом, но все старались сделать все самым лучшим образом, как, впрочем, и на других наших стройках. Инженеры завели кота, назвали его «Мостик» и создали ему страницу в Инстаграме. Мостик рассказывал новости по стройке Крымского моста от их лица.

         Сотрудники нашего проектного института в буквальном смысле слова жили на объекте и не видели семьи месяцами. Везло тем парам, которые познакомились на работе и потом поженились. Но институт оплачивал жилье и тем семьям, в которых жены смогли приехать в Тамань из Петербурга.

         Когда я прилетела февральским утром в Анапу и на белом «Мерседесе» меня отвезли в Тамань, сваи там заколачивали и днем, и ночью, через каждые два часа. Я просыпалась в кирпичном домике на берегу Азовского моря и слышала эти звуки. Еще кричали чайки, а у хозяйки оказалось отличное домашнее вино. Тогда у меня как раз в петербургском издательстве «Лимбус Пресс» вышла первая книга «Гормон радости», в которой я рассказала о женской тюрьме. Моя хозяйка книгу прочитала, но ей книга не понравилась. «Главное что? – сказала хозяйка, возвращая мне книгу. – Чтобы дом был свой, участок, огород. Чтобы муж хвалил, дети нервы не трепали! А эти книги…»

         В Тамани было холодно и ветрено, зацветал миндаль, шумело море. Нас кормили в ресторане завода «Фанагория», и жители не могли дождаться, когда уже объект – уникальный Крымский мост – закончат и введут в эксплуатацию.

         Подробности стройки я не буду описывать, потому что, думаю, не всем это интересно. Но каким-то образом я прикоснулась к части истории нашей страны  – не только участвовала в строительстве знаменитого моста, но и получила диплом в Университете, где учились и Сергей Довлатов, и другие мои кумиры, да что там – сам Президент нашей страны. В университетском сборнике «Невский наблюдатель: Поэзия. Проза. Литературная критика» (СПб.: СПбГУ, изд-во ВВМ, 2016) опубликовали мой рассказ, что можно расценить как признание моих литературных способностей. Я участвовала в работе всемирно известного проектного Института, в котором создавали Крымский мост, а он, к слову сказать, – рекордсмен по протяжённости в России и Европе. Я, правда, сама еще ни разу не проехала по Крымскому мосту. Но это, конечно, впереди.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s