Максим Ким. В глухой самоизоляции

Более сотни дней и ночей  прошло со дня начала карантинного периода, а конца и края ему не видать. Весной этого года, когда только объявили о первой волне коронавирусной инфекции, казалось, что это временное явление. Но не успели слегка вздохнуть летом от вынужденной самоизоляции, как осенью снова «окопались» в своих квартирах.  

Чем были заняты все эти тревожные дни? Для нас, вузовских преподавателей, дистантом, дистантом, дистантом… Как будто мы все отправились в один бесконечный марафон. Хватит ли сил добежать до финиша? Во время этого бега на месте  ничего примечательного в жизни не происходит. Правда, иногда в голове рождаются какие-то темы и сюжеты, с которыми и хотелось с вами  поделиться.

О смерти и бессмертии

Сегодня с экранов телевизора много говорят и пишут о смерти от короновируса. Это оказывает очень гнетущее впечатление. Но вот читаю произведение Льва Толстого – незаконченное автором, известное под условным названием «Искания истинной веры», – в котором он, в частности,  пишет: «Я вырос, состарился и оглянулся на свою жизнь. Радости преходящи, их мало, скорби много, и впереди страдания. Смерть». Писатель прав, говоря о том, что радости в жизни человека мало. А чего много? Страданий? Телесных. Но есть еще никому невидимая духовная жизнь. Л. Толстой свои страдания сублимировал в бессмертные произведения. И этим не только освободился от них, но и приобрел такое желанное бессмертие души. Л. Толстой, видимо, лукавил, когда говорил, что впереди у него – только смерть. Впереди у него была вечная жизнь – вечная жизнь его книг. И все, что творилось в его душе, неоднократно было пережито и будет переживаться другими людьми. Именно ради этого и стоило жить. К чему я все это?

А к тому, что не нужно думать о грустном, а больше надо стремиться к сохранению своей души: в музыке, в слове, в рисунке, в любви… Видимо, жизнь нам на то и дана.

О времени и творчестве
В период самоизоляции собирался доработать все, что не удавалось раньше. С удовольствием достал свои старые записные книжки, недописанные рассказы и повести, научные статьи. Сел. Все аккуратно разложил и пришел в определенный ступор. Оказалось, что многие сюжеты устарели, идеи – одряхлели, а летучие записи на ходу просто покрылись пеплом былых лет.
В молодости тебе казалось, что у тебя вагон времени, что ты сможешь додумать и дописать все то, что когда-то не успел. Но на деле оказалось, что ты просто упустил многие свои возможности. В частности, свои литературные занятия. Не оттого, что ленился, а потому, что все откладывал на потом. К тому же с возрастом появились другие приоритеты и дела. Поэтому писать нужно тогда, когда еще полон сил и возможностей, когда свободен от всяких жизненных обязательств, когда заряжен творческой энергией, когда никто и ничто не может повлиять на реализацию твоих дерзких замыслов. Ведь мозги с возрастом изнашиваются от всякой ерунды, а восприятие мира становится однобоким. Поэтому зря, получается,  откладывал в долгий ящик свои замыслы. Сегодня, похоже, они никому не нужны. Стряхнув пыль со своих старых тетрадок, стал напряженно вглядываться в ночь. А вдруг: вдохновение посетит?

Начало нового дня

Начинается новый день. Кажется, что можно никуда не торопиться, не бежать на работу, не толпиться в общественном транспорте, а значит, часок другой можно сладко подремать в теплой постели. Но именно в дни карантина стараюсь не расслабляться. Поэтому как мантру себе твержу: «не спать, не лениться, не скучать, а работать». Иначе – застой. Помните, один поэт писал: «Душа обязана трудиться и день и ночь, и день и ночь». Что значит – трудиться? Для кого? Для чего? Для того, чтобы день был осмысленным и ясным, чтобы голова была занята не дурными мыслями, а полезными, чтобы тело не кисло, а была как натянутая тетива, чтобы, наконец, душа была открыта миру. Выглянул в окошко. Там солнце, перистые облака торжественно выстроились в ряд как на параде, далекая дымка над лесом… День начался. Пора впрягаться в работу.

