Тамара Чагаева. Писатель Сайд-Хасан Кацаев: о доброте, о Родине, о матери

В прессе часто встречаются публикации, принадлежащие перу Сайд-Хасана Кацаева. Человек, знакомый с его творчеством, вряд ли оставит их, не прочитав. Все дело в том, что автор не просто рядовой сотрудник газеты или журнала, он – исследователь. О нем нельзя сказать: надкусил тему и оставил, потому что Сайд-Хасан всегда знает, за что браться и где следует копать. Именно эту его способность и имел в виду писатель Лема Ибрагимов, в одной из своих публикаций отметивший: «Яркие творческие индивидуальности в литературе, как правило, играют роль основоположников, реформаторов того или иного жанра, направления, школы. Одним из таких литераторов, присутствие которого отчетливо обозначено в чеченской литературе конца ХХ и начала ХХI века, является прозаик Сайд-Хасан Кацаев».

         Сайд-Хасан родился 11 июля 1966 года в селе Курчалой. Там же получил среднее образование. В том же году он поступает на русско-вайнахское отделение филологического факультета Чечено-Ингушского государственного университета и успешно его заканчивает.

         Свой трудовой путь он начал преподавателем в родной школе. Потом была служба в армии. После демобилизации С-Х. Кацаев некоторое время работал в школе, затем устроился научным сотрудником Чечено-Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук, позже преподавал чеченскую литературу в Чеченском госуниверситете, некоторое время заведовал Курчалойским районным отделом народного образования. Потом была редакция журнала «Вайнах». С 2004 года по настоящее время С-Х. Кацаев работает бессменным главным редактором Курчалойской газеты «Машар».

         Имя Сайд-Хасана Кацаева как писателя стало известно в нашей республике в конце 80-х, когда его рассказы стали появляться в коллективных сборниках молодых литераторов. Они были написаны в студенческие годы, но уже обращали на себя внимание читателя формой повествования, новизной затрагиваемых тем, им были присущи краткость, искренность и злободневность. Стиль его произведений всегда был безупречен – эту особенность отмечают многие его коллеги.

         Рассказы С-Х. Кацаева стали появляться на страницах газет «Даймохк», «Васт», журналов «Орга», «Вайнах», но этого пространства было мало для писателя, который в тот период писал очень активно и плодотворно. Например, альманах «Орга» выходил в свет только 3 раза в год. А ведь писателю важно опубликовать свое произведение, услышать отзывы читателей, получая обратную связь с ними.

         Первые две книги рассказов, притч и эссе автор издал между двумя чеченскими войнами. Это «Зимний вечер» (1997) и «Школа писателя» (1998). Это было время, когда истерзанная войной и тяжелыми людскими потерями Чечня стояла в преддверии новой, более страшной войны.

         В эти две книги вошли ранние произведения молодого писателя. Чечня еще смотрела с надеждой на мирную жизнь. А для этого надо было восстанавливать республику, поднять из руин разрушенные города и села. Это был тот самый период, когда жители республики мучительно пытались найти ответы на причины первой войны, ввергшей народ в пучину бесправия и неслыханной жестокости.

         Еще раздается грохот пушек и рев боевых самолетов, и в этих условиях в свет выходит третья книга С-Х. Кацаева «Рассказы о Молле Насреддине» (2004). Как считают критики, это не только сборник юмористических рассказов, но и глубоко философский труд. И вот эта работа помогала людям отвлечься от зловещих реалий послевоенной жизни республики.

         В 2005 году увидела свет и четвертая книга С-Х. Кацаева. В ней автор предстает перед своим читателем состоявшимся писателем. Особый резонанс и множество откликов и комментариев вызвало эссе «Писатель и война». Одним из первых на нее откликнулся народный писатель Чечено-Ингушетии Абузар Айдамиров. Он первым отметил, что в чеченскую литературу пришел новый настоящий писатель со своим личным гражданским мужеством. В своем коротком письме А. Айдамиров пишет: «Бывают талантливые ученые, поэты и писатели и другие. Но ни копейки цены не имеют их научные труды, их стихи и романы, их талант, если у них не хватило мужества в годы лихолетья, когда беда нависла над Родиной и народом, не сочувствовать ему, не высказать правду в лицо кому бы это ни было, не делает во имя спасения народа все, что в его силах… А ты, Сайд-Хасан Кацаев, сказал свое слово»!

