Марина Дробышева, Любовь Мосолова. «Дружит с небесами» (вдохновенное творчество Елены Бичевиной)

В последние годы в выставочных залах и галереях Петербурга активно представляет свои произведения художница Мариинского театра, член Творческого союза художников России IFA Елена Игоревна Бичевина. В конце минувшего года в галерее союза художников (Невский, 60) состоялась её большая персональная выставка под названием «Красный элемент». Произведения, представленные на ней, были настолько интересны, своеобразны и свежи, что вызвали позитивный резонанс у многих зрителей. Они отметили, что за каждой работой читается личность, талант, высокий уровень профессиональной культуры и богатый, самобытный опыт. Один из посетителей выставки написал в «Книге отзывов», что художница «дружит с небесами». Её картины действительно отличаются какой-то особой образной силой, темпераментностью, любовью к жизни и светлым мировосприятием.

Елена Бичевина уже двадцать лет работает художником в Мариинском театре, а за её плечами – высшее художественное образование, педагогическая деятельность, работа в качестве иллюстратора литературных произведений, художественный дизайн.

Как показала выставка, творчество художницы охватывает широкий диапазон видов и жанров изобразительного искусства, ей подвластны жанры портрета, пейзажа, натюрморта, тематической картины, а также сфера скульптурного творчества и художественной вышивки.

Персональная выставка Елены Бичевиной, как уже отмечалось, была названа «Красный элемент». Это не случайное название. В палитре художницы элемент красного часто акцентируется. Он отмечает не просто некое пристрастие автора к декоративному эффекту, который дает красный цвет. Семантика красного цвета ещё с древности имеет богатое содержание, чаще всего символизируя саму жизнь. В данном случае он, по-видимому, выражает креативность и яркость её восприятия реальности, индивидуальный метод работы, особый накал её творческого самовыражения.

В её творчестве значительное место занимает пейзажная живопись, в которой явлены художественные образы любимого Петербурга и ландшафтов его окрестностей. Созерцая любой из её городских пейзажей («Весна. Дорожный знак», «Никольский собор», триптих «Буддийский дацан», «Октябрь. Дворик», «Морозный день», «Дворик Андреевского собора», «Эрмитаж. Выборг. Солнечный день», «Парк Монрепо» и другие), видишь, что в них всё живет, движется, «поётся», нет ничего застывшего или бездушного. Метафорическое мышление художницы наделяет ландшафты и вещи качествами субъекта и позволяет ей вступать с ними в контакт, поэтому они и предстают одухотворенными.

Таковы, например, её картины «Дом с атлантами » и «Два моста». В первом пейзаже крупным планом представлен огромный серый дом с выпуклым, как бы «пузатым», фасадом, стоящий  на канале  в пасмурный день. Его образ подобен толстяку, который морщится и ёжится, недовольный петербургской промозглой погодой.

В пейзаже «Два моста» интересен мотив противопоставления очень разных мостов над рекой Мойкой. На переднем плане непосредственно перед глазами зрителя – классическая чугунно-узорная решётка моста, с которого открывается вид на текущую реку, тянущиеся вдоль неё набережные с разнообразными строениями, а вдали, будто аркой яркой радуги, навис над Мойкой совсем другой мост. Он напоминает гибкого акробата, изогнувшегося в особом алгоритме прыжков. Образы мостов «живут» в одном свето-воздушном пространстве, объединены движением и общим настроением.

Её городской пейзаж «Весна. Дорожный знак» привлекателен вниманием к малостям живой жизни: узкая асфальтовая набережная и масштабно центрированные деревья вдоль неё, а на самом первом плане справа – столбик со знаками перехода для детей. Образы деревьев созданы такими, что чувствуется, насколько глубоко под асфальтом они вросли корнями в землю; вместе с тем ощущаешь, насколько сильно они тянутся вверх, к весенним лучам солнца. На другом берегу реки дана почти символично вертикаль светлого храма, тоже обращенного к небесам. В её картине «Никольский собор» храм вырастает из снежных сугробов, словно могучий богатырь, а в пейзаже «Эрмитаж. Выборг. Солнечный день» даже беломраморная статуя на зелёном Эрмитажном холме Выборга представлена экспрессивной, что подчеркнуто не только характером движения линий, но и красными всполохом на строениях в более дальнем правом плане картины.

Знакомство с пейзажным творчеством Елены Бичевиной позволяет утверждать, что она умеет мастерски с помощью композиции, всех её элементов создавать особый духовный настрой, на который откликается чуткая душа зрителя. Способность художника наделять природу, разнообразные ландшафты качествами субъекта в поэтической форме высказал в своё время великий русский поэт Фёдор Тютчев:

«Не то, что мните вы, природа –

Не слепок, не бездушный лик.

