Наш гость – Владимир Камнев. Создание русскоязычного научного дискурса

%d0%b2%d0%bb-%d0%ba%d0%b0%d0%bc%d0%bd%d0%b5%d0%b2

Владимир Камнев – руководитель Санкт-Петербургской издательско-книготорговой фирмы «Наука», выпускающей академическую естественнонаучную и гуманитарную литературу широкого спектра. Его энергичная организационно-административная деятельность гармонично сочетается с исследовательской: он плодотворно занимается изучением истории отечественной консервативной мысли, является автором монографии «Исторические формы и религиозно-философские основания русского консерватизма». Владимир Михайлович известен своим независимым, оригинальным и часто нелицеприятным взглядом на многие современные тенденции, происходящие в гуманитарной сфере и отечественном книгоиздании. Наши корреспонденты встретились с харизматичным возмутителем спокойствия и задали ему несколько вопросов.

         – Владимир Михайлович, расскажите, пожалуйста, о том, что вы думаете о современном российском научном книгоиздании?

         – Текущее положение дел в сфере научного и научно-популярного книгоиздания характеризуется крайней хаотичностью и неустойчивостью. В советскую эпоху монополия государства на научное книгоиздание, наряду с недостатками идеологической цензуры научных текстов, оказывала во многом позитивное влияние. Научное книгоиздание было жестко структурировано по направлениям и четко выдерживало высокий уровень профессионализма, когда даже слабые по уровню текста книги издавались академично по формальным и внешним признакам. Слабость текста компенсировалась способом его подачи.

         Что происходило в этой сфере после распада Союза?

        – Последующая эпоха практически уничтожила государственное научное книгоиздание. Образовавшиеся ниши заполнялись частными издательствами, преимущественно небольшими. Малые коммерческие структуры не имели ни традиций, ни опыта, ни возможности планомерной и добросовестной подготовки текстов к изданию. Причем возможности ни фактической, ни финансовой: квалифицированные сотрудники крайне неохотно приходили в коммерческую сферу, а недостаток средств приводил к усечению технологических цепочек допечатной подготовки рукописей книг. Культура книгоиздания значительно упала. Утратил свое значение механизм рецензирования, сохранившийся только на формальном уровне, необходимом для участия в конкурсах на получение поддержки издания от различных фондов. Параллельно с этим происходил процесс уничтожения государственного книгоиздания и закономерное размывание смыслов и превалирование мелких, местечковых интересов. Не просто каждый вуз, но и отдельные факультеты обзаводились собственными издательствами, решавшими через книгоиздание собственные, зачастую корыстные, но ни в коем случае не масштабные задачи. Научность снова оказалась на втором плане. Дальнейшее развитие частного книгоиздания привело к увеличению объема политически и идеологически ангажированного книжного продукта, зависевшего от источника финансирования, в том числе и книг антироссийской и антигосударственной направленности.

         В чем, по вашему мнению, заключаются недостатки частного книгоиздания?

         – Самый большой недостаток частного книгоиздания – бессистемный характер. Единичные удачные издания не в состоянии сформировать ландшафт – протяженное и равномерное пространство русскоязычного научного и околонаучного дискурса, в том числе дискурса пограничного, междисциплинарного, столь важного и для развития собственно науки, и для поддержания уровня культуры общества в целом. Отдельно следует отметить падение престижа авторства, особенно в научной сфере. В сфере художественной литературы автор, по крайней мере, может заработать деньги своим трудом. Научная литература по определению менее тиражируема, а следовательно – менее прибыльна и для издателя, и для автора. В результате число актуальных авторов составляет лишь небольшой процент от числа авторов потенциальных. Среди авторов не обязательно остаются лучшие представители научного сообщества.

         Следующий важный фактор – это сокращения и количества, и общей площади книжных магазинов. Это усугубляется тем, что научные книги не могут конкурировать по коммерческой привлекательности с популярным товаром. Рынок электронных носителей фактически не сложился. Этому препятствуют и огромное поле контрафактного контента, и крайняя монополизированность частного книгоиздания: единственная реально работающая площадка по продаже файлов – ЛитРес – является собственностью владельцев крупнейшего частного книгоиздательского и книготоргового холдинга АСТ/Эксмо (их продукция составляет не менее 55 % от книжного рынка в России).

         Каковы перспективы издательства «Наука» в контексте современного научного книгоиздания в столь непростое для отрасли время?

         – В сложившихся обстоятельствах издательство «Наука» – единственная из существующих структур, способная перекроить и переформатировать рынок научного книгоиздания, как бумажного, так и электронного. Причем первично даже не технологическое, а именно идеологическое воздействие на рынок. У этого есть как идеологические, так и фактические основания. Научное книгоиздание призвано выполнять несколько задач государственной важности. Прежде всего, это ознакомление через тиражирование книг максимально широкой научной аудитории с самыми современными и значимыми достижениями ведущих отечественных ученых, сохранение и воспроизведение методов и парадигм исследования и методологии отечественного научного знания, сохранение в пространстве русского языка достижений мировой и отечественной науки и культурного наследия. Именно эти функции выполняет издательство «Наука», единственное издательство, сохранившее непрерывность издательского процесса, высокий уровень допечатной подготовки, привлекательность издательского бренда (не только формальную, по принципу ВАКовской публикации, но и фактическую: поколения отечественных ученых читали и читают книги «Науки») и потенциал развития.