         Известный ученый, доктор философских наук Вахит Акаев в статье «Война – агрессивная суть человечества» писал: «Эссе С-Х. Кацаева побуждает нас, представителей национальной интеллигенции, к серьезным размышлениям, самооценке, самокритике. Наш анализ не был бы полным без признания, что автор совершенно прав, утверждая, что главная вина в трагедии чеченцев лежит на тех, кто предал идеалы социализма, избрал путь обустройства страны и населяющих ее народов на основе принципов дикого капитализма. Именно этот путь предполагал грабеж народа, захват национального богатства, ложь, жестокое насилие и прочие „прелести“ переходного этапа. В этом хищничестве прямое участие принимали так называемые „лидеры чеченской независимости“, „отцы нации“. Ограбив и столкнув народ в пропасть, они предпочли борьбе за „свободную Ичкерию“ сытую жизнь в зарубежных странах. А тем временем чеченский народ остался один на один со своими бедами. Вина таких лидеров должна быть четко установлена, и они должны держать ответ перед народом. Народ не является быдлом, вопреки высказываниям Д. Дудаева и его ближайшего окружения. Этот народ, рано или поздно, призовет к ответу тех, кто его предал и вверг в катастрофу. Разве это не тема для писательского воображения или социально-философского анализа?»

         В настоящее время С-Х. Кацаев продолжает свою творческую деятельность. В 2012 году Союз писателей Чечни выпустил первый том его произведений, готовится к печати и вторая книга писателя.

         Сайд-Хасан Кацаев член Союзов писателей и журналистов Чечни, он является лауреатом премий регионального отделения партии «Единая Россия» и Союза журналистов Чечни за лучший рассказ о войне.

БИБЛИОГРАФИЯ

на чеченском языке:

Iаьнан суьйре. Дийцарш, 1997. 

Яздархочун школа. Дийцарш, 1998.

Молла Несартах лаьцна дийцарш. Грозный, 2004.

Шина томехь гулдина йозанаш. I-ра том. Грозный, 2012.

на русском языке:

Во тьме. Рассказы. Эссе. 2005.

* * *    

Сайд-Хасан Кацаев. О МАТЕРИ

(Рассказ)

         Я очень любил свою мать. Всем сердцем.

         Она умерла в очень тяжелое для чеченского народа и для нашей семьи время – в самом начале второй войны.

         Не помню случая, чтобы она хотя бы раз поругала меня. Я не помню дня, чтобы она хоть раз поссорилась с кем-либо или повысила голос. Даже соседские дети называли ее мамой.

         Она прожила тяжелую жизнь. Отец пропал без вести на войне. А зимой 44-го их, многодетную семью, выслали вместе со всем народом в бескрайние степи Казахстана и Киргизии. Умерла младшая сестра. Моя мать, Петимат, была старшей в семье. И надо было помогать матери. Устроилась на работу в шахту, добывала руду. Переболела тифом. Из-за этого у нее всю жизнь были слабые бронхи и легкие.

         Она много рассказывала о тех днях. И много доброго я слышал от нее о русских, украинских женщинах, немках, казашках, киргизках, вместе с которыми работала. Они помогали им, чем могли, хотя самим приходилось нелегко.

         Через несколько лет их нашли родственники отца. Стали жить вместе. Потом ее встретил мой отец, и они поженились. Построили дом, родились дети. Вроде бы трудности остались позади, после ХХ партсъезда жизнь репрессированных народов изменилась коренным образом. Им разрешили вернуться на историческую родину.

         Родители не нашли покупателей на дом даже за бесценок и приехали домой, оставив нажитое с таким трудом добро. Первые годы было нелегко, но что это по сравнению с тем, что пришлось пережить во время высылки?! От голода, холода и болезней десятки тысяч людей навечно остались на казахской и киргизской землях. А дома, как говорится, и стены помогают.

         Наверно, самым счастливым этапом в жизни чеченцев были 60-80 годы прошлого века. Для нашей семьи в том числе. Женились мои старшие братья, сестры вышли замуж. Я, после окончания средней школы, поступил в университет. Отец болел уже несколько лет, и я в свободное от учебы время помогал братьям на стройках. Облицовочные работы на многих крупных зданиях организаций и учреждений Грозного произведены нами.