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык».

Это вполне относится и к крымским пейзажам Бичевиной. В Крыму она искала не просто «красивый мотив», чтобы копировать его как таковой. Она пыталась всем существом ощутить яркое своеобразие изумительных ландшафтов этого уголка России, понять, как «работает» сама природа, уловить «логику» его форм, воздушной среды, света, красок. Ей открылся её «язык», её «душа», она обрела способность «беседовать» с её явлениями с их «небездушным ликом».

Диалог между природой и художником прочитывается в таких крымских пейзажах, как «Я пишу Ай-Петри», «Гора Кошка», «Гора Дива» и многих других работах. Возьмем, к примеру, картину «Гора Дива». На ней изображена большая стройная пирамидальная гора, вписанная в прямоугольную композицию с далекими голубыми небесами и огромным морем с его глубокой и таинственной синью. Образ горы отличается пестрым многоцветьем и контрастами. Однако, несмотря на это, в нем воплотилась целостность авторского восприятия видимого мира. Композиция вполне гармонична. Гора, как главный «персонаж», очень нарядна и выглядит словно блистательная оперная дива на роскошной природной сцене.

Как показали многие выставки, Елена Бичевина охотно обращается к сложному портретному жанру изобразительного искусства. Не каждый, даже профессиональный, художник способен постичь и выразить суть индивидуального характера, психологические черты и неповторимый облик той или иной личности. Ей это удается, о чём свидетельствуют «Портрет Насти», «Портрет Леры», «Портрет  Светланы Варфоломеевой в перчатках», «Портрет  Лазара», «Саксофонист», «Артистки кордебалета» и другие образы близких и любимых людей. Среди портретов особо значимое место занимает серия полотен, посвященная образам артистов Мариинского театра.

В этом отношении показателен довольно крупный групповой портрет «Артисты спектакля „Травиата“». В нём ощутимо передана атмосфера общения артистов в антрактах или после спектакля. В круговой композиции представлены тесно сидящие актёры в театральных костюмах; на них неровно падает искусственный свет; некоторые фигуры находятся в тени; на переднем плане – артист в шляпе, маске и ослепительно белой блузе, резко контрастирующей с черным пиджаком; в руках двух дам серебряные хрустальные фужеры. Эмоциональность живого общения выражается в позах, активности движений и жестов актеров, подчёркивается ломаной линией рисунка, контрастами в сочетании цветов. Художественная интерпретация театрального общения весьма выразительна и достоверна.

Серия полотен с персонажами Мариинского театра экспонировалась на разных выставочных площадках, в том числе в фойе Концертного зала этого театра.

Специально следует отметить, что Бичевиной присуща высокая живописная культура, способность работать в разной стилистике и творческой манере. Для её петербургских пейзажей, например, характерен тонкий хроматизм в сочетании с звучными декоративными аккордами. В последние годы – и это особенно заметно по крымским пейзажам – она стала работать в другой творческой манере. Художница темпераментно лепит форму цветом, применяя сочные, пастозные длинные мазки. Вследствие этого живописные полотна, не теряя объёмности и материальности форм, превращается в многоцветный нарядный ковёр с особой эстетической «звучностью». Природа и художник как бы «ликуют».

Пожалуй, самой крупной работой последнего, плодотворного для автора года, стала двухчастная тематическая картина – диптих «Танцующие Валькирии». Стихия танца, желание дать ему изобразительную интерпретацию давно влекла художников. Достаточно вспомнить «Вакханку» Скопаса, многие изображения Дионисийских празднеств или «Танец» Анри Матисса. Образ валькирий – воинственных дев скандинавской мифологии, которые поют и танцуют во время битв и уносят павших в бою храбрых воинов в небесную Вальхаллу – привлёк художницу, видимо, потому, что она с большим увлечением много раз участвовала в создании художественного оформления  вагнеровских опер в Мариинском театре.

Мифологический сюжет обусловил выбор особых художественных средств для воплощения образа танцующих дев. Это «мистический» колорит – сочетание сиренево-фиолетовых, тёмно-синих, бледно-розовых цветов (это как бы символ небесной Вальхаллы). На таком фантастическом фоне самозабвенно танцуют смуглые обнажённые девы с развивающимися волосами. Характер линий движения показывает, что здесь «энергия бьёт через край». Композиция цельная, хорошо организованная. Художница почувствовала и зримо выразила суть одного из кульминационных эпизодов эпического сказания, его поэтику и силу воздействия.

В настоящее время Елена Бичевина находится в расцвете творческих сил и можно выразить уверенность в том, что она создаст ещё немало замечательных произведений.

Фото: Художница Мариинского театра Елена Бичевина и ее произведения

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s