         Издательство «Наука» может и должно выступить в качества эталона и главной движущей силы научного книгоиздания. Этому способствуют, кроме вышеуказанного, универсальный характер, лежащий в основании академической издательской деятельности, отсутствие узкой ведомственной принадлежности, а следовательно – максимально объективная позиция в вопросах выбора книг к изданию и формирования наиболее взвешенного и разнообразного издательского портфеля.

         Научное книгоиздание можно условно свести к выполнению двух задач:

         Первая – это сохранение мирового научного и культурного наследия через регулярное воспроизведение для каждого поколения читателей классических текстов, собственно и составляющих это наследие. Крайне важно вернуть воспроизводство классических текстов в рамки научного книгоиздания, вопреки нынешнему положению, когда классические тексты публикуются крупными коммерческими издательствами, причем публикуются в старых переводах и с морально устаревшими комментариями и прочим аппаратом издания. Даже классические переводы этих произведений на русский язык давно нуждаются в новом комментировании, соответствующем духу эпохи. В этом аспекте крайне важно продолжение серии «Литературные памятники» и возобновление выпуска и дальнейшее развитие серии «Памятники исторической мысли», задуманной создателями как аналог «Литературных памятников» для историков.

Решение этой задачи можно осуществить в двух направлениях: во-первых, возобновление и поддержание присутствия на рынке в постоянном режиме уже выходивших в свет книг; во-вторых, продуцирование новых текстов, ранее на русском языке не издававшихся.

         Знание и осознание истории – базис для формирования гражданской позиции, патриотизма и любви к Родине. «Памятники исторической мысли» – базовая серия отечественного исторического книгоиздания, особенно в разделе издания первоисточников. Кроме того, необходимо дополнить набор базовых серий издательства. Книжная серия в основании своем – это маркетинговый механизм, способ ответа на потребительский спрос в корректной и эффективной форме. Наличие большего числа издательских серий – это прямой путь к диверсификации торговых инструментов и расширению присутствия издательства на рынке, к завоеванию смежных книжных сегментов. Следует отметить, что все позитивные моменты серийности книгоиздания работают только в условиях регулярности и стабильного издания. Очередность выпуска книг серии должна выдерживаться с непреложностью.

         Вторая задача научного книгоиздания – закрепление в тексте результатов работы современных ученых. Именно в виде книг научные труды приобретают законченную форму – форму, предполагающую дальнейший диалог. Если статья – это единица внутринаучной  жизни, то книга – это овнешнение, то есть демонстрация научного достижения вовне дисциплины. Это, собственно, и есть создание русскоязычного научного дискурса в широком смысле.

         – От проблем книгоиздания перейдем к проблемам философии. Способна ли сегодня философия на какие-то прорывы?

         – Если говорить серьезно, то идет фундаментальный цивилизационный слом. То есть ищется новая цивилизационная парадигма, поэтому мы находимся в предчувствии и ожидании всемирно-исторической личности, говоря словами Гегеля, которая сможет осмыслить эпоху и показать выход из нынешней неустроенности и безмыслия.

         – Какие из мыслителей являются вашими любимыми?

         – Сократ, Платон, Гегель. Платон – это величайший пример ученичества. Остановившись однажды на площади послушать, о чем говорит Сократ, Платон так и остался в истории человечества стоящим подле своего Учителя. Сократ, никогда не писавший, стал для нас близким и знакомым через диалоги Платона, в которых последний наградил его Голосом, да еще каким Голосом – через тысячелетия он также внятен и пронзителен, как и в V веке до нашей эры. Гегель же был настолько амбициозен, что попытался дать систему абсолютного понимания Человека, Природы, Государства и  Мира в целом.

         – В заключение позволим себе личный вопрос. У вас три сына, чему вы учите своих детей и чем, на ваш взгляд, отличается воспитание мальчиков от девочек?

         – Мальчики должны с малолетства уметь напрягаться в преодолении себя, они должны знать такое простое слово: «Надо!» Я всегда был уверен, да и сейчас моя позиция не изменилась – все это можно найти в спорте. Поэтому все мои дети занимались и продолжают заниматься спортом: старший – мастер спорта, средний – кандидат в мастера, младший – пока разрядник.

         Девочки. Господь не дал нам с женой девочек, но я читал, что они очень нежные и очень любят отцов. Я думаю, что детей вообще не надо воспитывать, просто с ними надо быть рядом и любить. И тогда они будут такими же, как ты, а может быть, и много лучше. Девочки и мальчики должны видеть с самого детства только одно: что папа любит маму, а мама любит папу – и больше ничего! Это и есть абсолютный воспитательный момент.

Беседу вели Илья Колодяжный и Милана Логунова

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s