Сергей Н. Ильченко. В поисках прожитых судеб

(Ждан О.А. [Пушкин Олег Алексеевич] Гений: повести, рассказы / Олег Ждан. – Минск: Мастацкая лiтаратура, 2018. – 302 с.)

Случайность – великий драматург нашей судьбы. Особенно в том, что касается мира искусства и литературы. Вот так и автор этих строк, прочтя все, что ему было известно из классического перечня авторов белорусской литературы второй половины ХХ века (Адамович, Короткевич, Алексиевич) обратил свой взор далее, в поисках тех текстов, которые появились бы в мире книг совсем недавно. И вот в одном из минских книжных магазинов на глаза попалась книга в желтой обложке с черным (по цвету) текстом – «Олег Ждан. Гений». Взял ее в руки, открыл, прочел название первой повести «Приключения человека, похожего на еврея» и…понял, что хочу продлить свое знакомство путем чтения повестей и рассказов неизвестного доселе мне писателя из Республики Беларусь.

Покупка совершила свое путешествие из Минска в Петербург, где и была «приговорена» к чтению. «И что же?», – может поинтересоваться тот, кому вдруг доведется читать эти строчки. Невероятное ощущение накрыло меня во время чтения повестей и рассказов Олега Ждана (хотя на самом деле его зовут Олег Алексеевич Пушкин). Каким-то причудливым образом по мере прохождения текста в память своевольно вторгались воспоминания, ассоциации, перекликались ситуации из книги и жизни, текст отрывал от российской реальности и заставлял перенастраиваться на реальность белорусскую. Но в том не было никакого насилия над разумом и чувствами. Ты будто приземлялся в том или ином месте собственной линии времени, которая когда-то шла из настоящего в будущее. Только Олег Ждан сломал ее прямоту, заставляя кружиться твое сознание, переходить из настоящего в прошлое и обратно.

Каждый из его текстов в сборнике «Гений» – это особая история про человека с конкретными обстоятельствами бытия и проживаемой жизни. От совокупности складываемых в единую книгу житийных сюжетов рождается ощущение панорамного взгляда на то, что происходило и происходит нынче в стране, именуемой «Беларусь». Здесь тебе и журналист («Приключения человека, похожего на еврея»), и заводской бригадир («Зимогор»), и непризнанный художник («Гений»), и номенклатурный чиновник («Сопровождающий»). У каждого из них свои отношения с жизнью и с тем, как в один декабрьский вечер 1991 года, она стала другой, потому что не стало той страны, в которой они родились и в которой взрослели и проживали свое детство, юность, а некоторые даже начинали трудовую биографию и карьеру.

Однако в сочинениях Олега Ждана нет ни грамма публицистики  и уж тем более исторически-детерминированного взгляда на то, что порою привычно называют «ходом истории». Как верно замечает принимаемый вечно за страдальца пятого пункта герой первой повести журналист, «неплохое было времечко, что ни говори. Оно и сейчас неплохое, но…Теперь оно совсем другое». Вот об этом переходе и сочиняет свои повести и рассказы белорусский писатель. Без стенаний и обвинений, без аллюзий и гнева, он просто фиксирует течение реки под названием «реальность». Наверное, для белорусских читателей этой книги какие-то детали более очевидны и более весомы, но мне, как наведывающемуся раз в год в соседнюю страну санаторному гостю, казалось порою, что вот так бы и о нашей российской жизни стоило написать. Безо всяких подтекстов, фантазмов и стилистических вывертов.

Что же, собственно, до картин из белорусских сюжетов Олега Ждана, то очевидно, что у него единая группа крови с теми, чьими сочинениями буквально лет тридцать-сорок назад зачитывалась  интеллигентная советская публика. Перечень может каждый из нас составить сам: Трифонов, Белов, Астафьев, Распутин. И если в повестях местный, белорусский колорит еще замечаешь периферийным зрением, то в рассказах ты полностью погружаешься в эмоционально знакомый мир обыденной жизни людей «из народа». Название одной из трех новелл сборника, по-моему, очень точно отражает суть белорусского национального характера – «надо терпеть».

Впрочем, писатель не чужд и очевидных романтических желаний поведать читателям историю с хорошим (но фантастическим по смыслу) финалом о спасении больного пса. И здесь тоже приходят на ум воспоминания о некогда прочитанных и пережитых рассказов и повестей о братьях  наших меньших. «Собачий бог» – достойное продолжение этого ряда.

И, наконец, отдельное и восторженное отношение хотел бы автор этих скромных заметок проявить по случаю рассказа «Прощание». Незатейливый сюжет о том, как взрослый мужчина ищет потерянные ключи от той квартиры, в которой живет его старушка-мать, превращается в щемящую до грусти историю. Она о том, как складывались всю его жизнь отношения с женщиной, давшей ему жизнь. Пересказу подобный текст вряд ли подлежит. Его стоит неспешно прочесть с тем, чтобы прочувствовать напряженность общего хода жизни и торопливость желания героя поскорей обрести потерю. И снова навестить маму. Многие так и не успевают этого сделать. Мотивы разные, но суть едина: не успели! А ведь им, нашим мамам, это очень нужно. Чтобы понять и почувствовать: жизнь прожита не зря.

Олег Ждан возвращает своему читателю (смею думать, что он уже перевалил за половину отведенного жизненного срока) ощущение смысла прожитого человеческого века. И потому это стоическое спокойствие автора и его героев так воздействует на тех, кто в нашей быстротекущей реальности нервно проживает свою судьбу. Вот почему так важно, чтобы эту книгу прочитал и российский читатель. Тогда, быть может, он станет чуть-чуть мудрее, спокойнее. А заодно поймет, что по соседству живут такие же люди, как и в России. Ибо у нас с ними совместно прожита и пережита бóльшая часть нашей жизни.

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s