Жизнь вне сообщества
Кажется, работы навалом: проверяешь студенческие работы, готовишься к лекциям, ведешь активную переписку, решаешь проблемы с нагрузкой преподавателей и т. д., а к концу рабочего дня испытываешь полную опустошенность, потому что ты весь день контактировал с бездушной машиной. Она, к сожалению, безучастна к твоим человеческим эмоциям. Выдает тебе сухую статистику, диаграммы посещаемости сайта, просмотра твоих лекций, а дальше – глухая пустота. Поэтому очень понимаю и своих коллег, и студентов, которые жалуются то на головные боли, то на психологическую усталость, то на какую-то перегруженность. Онлайн взаимодействие – хорошо, но все равно не хватает живых контактов с людьми. Когда сидишь в глухой самоизоляции, то придаешь почему-то особое значение каким-то самым незначительным звукам извне. Вот крик больного малыша послышался из нижних этажей, чей-то невнятный голос донёсся со стороны продуктового магазина, лай дворовой собаки захлебнулся в ночи, кто-то задумчиво замедлил шаги в опустевшей парадной… Такое впечатление, что мир потерял свои привычные границы бытия. И народ то ли от скуки, то ли от безделья повалил на улицы, хотя угроза заражения остается прежней. Люди тянутся друг к другу тогда, когда в чем-то нуждаются или когда хотят получить душевное тепло. Нет этого – нет сообщества. Мы все нуждаемся друг в друге, но многое ли делаем, чтобы эту связь не потерять? Рад тому, что некоторые из наших преподавателей организуют форму, круглые столы, квесты, приглашают на свои онлайн-занятия известных людей. Одни студенты издали вне рамок учебных занятий «Вирусную газету», другие, как я знаю, снимают из окон своих домов репортажи. Видимо, чтобы не сойти с ума от этой самоизоляции, нужно и дальше придумывать что-то такое необычное, чтобы даже в этой непростой ситуации радовать людей своим творчеством.

Только о позитивном

Хочется писать только о позитивных событиях, хотя сама нынешняя ситуация с каронавирусом к этому не располагает. Но все же, наверное, у каждого из нас какие-то радостные моменты в жизни происходят. Вот коллега по кафедре позвонил и в приподнятом настроении поделился своими впечатлениями от работы на платформе Tems. «Удалось и лекцию прочитать, и задания обсудить, и посмотреть на лица своих студентов» – довольным голосом рассказывал знакомый преподаватель. Хотя я прекрасно знаю, что именно этот профессор начинает работу с пяти утра. «Почему же так рано?» – поинтересовался я у него. Он ответил: «У меня же целых два курса. На каждом – по 100 человек. Вот и считайте, если каждый напишет хотя бы по одной страничке текста, то сколько времени должно уйти на проверку этих домашних заданий». А ведь таких предметов у моего знакомого аж целых пять. Но нет же. Вот освоил новую технологию, прочитал лекцию в интерактивном режиме, и снова – за работу. Именно за счет таких преподавателей, считаю, и держится сегодня вся образовательная система.
В эти дни всем нам приходится осваивать новые технологии и удобные коммуникативные каналы связи, чтобы только не потерять связи с близкими нам людьми, а также и со студентами. И каждое такое открытие приносит массу позитивных эмоций. Хорошо, если от каждого из нас будут исходить только такие флюиды!!!

А был ли день?
Сегодня, кроме мерцающего экрана монитора, ничего сегодня не видел. Даже телик не включал. Единственное, на что хватило времени, – выйти на балкон и размять свои суставы на свежем воздухе.
Тело весь день находилось в неподвижном состоянии. Но мысли о разном толпились в голове как очумелые майские коты, перескакивая с одного места на другое. От них не удавалось избавиться даже во время обеда. Удивительно, что при добровольной самоизоляции от внешнего мира, ты порой задыхаешься от обилия дел.
Неожиданно, как грибы после дождя, стали объявляться должники. Они как будто только сейчас пробудились от установившейся в мире тишины.
У одного из студентов незачетов оказалось целая дюжина!!! Читаю его сбивчивые объяснения. Ничего не понимаю. Советую ему определиться с приоритетами, составить график подготовки и, не суетясь, разгребать свои завалы.
На электронную почту, как на детектор лжи, робко прокрадываются просроченные курсовые работы. Прежде чем их читать, прогоняю их через систему «Антиплагиат». Машина не врет. Укажет на все заимствования. Я же, читая эти работы, пытаюсь найти хоть какие-то проблески мысли. И, бывает, нахожу. Значит, чтение не было бесполезным. Но главным событием сегодняшнего дня стали конкурсные студенческие работы. Здесь не нужно их подвергать экзекуции «Антиплагиата», потому что писали их не для галочки, а для удивления мира.
День прожит. Он запомнится усталостью, которую ощутил на кончиках пальцев, а еще – запахами первого снега.