         В Чечне тогда мало было специалистов по резке и кладке мрамора, гранита и ракушечника. Работа, хотя и была тяжелой, хорошо оплачивалась. Но семья была большая, и мне порой не хватало денег. (Правда, я покупал очень много книг!) Но у мамы всегда было что-то припасено для меня. При случае она откладывала с пенсии. Я был младшим в семье, тем, кто должен остаться в родительском доме, и обязан быть их опорой в старости.

         – Ты наш будущий кормилец, – говорила мама и называла меня ласковыми именами.

         Я стеснялся. И говорил иногда:

         – Мама, мне неудобно, когда ты обращаешься со мной как с ребенком. Я уже взрослый.

         – Сколько бы тебе ни исполнилось лет, для меня ты всегда будешь моим маленьким, дорогим сыночком, – отвечала она.

         Что я мог сделать? Я горячо любил ее. И готов был отдать за нее жизнь.

Пять лет учебы не удовлетворили моей тяги к знаниям. Я хотел быть ученым, писателем. Меня пригласили на работу в научно-исследовательский институт истории, социологии и филологии. Зарплата была маленькая, квартиры в Грозном у меня не было, и я опять, как и в студенческие годы, сидел на шее у братьев. Несколько лет я состоял на учете в тубдиспансере, и меня не брали в армию. На этом можно было сделать белый билет, но при первой же возможности я пошел в армию. Накопив достаточный материал из армейской жизни, я вернулся домой, хотя и не увидел того, что ожидал.

         Меня пригласили на работу в родной университет, на кафедру вайнахской филологии. Начались сбываться мои мечты. Любимый город, любимая работа… Я молод и полон надежд. И дома все живы, здоровы.

         По направлению прошел собеседование в ИМЛИ имени М. Горького. Оставалось только приступить к занятиям в аспирантуре. Пожил немного в одном из общежитий МГУ. Но после развала СССР началась страшная инфляция, достигшая своей кульминации именно в эти дни. На свою зарплату, которая автоматически переходила в стипендию, я не мог прожить в Москве и нескольких дней. И в республике события начали развиваться со стремительной скоростью. Президент России Б. Ельцин объявил в Чечне ЧП.

Начались волнения. Дудаева не признавала Москва, а он объявил о выходе из РФ и о создании суверенного государства. Жизнь стала очень дорогой. Работы не было. А тем, кто работал, зарплата не выплачивалась. И в этих условиях у меня не было никакой возможности продолжить учебу в Москве.

Братья уже обзавелись своими семьями и не могли помогать мне, как раньше. Это было время серьезного испытания для чеченского народа на прочность. Руководство республики вело народ в тупик…

         Перед войной от продолжительной болезни умер мой отец. Это была суровая зима. Декабрь 1993 года. Отец был человеком мужественным и щедрым. Люди до сих пор рассказывают о том, как он в самые трудные времена помогал обездоленным, больным, старикам, вдовам и сиротам…

         Отец – большая опора в жизни. Мать – это любовь к жизни. Когда они живы, человек не так остро ощущает и осознает это. А после их смерти наступает полнейшая апатия к жизни и душевная пустота…

         Казалось бы, после окончания войны у Чечни были все шансы зажить цивилизованной жизнью. Но республика опять погрузилась во мрак. В это непростое время я работал заведующим районным отделом образования. Часто в доме даже хлеб не на что было купить. Не выплачивалась зарплата, не выдавались пенсии. А у меня уже росла дочь.

Мама болела недолго.

         – Я не боюсь смерти, – говорила она не раз. – Я пожила достаточно. Лишь две просьбы у меня к Аллаху: после смерти оказаться с вашим отцом в раю и чтобы Он послал Саид-Хасану сына…

         Мама умерла в самом начале второй войны, в ноябре 1999 года. (Ей было70 лет от роду). Федеральные войска, окружившие село, два дня не пускали нас на кладбище, чтобы похоронить ее…

         Не знаю, может, только больная спина не позволила мне тогда уйти в лес. Боль приходит неожиданно, так что я не мог ни сесть, ни встать. Бог миловал. Я пережил и вторую войну. У меня вышло несколько книг. Работаю главным редактором районной газеты. Союз писателей Чечни готовит к выпуску собрание моих сочинений. Я счастлив в браке. У меня пятеро детей: две дочери и три сына. Исполнилась мечта моей матери. Каждый раз, при мысли о ней, у меня на глаза наворачиваются слезы.

         Она была хорошей матерью. Дай Бог всем таких матерей, добрых, любящих, любимых. И дай ей Бог встретиться в раю с моим отцом и со всеми нами.

Аминь.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s