О переоценке ценностей

Если отрубить все связи, не отвечать на звонки, не писать посты в Facebоok, не отвечать на электронные письма, не выходить с коллегами на видеосвязь, то что в твоем мире изменится? Наверное, все, так как без коммуникации с другими ты просто оглохнешь, ослепнешь, да и просто свихнешься от тоски. Но вот парадокс: и при наличии напряженного контакта с людьми в удаленном режиме ты все равно испытываешь нехватку общения. Почему? Наше общение в Сети – безлично.


Мы общаемся, чтобы обменяться последними новостями.
Мы участвуем в онлайн-конференциях и совещаниях, чтобы поглотить порцию служебной информации. Мы учимся или работаем в дистантном режиме, но и здесь каждый из нас выполняет только заданные ему функции.

Устав от всего этого формализованного и институционального общения, отправляемся в Сеть, чтобы там, как и на улице, вздохнуть свежим воздухом. Окунаемся в пучину этой виртуальной реальности, чтобы найти там живое слово, душевный отклик, поддержку и понимание. Но и здесь каждый сам по себе. Кто о чем хочет, о том и поет. А настоящего диалога как не было, так и нет.
Вот и получается, что, имея под рукой всевозможные каналы связи, мы по-прежнему нуждаемся в общении. Вопрос: в каком? Видимо, в простом дружеском общении. Не потому ли, когда повсеместно закрыли чайные и кафе, людям вдруг негде стало не только встречаться, но и общаться, разговаривать по душам. Мне кажется, что в нынешней ситуации именно это тяжелее всего переживается многими из нас. Казалось, соцсети могли бы заменить такие места. Но опять-таки: где-то ты можешь разместить свои фотографии и друзья откликнутся лайками; куда-то ты  сам войдешь, но без присутствия хозяина соцстранички чувствуешь себя непрошеным гостем; кого-то ты в друзья приглашаешь, а кто-то тебя. Но вот встретились два одиночества в Сети, а говорить им в принципе не о чем, потому что между ними нет ничего общего. Чувства общности, значит, всем нам сегодня не хватает. Общности взглядов, ценностей, увлечений, устремлений, интересов, то есть всего того, что и сближает людей. И остается только одно: семья. Не случайно во время любых долгих каникул каждый из нас только в семье может найти и тепло, и гармонию, и душевный комфорт, и отдохновение. Только в семье человек всегда может приобрести то, что во внешнем мире найти не может. Значит, главный урок, который мы вынесем из всей этой ситуации – переоценка всех наших прежних семейных ценностей. Для кого-то они откроются в общении с детьми и внуками, для кого-то с престарелыми родителями, а для кого-то со второй своей половинкой. В любом случае от ложных ценностей – откажемся, а истинные – оставим. 

Об авторе:

Максим Николаевич Ким – постоянный автор «Петербургского публициста», выступает с яркой, талантливой эссеистикой, которую с неизменной теплотой встречают наши читатели. Он – профессор, доктор филологических наук, заведующий кафедрой журналистики и медиакомуникаций Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Максим Николаевич родился в Ташкенте, срочную военную службу проходил корреспондентом в газете Балтийского флота «Страж Балтики». После службы учился на факультете журналистики МГУ, работал корреспондентом отдела науки и школьного образования в редакции газеты «Комсомолец Узбекистана», а в 1989 году поступил в очную аспирантуру факультета журналистики МГУ. Одновременно был сотрудником столичной газеты «Вечерняя Москва», специализировался на экономических проблемах мегаполиса. В 1992 году Максим Николаевич защитил кандидатскую диссертацию и стал заместителем главного редактора  международного корейского журнала «Коре Сарам». Он – член Союз журналистов, а в настоящее время является членом правления Санкт-Петербургского отделения Союза журналистов России.   С 1992 года М. Н. Ким работал на кафедре социологии журналистики СПбГУ заведующим лабораторией функционирования СМИ, был заместителем главного редактора научного альманаха «Невский наблюдатель», заведующим кафедрой журналистики Гуманитарного университета профсоюзов. В 2001 году  Максим Николаевич защитил на факультете журналистики СПбГУ докторскую диссертацию на тему «Интеграция творческих и технологических факторов в создании журналистского произведения».

М. Н. Ким – известный специалист в области журналистики и массовых коммуникаций, автор ряда книг, среди которых есть и фундамнтальные научные монографии.

Максим Николаевич Ким

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s